ГИПЕРБОРЕЯ: 2 раздел

 

Серикбол Кондыбай

 

ІІ раздел

 

Чтение знака абак

 

Первослова. Структура знака абак. Семантическая цепочка. Одушевление знака абак. Смерть. Песнь о нг. «Чтение» точки. Мать и дитя. Древние поколения. Абас. Абан и Абгаль. Алып – Альв – Эльф. Яблоко и абак. Происхождение слова Ұр.

 

 

О сходствах

 

Уже довольно давно внимание исследователей привлекло сходство некоторых слов казахского языка со словами древних и новых языков народов, разделенных с казахами (тюрками) временем и пространством, а также сходство сюжетов казахского фольклора с сюжетами мифологии чужих, древних народов. Эти сходства сначала вызывают удивление, а затем побуждают искать их причины. Однако пока еще никому не удавалось объяснить эти причины.

 

Например, рассмотрим несколько совпадений древнегреческого и современного казахского языков.

 

Древнегреческие слова

Их значение

Аналогичные казахские слова

Архе, архайос

Древний, изначальный

Арғы (Арғы – потусторонний, древний, изначальный. – Пер.)

Хаос

Зев, зевание, зияние, разверстое пространство, пустое протяжение

Қуыс (Қуыс – полость, пустота. – Пер.)

Бат, батос

Глубокий, бездонный

Бат, бату (Бату – тонуть. – Пер.)

 

 

Поражает совпадение сходства этих слов на двух уровнях (значение слова и его форма). Ряд таких сходств лексического фонда двух языков не ограничиваются этими тремя примерами, он с легкостью может быть продолжен.

 

Если обратиться к сходствам в мифоэпике, то казахские исследователи еще в 60-х годах указали на сходство событий в казахском героическом эпосе «Алпамыс» и в древнегреческой «Одиссее»: эпизоды возвращения неузнанного героя на родину, наказания претендентов на руку жены, встречи с родственниками и натягивания оставленного дома лука совпадают в деталях Также было отмечено детальное сходство сюжета о выкалывании Одиссеем единственного глаза циклопа Полифема и батыром Бисатом – единственного глаза великана Депегеза в огузском эпосе «Книга моего деда Коркута». Итак, имеются явные сходства, однако, отмечая их наличие, мы не способны объяснить их причины. И таких сходств немало, некоторые из них мы рассмотрим при случае.

 

Существуют также казахо-латинские, казахо-этрусские, казахо-индоиранские, казахо-хурритские, казахо-шумерские, казахо-германские сходства, но не было даже попытки объяснить их с научной точки зрения.

 

Почему такие попытки не были предприняты? В современной мировой науке, выросшей из пеленок европейскго рационализма, существуют определенные, данные априори условия, в рамках которых и рассматривается проблема тюрков (казахов). В соответствии с этими заранее заданными условиями отмеченные выше сходства просто невозможны.

 

Согласно современной лингвистике, тюркские языки возникли не ранее 2-1 тыс. до н.э., они являются чисто азиатскими, сформировавшимися в прибайкальских степях. В соответствии с априорными правилами, ни одна из культур каменного и бронзового веков не то что Средней Азии и Казахстана, но и прилегающих к ним территорий Южной Сибири и Саяно-Алтая, в научной литературе получивших названия афанасьевской, андроновской, карасукской (карасуйской), таштыкской и др., не является прототюркской. Ортодоксальная наука твердо придерживается этого мнения, несмотря на отсутствие в археологических памятниках неолита и бронзового века каких-либо сведений о языке творцов этих древних культур. В рамках данной парадигмы рассматриваемые нами сходства оказываются простой случайностью. Они не могут иметь никакого смысла в контексте условно принятого в науке определения территории и времени возникновения тюркского языка.

 

Однако число отмечаемых сходств со временем только увеличивается, рассматривать их и далее как случайность становится невозможным. Быть может, в основе этих сходств языков и традиций лежит очень древняя, неизвестная нам логика (причина)? В таком случае возникает необходимость отыскать еще неизвестные звенья, опосредующие, связующие территорию и время возникновения тюрков и территорию и время формирования упомянутых выше языков и традиций.

 

Например, попробуем связать шумеров и индоевропейцев с тюрками. Время и место появления шумеров в фокусе истории определены в научной литературе. Это – юг Месопотамии, конец 4 тыс. до н.э. Существует множество концепций о прародине и времени появления на исторической арене индоевропейцев, в целом, речь идет о промежутке 6-3 тыс. до н.э. и одном из ареалов в пространстве от Балканского полуострова до территории Украины включительно, иногда упоминаются даже центральные районы Анатолии. История тюрков, как принято считать, начинается во 2 тыс. до н.э. в регионе к востоку от Байкала. Кажется, молчаливая бездонная пропасть разделяет эти три даты и три ареала. Если мы отказываемся считать упомянутые сходства случайностью, то нам придется выполнить два условия.

 

Первое условие: интерпретировать археологические культуры гигантского пространства от Украины и Месопотамии до Байкала, т.е. древнейшие культуры Кавказа, Средней Азии, Казахстана, Ирана, Южной Сибири, в контексте вероятного древнего маршрута прототюрков с запада на восток.

 

Второе условие: следует отвергнуть аксиому о возникновении тюркского языка во 2 тыс. до н.э. к востоку от Байкала. Лишь в этом случае появляется возможность обсуждать отмечаемые сходства.

 

Необходимо отметить особые заслуги Олжаса Сулейменова в разрушении незыблемых догм лингвистики. Мы признаем этот его труд, несмотря на то, что отвергаем его современную политическую деятельность, стремление использовать свой авторитет «пророка» против казахского языка. Ортодоксальная научная лингвистика не приняла высказанные в 70-х годах мысли Олжаса о культурном родстве шумерского и тюркского языков, однако он стал знаменем для казахских исследователей, изучавших языковые и сюжетные сходства, стремившихся найти причины этих сходств. До выступления Олжаса в научном сознании доминировала догма советской науки, суть которой можно выразить словами «Казахи лишь после 1917 года были включены в пространство истории», поэтому сама мысль связать казахов с древнейшей цивилизацией шумеров через языковое родство была не то что крамольной, но и просто невозможной. Исследователи стали поднимать эту проблему после Олжаса, с получением независимости в 1990-х годах. За последние 10 лет были обнаружены самые невероятные сходства, однако научное их объяснение так и осталось в зачаточном состоянии. Поэтому опубликованный недавно труд О. Сулейменова «Язык письма» являетсянастоящей революцией в лингвистике. В этой книге на конкретных примерах показаны пути формирования языковых сходств, а также выдвинута новая идея об образовании слов. Это главное открытие книги – образование слов через знак.

 

Будущей науке еще только предстоит проверить предложенные О. Сулейменовым конкретные примеры словообразования, в настоящее время не существует эксперта, способного полностью охватить полностью, дать оценку этого научного труда. У нас есть некоторые сомнения по поводу конкретных примеров словообразования, но определить общий уровень исследования мы не способны из-за недостатка информации. Зато мы можем указать главное достижение, ключевую идею этой книги. Это – происхождение слов от одного знака. О. Сулейменов доказывает образование слов путем тысячелетних изменений «правил чтения» знака, являющегося кругом с точкой в центре, иллюстрирует эту идею убедительными примерами. Мы заметили, что возможности этого знака еще шире, чем показывает автор. Этот знак породил множество слов еще до того, как превратился в буквы алфавита. В своей книге мы будем рассматривать не буквы-знаки, а лишь один знак, наряду со способностью этого знака порождать слова, покажем его способность творить миф.

 

 

Самые первые слова

 

Казахи говорят. «У всех слов – единый корень, этот корень (первопредок) – бий Майкы» («Түгел сөздің түбі бір, түп атасы – Майқы би»). Если действительно все слова имеют единый корень, то можем ли мы узнать этот пракорень, праслово? Если мы нашли, пусть предположительно, это праслово, сможем ли мы использовать его? Поможет ли знание этого слова решить некоторые научные проблемы? Действительно, какое самое первое слово произнес первый человек на земле? Быть может, это плач младенца, только что появившегося на свет из материнского лона (іңгә)? Или это шипение змеи или ящерицы (ысыл)? Быть может, это рычание волка или собаки (ырыл) или же мычание коровы (маңырама) и мекание овцы (мөңіреме)?

 

Можно назвать два первоначальных слова, условно определяемых как «животное» и «человеческое».

 

Первое – «животное» слово – м. Например, мычание, мекание. От этого звука возникли слова м, ма, ме, мо, мө, мұ, мү, мә, мы, мі, ам, ем, әм, ом, өм, ұм, үм, ым, ім. Мы будем часто использовать это слова, т.к. большинство слов, привлекаемых нами в качестве примера образованы на его основе.

 

Второе – «человеческое» слово – нг. Это один из первых звуков, произнесенных человеком (пһ или ң). Мне трудно судить о других языках, но слова, используемые до сегодняшнего дня в казахском языке, побуждают выдвинуть именно это предположение.

 

Вспомним, какой звук издает казахский ребенок, придя в этот мир. Этот звук трудно передать в точности, тем не менее казахский язык звук, издаваемый младенцем, передает словом іңә или іңгә[i]. Следовательно, младенец плачет – іңәлеу, іңгәлеу. Основной звук здесь – самое обычное нг. Итак, первый звук, издаваемый дитем человеческим, – нг. Попробуем привести другие примеры: ыңылдау (напевать тихонько, «под нос»), ыңқылдау (стонать), ыңырсу, ыңырану (тихо протяжно стонать), еңкілдеу ( плакать взахлеб, всхлипывая), еңіреу, аңырау (плакать навзрыд, рыдать, реветь), аңқылдау (простодушно, откровенно говорить, смеяться). Все эти слова означают разные варианты звукоизвлечения и образованы на основе праформы ң (нг > анг > ынг > енг). Если продолжить этот ряд, то можно упомянуть слова мөңіреу (мычать), маңырау (блеять), мыңқылдау (бурчать, бормотать, гнусавить), міңгірлеу (невнятно говорить), маңқылдау (гнусаво, сопато говорить), күңкілдеу (невнятно говорить, выражая неудовольствие, брюзжать, недовольно бурчать, шушукаться), кеңкілдеу (громко смеяться), саңқылдау (говорить громко, ясно, пронзительным голосом), сұңқылдау (петь, говорить «как лебедь»), қаңқылдау (отрывисто скулить, резко взвизгивать, визжать, кричать протяжно, курлыкать, гоготать), шаңқылдау (ругаться, кричать), а также звукоподражательные слова тоңқ (негромкий глухой звук удара о небольшую полость), дүңк (отдаленный громкий звук, грохот, стук), таңқ, паңқ (открытый, зычный звук, грохот, стук), діңк (негромкий глухой звук), шіңк (писклявый, тонкий звук), қыңқ (жалобный звук), шыңқ (острый, писклявый звук), в которых основную роль исполняет праформа нг. Есть и другие примеры.

 

Казахские слова үн (звук) и ән (песня) восходят к этой же праформе (унг, анг). Итак, праформа «звука» нг участвует практически во всех словах, означающих звукоизвлечение.

 

Первоначальный вариант корня сөй в словах сөйлеу (говорить), сөйлем (предложение) и корня сөз (слово) в казахском языке – сонг: сонг > сөнг > сөй > сөз. Сұңқылдау (кричать или петь как лебедь или гусь). Очевидно сходство современных слов гонг, англ. song (песня), sing (петь), греч. фон (телефон, фонетика), тон и прототюркского сонг – сөз. Можно привести и другие примеры. Как нам кажется, мы смогли показать, что звук нг является одним из самых первых звуков и что он выполняет ведущую роль в образовании казахско-тюркских слов, «означающих звук».

 

Итак, в нашем распоряжении два первых слова, использованных людьми, М и Нг.

 

 

Структура знака абак

 

Самая простая и вместе с тем сложная геометрическая форма – это знак абак. Он является кругом с точкой в центре. Идеальный знак абак можно начертать, написать, высечь на плоской поверхности (на листе бумаге и другой плоскости).

 

Итак, мы базируемся на двух положениях.

 

Во-первых, знак абак – это «круг с точкой в центре».

Во-вторых, абак означает «полость или замкнутое пространство».

 

Эти два положения будут являться в дальнейшем изложении бесспорными, не требующими доказательств аксиомы.

 

Первым об Окружности и Точке заговорил Олжас Сулейменов[ii]. В своей книге «Язык письма» он так пишет о Неизвестном первом Жреце: «…Пытаясь начертить идеальный круг, жрец создает приспособление, которым мы пользуемся по сей день. Циркуль помимо окружности производил еще один не предусмотренный значок – углубление в центре от опорной точки» (Сулейменов О. Язык письма. Алматы – Рим. 1998.С. 42). Затем исследователь рассматривает основные идеи книги. Эти идеи таковы:

 

1. Именно «круг и точка» являются самым первым знаком, или, как мы его называем, знаком абак. Два самых первых слова связаны с этим знаком.

 

2. Все алфавитные знаки начинаются с этого знака абак, изучая эволюцию знаков, можно узнать и первичное, глубинное значение слов.

 

Эти две идеи мы признаем безоговорочно, наша собственное повествование о знаке абак начинается именно с этих идей. Олжас Сулейменов связывает значение этого знака только лишь с Луной (знак Луны), показывает его превращение в знак Солнца и далее в знаки письма на примере слов разных языков мира. Однако мы должны сказать, что Луна и ее знак представляют лишь один эпизод в творческой «биографии» «точки и круга», т.е. знака абак. Луна – это лишь одно из первых значений знака. Еще раз подчеркнем: «одно из первых». Были и другие значения, но нет никаких оснований выделять особо одно из них. Итак, мы, как и О. Сулейменов, начинаем свой анализ с аксиомы: «самый первый знак – круг с точкой в центре».

 

Итак, Абак – первый круг и первая точка. Что еще можно извлечь из этого утверждения?

 

 

***

 

Если абак – это геометрическая фигура, то составляющие энак круг и точка – элементы этой геометрической фигуры. Будучи реальными вещами, они должны иметь определенные названия. «Два самых первых слова» оказываются названиями этих элементов.

 

Круг и точка. Две геометрические фигуры, ставшие основой для одного «изображения». Или структура из двух простых элементов. Можно отметить следующие простые правила, связанные с этими фигурами.

 

Во-первых, каждая фигура (элемент) должна иметь собственное название (слово), т.е. два элемента – два слова. Во-вторых, название (слово) каждого элемента должно иметь простейшую структуру, т.е. слово это должно быть однослоговым (два звука – один гласный и один согласный).

 

Название круга – М.

 

Название точки – Нг.

 

Оба слова включат только согласные звуки, однако в реальной ситуации существование таких слов невозможно, поэтому они дополняются гласными звуками. Самый простой гласный звук – это А. Поэтому…

 

Название круга становится Ам.

 

Название точки – Анг.

 

А – это не единственная гласная, для образования слов могут использоваться и другие гласные – е, о, у, и. Соответственно изменяются названия круга и точки, например, ем, ом, енг, онг. Существуют и другие гласные. Если иметь в виду современную письменность казахского языка, то это ә, ө, і, ы, ұ, ү, а также не стоит забывать о звуках э, ю, я. Все эти гласные звуки могут быть использованы в названиях круга и точки. Мы будем и дальше использовать звук А в качестве, так сказать, «полномочного представителя» гласных для примера, чтобы показать общую модель.

 

Существует также порядок перехода согласных друг в друга. Звук М, являющийся названием круга, может изменяться в двух направлениях:

 

М > Б > П > Ф;

 

М > Н.

 

Звук Нг, являющийся названием точки центра, изменяется в нескольких направлениях:

 

Нг > Н > Л > Р (замена NLR); здесь сам звук н может меняться следующим образом: Н > М > Б > П > Ф;

 

Нг > Й > Д > Т; звук й может меняться следующим образом: Й > Дж > Ж > Ш > С; звук дж может меняться так: Дж > Г > К > Х (һ).

 

Теперь попробуем соединить названия круга и точки, чтобы получить название знака абак в целом:

 

М-НГ

 

Ам-Анг

 

Слова могут читаться в обратном порядке, это называют палиндромом. Существует несколько видов палиндрома:

 

1. полный палиндром слова: Ам-Анг > Гна-ма;

 

2. частный палиндром отдельных слогов: Ам > Ма, Анг > Гна, при сохранении порядка слогов получаем Ма-гна;

 

3. палиндром, при котором слога меняются местами: Ам-анг > Анг-ам;

 

4. полупалиндромы (один из слогов остается в прежнем виде, а второй замещается палиндромом): Ам-анг > Ам-гна, Ма-анг, Анг-ма, Гна-ам.

 

Если звук А в этих вариантах заменить другими гласными, то мы получим несколько десятков вариантов названия знака. Замещая согласные с учетом порядка их трансформации, получим сотни новых слов. Если попытаться учесть варианты, возникающие при одновременных изменениях гласных и согласных, то окажется, что первоначальное название знака породило не сотни, а тысячи слов. Таблица, включающая все эти варинты, сама по себе составила бы целую книгу, поэтому мы предпочли ограничиться показом простой технологии изменения звуков и образования слов.

 

Покажем примеры слогового палиндрома с изменением согласных:

 

Ам-нг > Нг-ам.

 

Если слово нг заменить другими вариантами согласных звуков, то получим следующие слова:

 

Нг-ам > Нам > Лам > Рам

 

Нг-аб > Наб > Лаб > Раб

 

Нг-ап > Нап > Лап > Рап

 

***

 

Нг-ам > Йам > Дам > Там

 

Нг-аб > Йаб > Даб > Таб

 

Нг-ап > Йап > Дап > Тап

 

***

 

Джам > Жам > Шам > Сам

 

Джаб > Жаб > Шаб > Саб

 

Джап > Жап > Шап > Сап

 

***

 

Гам > Кам > Қам > Хам > Һам

 

Габ > Каб > Қаб > Хаб > Һаб

 

Гап > Кап > Қап > Хап > Һап

 

***

 

Если в этих словах гласная а будет замещена звуками е, у, ы, и, о, а также э, ә, ю, я, і, ұ, ү, ө, то на основе приведенных слов могут быть образованы сотен новых слов. Таким образом, первоначальное слово Нг-ам с течением времени породило не десятки и сотни, а тысячи новых слов. Мифологические имена и понятия, а также значительная часть простых слов в современных языках сформировалась на основе вариантов фонетических изменений одного слова. Нет возможности перечислить их все до одного, поэтому мы будем приводить лишь некоторые их них по мере необходимости.

 

Нг исполняет роль конкретизирующего (уточняющего), придающего форму слова. Мы отметили возможные фонетические варианты этого слова, все эти варианты также являются конкретизирующими, придающими форму, облик словами. Это – закономерность, правило языка.

 

 

Абстрактный знак абак, или Что такое семантическая цепочка?

 

Знак абак – это простая геометрическая фигура, графический рисунок. Попробуем представить его как реальный предмет. В этом случае изображенный на бумаге или высеченный на камне знак абак обретет в наших глазах особый «характер и жизнь». Восприятие и знания ученого недостаточны для понимания этой особой формы жизни, поэтому необходимым окажется форма мифологического мышления.

 

Мифологическое мышление – это творческое действие, сопрягающее конкретность бытия и внутреннее сознание-восприятие. Оно реализуется лишь при интерпретации реально существующих объектов и явлений через знак (символ). Конкретные объекты и явления, не утрачивая своей реальности, превращаются в знаки (символы) других предметов и явлений. Мифологическое сознание напоминает язык загадок, знаков-намеков (код), для понимания которого необходим «ключ».

 

Абак или знак абак – это «реальная» структура, как и всякая другая структура, он состоит из элементов. В знаке абак таких элементов, составляющих структуру абака, – два – Круг и Точка. Однако структура (как показал К. Леви-Стросс), это не только простой и устойчивый скелет (остов) некоего объекта, но и система правил, связанная с элементами структуры. Взаиморасположение Круга и Точки основывается на определенных правилах. Итак, существует система взаимосвязи, взаимоотношений, взаиморасположения этих двух элементов.

 

Главнейшее среди этих правил – это бинарная оппозиция двух элементов, т.е. их «противостояние, противоположность». Условно мы будем называть ее «парой противоположностей».

 

Пара противоположностей – это, например, противоположность холод – тепло, высокий – низкий, правый – левый, верх – низ, твердый – мягкий. Число таких парных противоположностей велико, нет необходимости пытаться перечислить их.

 

Итак, элементы знака абак – Круг и Точка – это противоположные друг другу «предметы». Сами по себе, лишенные пары, они ничего не значат, поэтому, несмотря на свою противоположность, они являются неразделимой, амбивалентной парой элементов.

 

Если мы будем уподобим знак абак доске для казахской национальной игре тоғыз құмалақ (девять катышков) с «гнездами» (домами, ямками) для катышков, то Круг и Точка будут являться отдельными «гнездами». Попробуем положить в эти два пустых «гнезда» конкретные предметы. Наш круг пусть предстанет водой, а точка в качестве парной противоположности – огнем. Противоположность воды и огня и их взаиморасположение предполагают какое-либо объяснение, интерпретацию. Эта интерпретация или «чтение» знака абак составляет систему мифологии. Попробуем придать воде и огню конкретный одушевленный характер, так что вода и огонь обретут облик каких-либо живых существ. Противоположность воды и огня предстает теперь в новой мифологической ситуации.

 

Заменим «гнезда», пусть круг теперь означает огонь, а точка – воду. Мифологическая ситуация вновь изменилась и требует создания нового мифа.

 

Пару объектов можно заменить другой парой. Требуется лишь, чтобы объект, заменяющий прежний, был созвучен ему. Пару «огонь и вода» можно заместить парой «женщина и мужчина», «мать и дитя», «змея и птица», «змея и дерево» и даже «корзина и младенец». Этот список пар противоположностей можно продолжать до бесконечности. Каждый новый вариант пары противоположностей создает новую мифологическую ситуацию и новый миф. Таким образом, с каждой заменой (дополнением) пары объектов на прежний миф наслаивается новый, формируется сложный, ступенчатый, иерархический мифологический комплекс. Однако, несмотря на все замещения и дополнения, несмотря на наслаивания все новых и новых мифов, первоначальная структура – взаимоотношения круга и точки – сохраняется без изменений.

 

Знак абак является плодом мифотворчества. Возникший случайно, со временем он превращается в объект творческого осмысления первого Жреца-Гиперборейца. До формирования первой реальной письменности (алфавита) и письменной культуры, первый Жрец и тысячи поколений жрецов, продолживших его дело, занимались созданием все новых мифологических ситуаций, в основе которых всегда оставался знак абак, путем новых замещений пары его элементов (объектов). Этим элементам давались имена (названия), путем сложения имен создавались новые слова. Так, «чтение» знака абак стало источником общей для большинства человечества системы письменности и общего лексического фонда.

 

Абак или знак абак – мифопоэтическая модель (структура, остов), поэтому необходимым условием, как для любой мифопоэтической модели вообще, является существование связанных между собой параметров. В качестве основных параметров можно указать следующие:

 

Элементно-компонентные параметры

Элементы, составляющие знак абак

Временной

Знаку абак и его элементам придается временной характер, например, рано – поздно, день – ночь, до – после и др.

Пространственный

Знаку абак и его элементам придается пространственный характер, например, запад – восток, верх – низ, большой – малый, внешний – внутрений, дверь – төр (Төр – наиболее почетное место в глубине помещения лицом к входной двери. – Пер.), середина – внешняя стена, внутренняя часть – оболочка и др.

Качественный

Знаку абак и его элементами придается качественный характер, например, хороший – плохой, теплый – холодный, злой – добрый, мягкий – твердый, огонь – вода и др.

Цветовой

Знаку абак и его элементам придается цветовой характер, например, белый – черный, желтый – черный, красный – коричневый и др.

Зооморфный

Знаку абак и его элементам придается зооморфный характер, например, змея, дракон, птица, лошадь, собака, лягушка (черепаха) и др.

Фитоморфный

Знаку абак и его элементам придается растительный характер, например, дерево, цветок и др.

Вегетативный

Знаку абак и его элементам придается вегетативный характер, например, рост, укоренение, цветение, распускание листвы, набухание почек, засыхание и др.

Анатомический

Знаку абак и его элементам придается анатомический характер, например, голова – конечности, сердце, материнское лоно, половой орган, женская грудь, рука, легкое, глаз, нос, рот и др.

Человеческий

Знаку абак и его элементам придается человеческий характер, например, мужчина – женщина, мать – дитя, отец, потомство, род, юноша, старец и др.

 

 

Этот перечень может быть продолжен. Таким образом, в тех случаях, когда мы говорим о знаке абак как мифологическом «организме», следует иметь в виду его качества и показатели, перечисленные здесь.

 

Существует понятие «мифологический код», связанное с мифо-поэтическим сознанием.

 

Есть несколько определений слова код. Применительно к нашей ситуации, код – это система условных обозначение и сигналов для передачи информации. Эот термин, не подчиняющийся закону сингармонизма в казахском языке, неблагозвучен. В связи с этим возникает необходимость заменить этот термин другим условным названием. Мы будем использовать искусственное слово ымдақ, потому что средний казах, хорошо понимающий общеказахские слова ым, емеурін (намек, знак), поймет и значение слова ымдақ. Итак…

 

Ымдақ (код) – это система специальных условных знаков (ым-белгі, ым-таңба) для передачи необходимой информации.

 

Таким образом, мифологический код – это мифологический ымдақ. (Пояснение автора для читателей оригинального казахского текста. В русском переводе мы будем использовать устоявшийся в русском научном языке термин «код». – Пер.) Различают цветовой, химический, пищевой, растительный, животный и др. коды. Поскольку знак абак является структурой из двух элементов, связанные с этими элементами пары определенных понятий, объектов и явлениий (пары противоположностей) составляют особую кодовую систему. Отдельные элементы таких кодов во многих случаях имеют устойчивые, зафиксированные значения и через эти значения могут сопрягаться с различными кодовыми системами. Если каждая пара противоположностей, введенная в знак абак, является кодовой системой, то между отдельными элементами этих кодов формируется «система соответствий». Вместе с тем, конкретные элементы кодов обретают характер классификаторов, способных условно-символически описывать определенную ситуацию. Они могут также объединяться в целые комплексы, охватывающие разные аспекты мира (бытия). Выстраиваются «цепочки соответствий», например, определенный элемент – определенная стихия – определенный цвет – определенный сезон года – определенный участок ландшафта – определенное животное – определенное растение – определенный металл… Иногда такие цепочки называются семантическими цепочками.

 

В качестве примера рассмотрим упомянутые выше понятия яйцо, материнское лоно, пещера. Если предварительно задать принцип (значение) «полое пространство», то можно увидеть, что яйцо ассоциируется, т.е. соответствует материнскому лону, материнское лоно – пещере. Возникает семантическая цепочка: яйцо – материнское лоно – пещера. Попробуем продолжить эту семантическую цепочку.

 

Круг

Точка

Вода

Огонь или эародыш Земли

Женщина

Мужчина или сын

Пещера

Человек или очаг в пещере

Материнское лоно

Семя или эмбрион в материнском лоне

Скорлупа яйца

Желток яйца

 

 

Конкретные понятия, занявшие места элементов «круг» и «точка» знака абак, составляют определенные пары противоположностей, при этом один из элементов каждой пары соответствуют одному элементу другой пары, таким образом, формируются две цепочки соответствий: а) круг > вода > женщина > пещера > материнское лоно > яйцо; б) точка > огонь или зародыш земли > мужчина или сын > человек или очаг в пещере > семя или эмбрион в материнском лоне > желток внутри яйца. Используя разные коды, можно попытаться произвести от этих цепочек новые цепочки.

 

Социальная цепочка:

 

Круг

Точка

Женщина

Младенец

Глава семьи (в условиях матриархата)

Члены семьи, потомки

Вождь рода (в условиях матриархата)

Родовое общество, народ

Праматерь рода, дух-покровитель

Предки

Повелитель (-ница) страны мертвых

Умершие предки

 

 

Цепочка очеловеченного пространства:

 

Круг

Точка

Пещера, дом

Люди, члены семьи внутри дома, пещеры

Родовая, племенная территория

Члены рода, племени

Страна, государство (в качестве пространства)

Народ

Территория обитания человечества (ойкумена)

Человечество в целом

Поверхность земли, земного шара

Живые существа, обитающие на земле

Отдельные миры (верхний, средний, нижний)

Существа, населяющие отдельные миры

Космос в целом

Все живое

 

 

Цепочка смерти:

 

Круг

Точка

Могила, захоронение, некрополь

Труп в могиле

Страна предков (и праматерь, покровитель рода)

Духи мертвых предков

Страна, мир, царство мертвых (и ее повелитель)

Умершие, духи

Нижний мир

Существа нижнего мира

 

 

Можно продолжать выстраивать такие семантические цепи при условии наличия пар противоположностей, соответствующих двум элементам знака. Во многих случаях соответствия в цепочке «круг-точка» образуют единую цепочку. Это характерно для периодов, когда «чтение» знака абак было забыто, остались лишь его отголоски. Самое главное, соответствия как в отдельных видах цепочек (соответствующих кругу и точке), так и в соединившейся цепочке (соответствующей знаку абак) могут быть переданы одним словом.

 

Яйцо

Латинский язык сохранил слово обо

Материнское лоно

В тюркских языках женский половой орган называют *am, *amak (праформа *mk). По-латински амо – «люблю», Амур – бог любви.

Пещера

В древнеславянском языке сохранилось заимствованное из тюркского языка слово капище (капыг – апыг – абак). Древнее значение слов қапығ, қапы, означающих в современных тюркских языках ворота, – пещера. Существуют также слова кеуек, қауақ (пористое, пустотелое). (Каз. кеуек, қауақ также означает «бутон», «тыква-горлянка, из которой в частности изготавливают сосуды». – Пер.)

Мать, женщина, самка

Можно привести такие слова тюрко-монгольских языков, как аба, апа (мать), абысын (женщины одного рода по отношению друг к другу), әпке (старшая сестра), әбзи (бабушка). Следует также упомянуть мифологическую праматерь Еву (Хава, Хауа).

Ребенок, сын, человечество

Может быть реконструировано благодаря именам Аполлон, Аваллах, Яфет, Аплу, Авель-Абиль.

Дом, семья

Тюркские слова үй, ой, об, оба, аб.

Род, племя, народ

Оба, монг. обох (род), турк. омақ, аймақ. Можно попробовать сравнить лат. обо (яйцо) с тюрко-монгольским обоқ, омоқ (семя, род).

Мир, космос

Это значение сохранилось лишь в маньчжурском языке и мифологии: апку – космос, также можно привести греч. хаос (хабос – абос).

 

 

Эта семантическая цепочка считается в мифологии постоянной, поэтому при рассмотрении определенных мифологических понятий, терминов и имен, восходящих к праформам со значением «абак – круг с точкой в центре», можно при необходимости использовать любое понятие из этой цепочки.

 

Эта семантическая цепочка не является завершенной. Она может быть продолжена на основе определенных качеств.

 

Итак, Аб (Абак) – это круг с точкой внутри. Аб (Абак) – «полость, замкнутое пространство». Поэтому эта фигура может порождать абстрактные понятия.

 

Аб или Абак – материнское лоно.

 

Аб и Абак – пещера. Абзар, апан (каз. яма, волчья нора, берлога).

 

Аб или Абак – дом и семья. Сюда относятся слова об, аб, ев, эв в тюркских языках со значением дом.

 

Аб или Абак – человеческий коллектив; народ, род-племя, страна, человечество. Слова обо, обох, опа, оба, абақ, аймақ, омақ, оймақ в тюрко-монгольских языках означают род, племя.

 

Аб или Абак – могила, кладбище и мир мертвых. Это видно из слова қабір (могила, захоронение).

 

Аб или Абақ – город, стоянка. С этим значением связано слово абад, а также слова кабак, кабина, кабинет, кабаре, қабырға (стена, ребро), кепе (лачуга, времянка, шалаш).

 

Аб или Абак – мир, космос, вселенная; верхний, средний и нижний миры. Слова әлем (ғалам, алам), монд (мундо), мир, космос, хаос восходят к разным вариантам названий знака абак. *am-ang > *am-al > *al-am; *am-ang > *m-ong > *mon(d); *am-ang > *am-ar > *m-ir; *(h)ab-ang > *(h)ab-as > *hauos > *haos; *(k)ab-as — *am-as > *kouos — *amos > * kos-mos. Другие примеры.

 

Жапан (ябан) – каз. открытое пространство, степь (слово считается персидским по происхождению, однако очевидна прототюркская основа).

 

Апас – мировые воды (индийская мифология).

 

Тапас – мировой огонь (индийская мифология).

 

Апи – персонификация нижнего мира, водного мира (скифская мифология).

 

Абка – небо (маньчжурская мифология); дэргт абка – высокое небо, амба абка – большое небо, абкай хань – небесный царь, абкай – дух неба.

 

Абзу, Апсу – подземный океан пресных вод или мировой океан (шумеро-аккадская мифология).

 

Аваддон – адская бездонная прорва, пожирающая, проглатывающая, бесследно прячущая могила (иудейская мифология).

 

Аврага, аврг, аварга, аврһ, абарга – огромный, большой, мировой (монгольский язык и мифология). Аврага дзагасан – огромная мировая рыба, Аврага могой – мировая змея.

 

Авга, овгон, эбуген – бабушка (монгольский язык и мифология). Цаган авга – богиня-хозяйка Земли и Воды.

 

Табити – богиня огня (скифская мифология):

 

После обретения понятием абак-пространство и абак-человек/люди единого социально-пространственного характера, оно стало источником новых значений, связанных с человеком и мировоззрением человеческого коллектива. Человеческие переживания о смерти и потустороннем мире порождают систему мифологических воззрений о «жизни в потустороннем мире». Обычно человек, описывая другой мир, опирается на собственное восприятие, мировоззрение сформировавшей его среды. Теперь могильная яма, в которой захоронен человек, становится абак, кладбище – это абак, потусторонняя страна предков, куда отправляется умерший, – это также абак.

 

Человек на основе таких представлений создает свое первое мифологизированное «учение» о возникновении мира (космогония). Согласно простой логике, если «человек выходит на свет из абака – тесной материнской утробы, замкнутого пространства», то и «весь мир возникает из тесного, замкнутого пространства, похожего на изначальную утробу-абак». Таким образом, первоначальная форма-модель мира – протокосмос – это абак в форме пещеры или яйца.

 

 

Движение знака абак

 

Точка в центре круга во многих случаях изображается как отрезок. Иногда вертикальный и горизонтальный отрезки, накладываясь друг на друга, составляют скрещенные линии – крест.

 

Любая вещь имеет два состояния. Первое – это относительно устойчивое, спокойное, дремлющее состояние. Вещь, объект не движется, т.е. находится в статическом состоянии. Второе – состояние движения, изменения, действия. Такое состояние называют динамическим.

 

Итак, перед нашими глазами находятся круг и точка. Круг – это замкнутый мир, его можно сравнить с первоначальным – неподвижным, дремлющим – состоянием пространства и времени. Жрец растягивает точку в центре круга, превращая ее в отрезок. Удлиняясь, этот отрезок упирается в линию круга. Если отрезок, удлиняясь в одну сторону, пересекает линию круга, то удлинившийся в двух направлениях отрезок рассекает круг пополам. «Превращение точки в отрезок» кажется простым графическим действием, однако оно означает начало движения.

 

Если точка – это мертвец (өлік), то отрезок – это живое существо (тірік[1]). Если точка – это семя (ұрық[2]), то отрезок – это растущее дитя, зародыш (тумақ[3]), потомство (ұрпақ). Если точка – это угли (шоқ), то отрезок указывает на «разгорание углей, появление пламени». Это сопоставление может быть продолжено. Необходимо лишь научиться рассматривать круг и точку в качестве определенной вещи или явления, потому что древний Жрец именно так видел, читал и понимал знак.

 

Движение – форма существования материи, расхода энергии, мы можем и абак рассматривать как «мифологическую материю». Следует понять, что возникновение представления о движении в знаке абак повлияло на словообразование. Движение – основа словообразования через знак абак и формирования мифологического мировосприятия. Поэтому мы рассматриваем его как одно из главных правил интерпретации знака абак.

 

Превращение точки внутри круга в отрезок следует понимать как переход статического состояния в динамическое, т.е. начало движения, действия. В этом случае морфемы, являющиеся праформами – названиями точки в центре круга, должны стать грамматическими структурами, указывающими на движение и действие. Так оно и есть. Казахский (тюркский) язык во множестве сохранил односложные глаголы.

 

Правила:

 

Почти все глаголы, передающие движение, восходят к названию «точки в центре круга» – слову Нг и его фонетическим вариантам, рассмотренным выше.

Основные словообразующие суффиксы и окончания в языках также восходят к слову Нг и его фонетическим вариантам.

 

 

Одушевление знака абак

 

Мы уже отмечали, что первая праформа абака означала «материнское, женское лоно». Знак абак, обладая значением «полость, замкнутое пространство, порождающее жизнь», приобретает также значение «дающий жизнь», «мать», «женщина». Такие слова современных тюркских языков, как апа, аба, ана (мать), абысын (жены родственников, снохи одной семьи, рода по отношению друг к другу), әпке (старшая сестра), әби, ебей, ебейін, ебене, ебесін[4], – это следы метаморфоз древнего значения. Понятия «абак – мать» и «абак – женщина», в свою очередь, порождают понятие «абак – человек», которое было конкретизировано в отдельных примерах:

 

Аб или Абак – «человек» вообще;

 

Аб или Абак – «отдельный человек, индивид»;

 

Аб или Абак – «одна семья», «род, племя», «люди». Понятия опа, об», обақ (монг. обох), омақ, аймақ в тюркских языках со значением «род» восходят к этой праформе *abили *abak-. С этим же значением связано происхождение этнонимов абак-керей, уак, шапырашты, исторических этнонимов авар, савир, апарндай, апр, названий мифологических «этносов» или «субэтносов» абгаль, абарис, абаасы.

 

Понятие «абак – человек» в семейно-бытовой системе порождает понятия «абак – мать», «абак – отец, дед», «абак – дитя, сын». Примерами трансформации этого значения являются имена персонажей иудаизма, христианства и ислама Авеля-Абыла, праматери Евы-Хауа (Хавва < аба), аккадское слово аплу (сын), Аполлон греческой и Аплу (имя переводится как сын) этрусской мифологий, Абулджа в тюркском мифе.

 

 

Абак-поколения

 

Абак – человек, абак – космос, абак – дом. Это лишь три из множества значений рассматриваемого знака абак.

 

Абак – мать и дитя; Абак – семья; Абак – род, племя, страна.

 

Попробуем придать абаку временной характер, в т.ч. характер «прошедшего времени».

 

Мы показали, что слово аб (абак) обладает наряду со значениями «старший по возрасту», «старый», «родители», значением «первоначальный, изначальный, основной, первый, древний». Попробуем теперь связать эти значения с рассмотренным ранее «человеческим» значением абака.

 

Абак – «мать и дитя» теперь оказывается «первоначальная мать и дитя». По этому образцу:

 

Абак – «семья» > «первоначальная семья»; абак – «род, племя» > «первоначальный род, племя»;

 

Абак – «страна» > «первоначальная страна».

 

Рассмотренные ранее значения приметно изменились. Новые значения таковы:

 

а) «первочеловек»,

 

б) «первопредок, праотец или праматерь»,

 

в) «первое, первоначальное поколение людей»,

 

г) «первоначальный род, племя, страна, народ».

 

Эти значения могут быть рассмотрены через различные варианты чтения знака абак. Мы использовали эту возможность и выяснили, что среди разных вариантов чтения праформы *ab-*ak (*am-*ak), *ab-*as (*am-*as), *ab-*at (*am-*at), *ab-*al (*am-*am), *ab-*ar (*am-*ar) более всего соответствуют значению «первое, первоначальное, древнее поколение (потомство)».

 

Как следует понимать «изначальное, первоначальное поколение»? Это выражение может пониматься в контексте мифов об антропогенезе, теогенезе или смешанном мифе об антропо-теогенезе, а также в мифо-эпическом, мифо-генеалогическом и даже мифо-квазиисторическом контексте.

 

Антропогенез в мифе

Первое поколение потомства супружеской пары перволюдей в мифологии

Теогенез в мифе

Первое-второе поколение богов

Антропотеогенез

Первые поколения богов и людей

Мифо-эпос

«Первоначальная страна» в мифоэпосе

Мифо-генеалогия

Мифологические первопредки определенного рода, народа

Мифо-квазиистория

Герои, первопредки, от имени которых произошли названия исторических племен и этносов в героическом (классическом) эпосе и более поздних родословиях (эпонимы).

 

 

В чистом виде образ таких первопоколений не сохранился ни в одной мифологической традиции, обычно он обладает смешанным характером. Поэтому при рассмотрении подобных образов и понятий в фольклоре удобно сначала реконструировать эти характеристики (свойства) по отдельности, отталкиваясь от связанных с ними особенностей, а затем уже объяснять их в общем.

 

 

Смерть и Абак

 

Когда человек начал хоронить своих умерших близких, он представлял потусторонний мир как имеющий схожую – с его собственным, реальным миром – модель, но отличающийся от него в качественном отношении. Если могила стала «домом мертвеца», то комплекс захоронений в целом , кладбище рассматривалось как модель мира.

 

Если знак абак означал дом и семью в доме, то в контексте темы смерти он стал означать могилу и мертвеца в могиле. Так возникла новая семантическая цепочка.

 

Этот мир

Потусторонний мир

Дом или пещера

Могила, кладбище, некрополь

Человек

Мертвец, аруах

Своя страна

Страна мертвых

Предок в генеалогии

Повелитель страны мертвых

Дом вождя, дворец царя

Дом, дворец повелителя страны мертвых

 

 

Итак, названия знака абак теперь получили значение «потусторонний мир», «мертвецы»: абак – могила > потусторонний мир > страна мертвых.

 

Абак в контексте «темы человека»:

 

· человек > мертвец > аруах;

 

· род, племя > мертвецы > народ умерших предков.

 

Абак в пространственном контексте:

 

· страна мертвых > нижний мир;

 

· страна мертвых > западное или северное направление.

 

Итак, мы определили мифо-географическое направление «мира мертвых»: в вертикальной модели мира он находится в нижнем мире, в горизонтальной модели мира – на «дальнем западе» или «дальнем севере». Именно там располагается потусторонний мир почти во всех мифологических традициях.

 

 

«Диалог» с абаком

 

Еще одно семантическое гнездо, восходящее к знаку абак, связано со словом, речью. Приведем некоторые известные примеры для иллюстрации этой мысли.

 

Принято считать, что слово хабар (сведения, новость, сообщение) вошло в наш язык из арабского или персидского языка. Мы не собираемся оспаривать это мнение, однако следует отметить происхождение этого слова от знака абак.

 

Хабар – слово > *k-*abar > *ab-*ar, т.е. первоначальная основа – абар. Звук исходит лишь из полого пространства: человеческая глотка, легкие, труба, керней, домбра, кобыз, колокол – все это полости, таким образом, абак – знак «полого пространства» – повлиял на создание понятий, связанных со словом. Круг – аб, точка – ар, поэтому ар (звук, рычание, лай) выходит из «круга» (глотка, грудная полость). Интерпретация, «чтение» точки как звука (үн, ыс, ыр) позволяет придать знаку абак в целом значение «слово». Такая направленность интерпретации знака абак присутствует и в других мифо-лингвистических традициях.

 

Вач – «богиня слова» в древнеиндийской мифологии, персонификация слова, речи. Не углубляясь в ее мифологический характер, сосредоточимся на ее имени. Слово вач (Vac) переводится как слово, речь: vac > *v-*ac > *av-*ac > *ab-*as или *ab-*ak. Таким образом, это понятие также восходит к знаку абак. Есть казахское слово, похожее на имя Вач (вач < өс < өсек (Өсек – в совр. каз. языке «сплетня». – Пер.)). В древнегреческой мифологии Осса – персонификация молвы и слухов. Исследователи указывают на родственность имени Ossa санскритскому слову vak, латинскому vox со значением голос, казахское өсек следует включить в этот ряд: *osek > *os > *ouos > *ou-*os > *ab-*as.

 

Русское слово слово образовано по этой же модели: slovo > *s-*olov или *so-*lovo, здесь слова *olov или *lovo возникают в результате полного или слогового палиндрома слова *ov-*ol > *ab-*al.

 

Слово эпос в древнегреческом языке означает слово, речь: еpos > *ab-*as.

 

Эту логику словообразования подтверждают казахские слова сөз саптау ( выражение, стиль, сап-тау – насаживать на рукоять, сап – черенок, рукоятка, ряд, строй), сапыру (взбалтывать черпаком, остужать, сөз сапыру – разглагольствовать, краснобайствовать), сыб-ырлау (шептать), Сыпыра жырау сып берме («Жырау Сыпыра, ловкий (хваткий, юркий, гораздый) на слова», сказитель Сыпыра – фольклорный персонаж, сказитель древности, очевидец всей казахской истории, наставник казахских жырау. – Пер.), сып-сың (молва, сплетня), сым-пылдау (быстро, легко, проворно лететь, красиво взмахивать крыльями, переворачиваться в воздухе). Обратимся к словарю М. Кашгари[5] для лучшего понимания этой праформы: сав – пословица-поговорка, сав – эпос, сав – повествование, сав – письмо, сообщение, книжка, сав – слово, сав – новости, савшы – посланник, посредник между невестой и женихом, сватами, савшы – пророк, посланник, вестник Божий.

 

Все это древние варианты современных казахских слов сөз, саптау, сыбыр. Это слово также восходит к знаку абак: sav > *s-*av > *ab. Здесь лишь круг знака абак (слово аб) означает «слово», а чтение знака в целом – *ab-*ar > *ab-*ir > *sav-*ir, т.е. сапыр, сыбыр. В казахском языке есть слова кеп, кебі (облик, ипостась), гәп (мұнда бір гәп бар – «здесь есть (скрывается) некий ғәп», т.е. причина, суть ), а также күбір (шепот). В этот ряд можно включить узбекское гәпіру (говорить), каз. көпіру (болтать) и русское говорить (күбүр ет), говор: говор > көпір > гәпір > *k-*ovor > *ov-*or > *ab-*ar.

 

Слова дауыс (голос), дыбыс (звук) также восходят к знаку абак: *dauis, *dіbіs > *d-*auis или *d-*ibis > -au-*is, *ib-*is > *ab-*as. К точке восходят понятия үн (звук), ән (песня), ыр / жыр (эпос, сказание, стих), күй (күнг > күй, (кюй – инструментальная пьеса в казахской традиционной музыке». – Пер.)). Самое важное, мы выявили в этой главке, что понятия, связанные со словом и речью, можно «прочесть» через знак абак. Можно проверить эту модель на примерах лексического фонда других языков.

 

 

Песнь о слове нг

 

Об этом – древнейшем – слове можно сказать очень многое. Понимание этого слова поможет найти ответы практически на все мифологические и лексические вопросы.

 

Круг с точкой в центре был самым первым знаком указания, направления, ориентации. Такие казахские слова, как әне (вон), міне (вот), мына, мынау (этот), анау (тот), сонау, тонау (вон тот), анда (там), мында (здесь) были образованы через нг (ана > анга). Название ночного светила ай также появилось из слова анг (ана, әне), которым древние люди сопровождали жест, указывая на луну: анг > ай.

 

Итак, нг – точка (нүкте, ноқат) в центре круга, в центре знака абак. Эта точка в прототюркском языке также означала «точку, грань, границу, промежуток, перевал, веху, черту, уровень» между некими двумя пространствами, двумя временами, двумя характерами, двумя качествами, двумя свойствами. В этом можно убедиться, анализируя современный словарный фонд казахского (тюркского) языка.

 

Например, попробуем рассмотреть казахское слово деңгей (уровень). Если мы заново перечтем это слово, представив звук ң в первоначальном виде нг, то получим слово Де-Нг-Гей. Если слово нг понимать как «точку, грань, границу, промежуток, рубеж, линию» и прояснить первоначальное значение слов де и гей, стоящих до и после нг, то мы сможем понять функцию слова в целом.

 

Де – это дейін, значение которого проще всего объяснить русской приставкой (предлогом) «до». Де (дей) – «до» (до чего-то, до кого-то).

 

Гей > кей > кейін (после, после чего-то, после кого-то). В таком случае наше слово деңгей означает точку, промежуток, грань между «до» и «после», т.е. некую границу. Нг – «точка, промежуток, грань, линия» между дейін и кейін. В одном слове отражена ситуация в центре, середине (нг), перед, до (де – до) этой середины и после нее (гей – после). Это подтверждают современные значения слова деңгей (уровень, состояние, положение, место, качество, состав). Главный вывод: слово нг в прототюркском языке играло важнейшую роль в словообразовании. Это можно показать не только на примере слова деңгей, но и других казахских слов.

 

Қараңғы, темный

қара-Нг или қар-аНг

Черный Нг, черный вид «некоей грани Нг» (пространственный характер)

Төменгі,

нижний

төме-Нг или төм-еНг

Темный, нижний Нг, темная, нижняя сторона «некоей грани Нг» (пространственный характер)

Астыңғы,

нижний

астын-Нг или аст-ыНг

Нижняя, подлежащая сторона «некоей грани Нг» (пространственный характер)

Үстіңгі,

верхний

үсті-Нг или үст-іНг

Верхняя сторона, часть «некоей грани Нг» (пространственный характер)

Дейін, дейнгі, расположенный до

дейі-Нг или дей-іНг

Находящееся до «некоей грани Нг» (пространственно-временной характер)

Кейін, кейінгі, после, находящийся после

Кейі-Нг или кей-іНг

Находящееся после «некоей грани Нг» (пространственно-временной характер)

Бұрын, бұрынғы,

раньше, ранний, прежний

Бұры-Нг или бұр-ыНг

Находящееся раньше, перед «некоей грани Нг» (пространственно-временной характер)

Соңғы, соңыра, последний, после

Со-Нг

Находящееся после «некоей грани Нг» (пространственно-временной характер)

Ертең, ертеңгі, завтра, утренний

Ерте-Нг

Находящийся после, в будущем после «некоей грани Нг» (временной характер)

Алдыңғы, передний

Алды-нг или алд-ыНг

Находящийся перед «некоей гранью Нг» (пространственный характер)

Бұлыңғыр, туманный, пасмурный

Бұлы-нг или бұл-ыНг

Неясное, туманное состояние «некоей грани Нг». Через это слово можно реконструировать прототюркское слово бұл, бұлы (непрозрачный). Ср. каз. бұлдыр, бұлыңғыр, буалдың (туманный, пасмурный), бұлт (облако, туча), бу (пар), буырқану, бұрсану (кипеть, пениться).

Көлеңке, тень

Көле-Нг или көл-еНг

Наклонная, пересекающаяся сторона «некоей грани Нг». Через это слово мы можем реконструировать прототюркское слово көл, көле со значением «горизонталь», «диагональ» Ср. каз. көлбеу (наклонно, под углом), көлденең (поперек, перпендикулярно), көлегейлеу (заслонять, затенять), көлеңке (тень), көлем (объем).

 

 

Мы можем многое почерпнуть из анализа приведенных слов, самое главное, что нам удалось выяснить – вероятность существования в прототюркском языке префикса (приставки), который отсутствует в современных тюркских языках. Выдвинуть это предположение побуждает строение рассматриваемых слов: Нг находится не в начале, а в конце слова, перед ним же, подобно префиксам располагаются слова алды, арты, үсті, кей, дей, со, бұр. Конечно, не исключается возможность, что это не префиксы, а отдельные слова-корни, т.е. приведенные в таблице слова образовались путем соединения двух корней, а не корня и префиксов. Не будучи профессиональным лингвистом, мы не имеем возможности однозначно утверждать это. Наша задача – отметить несоответствие некоторых закономерностей прототюркского и современного тюркского языков, ведь вполне возможно, что некоторые закономерности словообразования в прототюркском языке были утрачены позднее, в тюркском языке, а взамен возникли новые, ранее не существовавшие. Возможно, современный тюркский язык унаследовал от гипотетического «гиперборейского» (прототюркского) языка лишь некоторые закономерности словообразования и значительную часть словарного фонда, развив их далее. Поэтому отождествление прототюркского и «гиперборейского» языков следует считать условным (на уровне преемственности, сходства лексики).

 

Если вернуться к анализу приведенных в таблице слов, то можно увидеть, что нг является универсальным понятием.

 

Понятия «Нг – точка», «Нг – грань», «Нг – линия» дают следующие отобранные значения:

 

· Нг – «время» или «точка, грань времени».

 

· Нг – «пространство» или «точка, грань пространства».

 

· Нг – «время-точка», «время-зародыш», т.е. «еще на наступившее, не начавшееся время», «ноль[6]-время».

 

· Нг – «пространство-точка», «пространство-зародыш», т.е. «еще не родившееся, не появившееся пространство», «ноль-пространство»

 

Нг – пересечение, соединение, тоғыс[7] линий координат, узел, точка начала отсчета в системе координат времен и пространств. Имея в виду эти значения, мы можем утверждать, что изначальное гиперборейское слово нг лишь в тюркском языке обладает широким значением или лишь в тюркском языке сохраняет возможно полно первоначальные значения. Таким образом, мы имеем возможность убедиться в небезосновательности нашего условного определения «гиперборейского» языка как прототюркского. Знание о прототюркской природе слова нг позволяет понять происхождение слов с основой нг в индоевропейских и других языках.

 

 

***

 

Значение Нг не исчерпывается вышесказанным.

 

Слова соң, соңғ, сонг означает «после Нг», «за Нг», «следующее за Нг», «по ту сторону Нг». Отсюда происходит русское слово конец (сонг > конг > конец).

 

Өң, оң, онг – «реальная сторона Нг». Казахское слово өң означает «внешнюю поверхность», «цвет», а также «реальность, бытие, время бодрствования, в отличие от сновидения». Понимание этих значений позволяет восстановить два вида оппозиций:

 

Онг (өң, оң) – «реальность, бытие, истина, правда»[8], а Сонг (соң, сол) – «ирреальное, иллюзорное, ложное, сон, сновидение». Это слово в значение «сон, сновидение» перешло в русский язык: соны (со дүниені) көру – «видеть сон (тот мир)». Итак, онг – «этот мир», а сонг – «тот (иной, потусторонний) мир». Эта оппозиция отразилась и в пространстве: оң – сол (соңг > сол) – «правое – левое». От значение оң – «правильный» произошли казахские слова оңдау (поправить), оңалу (оправиться), оңай (легко).

 

 

Чтение точки

 

Название точки в центре круга – нг (ң, нһ). Добавляя гласную, получаем анг. Мы отмечали выше, что слово это может меняться с изменением согласного:

 

Анг

Ай

Ак

Ас

Ан

Ал

Ар

Ам

Аб

Аш

Ат

Енг

Ей

Ек

Ес

Ен

Ел

Ер

Ем

Еб

Еш

Ет

Өнг

Өй

Өк

Өс

Өн

Өл

Өр

Өм

Өб

Өш

Өт

Онг

Ой

Ок

Ос

Он

Ол

Ор

Ом

Об

Ош

От

Үнг

Үй

Үк

Үс

Үн

Үл

Үр

Үм

Үб

Үш

Үт

Ұнг

Ұй

Ұк

Ұс

Ұн

Ұл

Ұр

Ұм

Ұб

Ұш

Ұт

Унг

Уй

Ук

Ус

Ун

Ул

Ур

Ум

Уб

Уш

Ут

Інг

Ій

Ік

Іс

Ін

Іл

Ір

Ім

Іб

Іш

Іт

Ынг

Ый

Ык

Ыс

Ын

Ыл

Ыр

Ым

Ыб

Ыш

Ыт

Энг

Эй

Эк

Эс

Эн

Эл

Эр

Эм

Эб

Эш

Эт

Юнг

Юй

Юк

Юс

Юн

Юл

Юр

Юм

Юб

Юш

Ют

Янг

Яй

Як

Яс

Ян

Ял

Яр

Ям

Яб

Яш

Ят

 

 

Как видите, некоторая часть приведенных односложных слов присутствует в современном казахском языке, они используются как существительные, глаголы и др. Главные правила здесь следующие:

 

1. Корень приведенных односложных слов один, это – нг.

 

2. Современные, а также реконструируемые значения приведенных слов являются значениями одного первоначального слова нг.

 

3. Существуют палиндромы каждого из приведенных слов (например, ат > та), а также варианты с использованием других, имеющихся в современных алфавитах согласных (таких, как ц, ф, ч, д, ғ, г, дж, ж), а также их палиндромы. Их корнем также является нг.

 

При рассмотрении этимологии любого мифологического понятия можно использовать приведенную таблицу и эти три правила.

 

 

Некоторые примеры изменения нг

 

Если в первоначальное название знака абак вместо нг подставлять варианты его изменений, то будет меняться и название знака абак. Соответственно, оно будет порождать новые значения. Очень важно, что в разных языках эти варианты сохранились в качестве слов, передающих особые понятия. Считаем необходимым показать хотя бы некоторые из них.

 

 

Первый пример. Анг > Ал

 

В казахском языке ал – «огонь», «красный цвет» (пламя)[9], ал – «первый» (алғашқы), «ал» – глагол «бери, возьми».

 

Ыл – «влага (ылғал), вода»[10]. Ыл – «змея», «водяное животное». Ыл – «материальное богатство». Ыл – «скот» (жылқы[11], ылақ, вылах, үлек, үлес (доля), тайлақ – тай-ылақ, Велес, Волос, Велс).

 

Ол – местоимение третьего лица единственного числа, олар (они), ол дүние (тот мир).

 

Ұл «сын, потомок». Суффикс ул в латинском языке (молекула, формула, корпускула), означающий «малый, младший, крохотный», также восходит к понятию *ul (точка). Грамматический показатель (артикль) в романских (испанский, французский и др.) и арабском языках эль, ла, лос, лас, ле (Эль-Сальвадор, Ла-Пас, Лас-Анхелос, Лас-Амазонес, Аль-Кахира, Аль-Джезайр) восходят к праформе *l, означающей принадлежность.

 

Артикль – дифференцирующее служебное слово, член. Сопровождая существительное (чаще всего предшествуя ему), он указывает на грамматические категории (определенность и неопределенность, род, число и др.). Встречается в германских, романских, греческом, венгерском, семитских и многих других языках. Препозитивный артикль употребляется перед существительным (фр. Le people – «народ»), а постпозитивный – после существительного (румын. Poporul – «народ»).

 

Артикль – грамматический член, употребляющийся в некоторых языках до или после существительного, придающий ему категорию определенности или неопределенности, согласующий его с ранее упомянутым существительным. В некоторых языках он указывает род, число и др. показатели; в одних языках (например, в английском) он не меняется, в других (например, немецком) согласуется с существительным в роде, падеже и числе. Артикль может существовать в виде отдельного слова, постпозитивного суффикса (например, в скандинавских, болгарском языках).

 

В марийском языке -ла – суффикс множественности (например, в гидронимах Вытла, Ветлуга), в эвенкийском языке также суффикс, передающий множественность.

 

Казахское слово ел (страна, народ) означает сообщество живых людей. Вероятно, в этом же смысле следует понимать исторические термины Элам, эллин, Илион, Алаш, Илама, или. Например, официальное название страны Бутан в Гималаях – Друк-юл – страна дракона. В этом названии внимание привлекает сходство слова юл с тюркским ел.

 

В латинском языке illas означает «остров».

 

Өл (өлген, өлік, өлім) – «умерший, мертвец, смерть». Этот корень употребляется в тюркских языках до сегодняшнего дня. Эта основа уже в древнейшие времена перешла в некоторые индоевропейские языки и участвовала в образовании терминов и имен (названий) в мифологии этих народов.

 

Өл – сообщество умерших людей, страна мертвых, страна умерших предков. Можно утверждать, что в основе пространственных понятий, означающих потусторонний мир, рай умерших предков, страну мертвых, таких как Элизеум, Елисейские поля в греческой мифологии, Ел – в чечено-ингушском мифе, скандинавское Хель, кельтский Аваллон, лежит эта праформа *l (ul) со значением «смерть».

 

 

Второй пример. Анг > Ақ

 

Кі– «земля» (жер – каз. земля, кір – каз. грязь). Кі «человек, сын, потомок» (кісі – тюрк. человек, кіші – младший, кілең – все, поголовно, кім – кто, Һomo). Кі (қы, ық, ік, ек, ақ) – уточняющий индикатор, придающий любому понятию, явлению и предмету объектный характер, ограниченную пространственную форму. Если он стоит отдельно перед словом – его называют «предлог», если присоединяется к слову спереди – приставка (префикс), сзади – аффикс (суффикс и окончание).

 

Суффикс *К – жұмырт-қа, соп-ақ, өл-ік, тұр-қы, жал-қы, жар-ық, бөл-ек, өз-ек, күл-кі, бел-гі, жар-ғы, жүн-жұрқа.

 

Окончание *К – мектеп-ке, күн-ге, үй-ге, сабақ-қа.

 

Префикс К* – к-ім, қ-абақ, к-еуек, қ-абырға, қ-орған, қ-ұлақ (это – мертвые префиксы). В русском языке – к-ому, к-то, к-ем, к-ого, к-оторый (это также мертвые префиксы).

 

Предлог *К – в казахском языке отсутствует, поэтому в качестве примера можно привести предлоги «к», «ко» в русском языке.

 

Все они являются индикаторами конкретизации, индивидуализации какого-либо предмета, означают сближение двух предметов или объектов (каз. падежное окончание ке, ка и рус. предлог к, ко). Они возникали из названия точки в центре круга. Можно предположить, что и часть к в казахских словах кел (приходи), кет (уходи), кейін (после) – это забытое ныне древнее слово. Ке (кей) в слове кейін аналогично предлогу (и префиксу) «после» в русском языке.

 

 

Третий пример. Анг > Ас, Аш, Аз

 

*S – человек. Это можно понять из суффиксов шы, ші, чи (а также мертвых суффиксов сы, сі, іс, ыс), например, етік-ші (сапожник), құдық-шы (колодцекопатель), қоңсы (сосед, соседнее стойбище), көр-ші (сосед), ар-ыс (достойный, заслуженный человек), батыр-аш (имя собств.), кең-ес (совет).

 

Слово son, sen со значением «сын» (например, Андерсен, Андерсон) в германских языках восходит к этой точке-отрезку. Праформа *s в значении «человек» вошла во многие индоевропейские языки в качестве окончания множественности (-s, es). Можно также предположить, что рудиментом этой точки *s являются артикли в конце слова в некоторых индоевропейских языках, означающие мужской род (например, Таргитаис, Ганимедес, Велс, Аусеклис, Асопос и др.).

 

По этой модели можно объяснить имена Апас и Тапас в индоарийском мифе. Казахское слово іш (іштегі, ішкері, іші – «находящийся внутри») связана с «точкой іш внутри круга».

 

Өз – точка, живой, индивид, атом. Слово өз в словаре Махмута Кашгари[12], означающее «душа, дух, то, что действует в груди», современное тюркское местоимение өз, означающее самость, персональность (өзім – «сам», өзіне – «самому себе», өзге – «другой, иной», өзгеше – «по-своему, особый, особенно», өздік – «самостоятельный»), восходят к знаку абак, понятию «точка внутри круга»: находящееся в груди, в сердце өз – это точка внутри круга.

 

Ос – точка, реальный, конкретный объект, явление (осы – этот, осыдан – с этого, осыған – этому).

 

Өс – увеличение тела, рост живого существа, т.е. «превращение точки в отрезок, ее рост» (өсу – «расти», өсімдік – «растение»).

 

Озизменение (өз-геруі, өзгеру – «меняться»), отставание или опережение времени и пространства (озу, озып кету – обогнать, опередить, озған – опередивший, озал – предание)[13].

 

 

Четвертый пример. Анг > Ан

 

Слова ноқат и нүкте, означающие в казахском языке точку, а также слова нақты (точный, конкретный), нық (крепко, твердо) восходят к этой праформе.

 

*N в тюркском языке – это праформа, означающая любой предмет, объект. Корень не в словах неге (почему), не (что), ненің (чей), немен, несімен (чем), неліктен (отчего), не үшін (зачем), неше (сколько), нендей (на что похоже, с чем можно сравнить), немесе (или), корень нә в слове нәрсе (вещь, предмет) происходят от этой формы *n и означают «конкретный объект, вещь, материал».

 

*N или *ng – материя, атом любой вещи, слова.

 

*N (*ng) – в качестве точки внутри круга означает семя, зародыш, живое существо, ребенка, человека, потомка.

 

*N (*ng) – означает «точка земли, атом», «земля», «подземное пространство», «недра земли», «нижняя сторона, недра, полость какой-либо вещи». Звук Н в конце слов табан (подошва), төмен (низ, нижний, вниз), так же как н в русских словах вниз, низ, нора означал в отдельности, сам по себе «низ, нора, пещера, нижняя или подлежащая сторона». Единственный язык, до нашего времени сохранивший это односложное слово-звук, – тюркский (казахский) язык. В этом языке слово ін (пещера, нора) сохраняет древнюю праформу *n. Это слово, соединившись с праформой *ur (которое в данный момент также означает «пещера», «яма», «ров»), породило слова *nor-, *ner. Этот корень до настоящего времени считался «общим индоевропейским». Мы считаем это мнение ошибочным: действительно, этот корень является общим для ряда индоевропейских языков, однако вполне вероятно, что по своему первоначальному происхождению он не индоевропейский.

 

Слово ен, происходящее от праформы *N, означает «вхождение, проникновение в некую полость, закрытое пространство» (ену – «входить, вступать», ішке ену – «входить во внутрь, проникать», енек – «мошонка»), а слово үн означает не просто звук, а прежде всего звук, «вышедший изнутри, из полости, из закрытого пространство (например, изо рта, из духового музыкального инструмента)». Можно заметить родство греческого слова endon – «внутренний, внутри, вовнутрь» (например, эндоскоп, эндокринолог, эндоген) и казахского глагола ену (ішке ену), казахское ін также имеет с греческим общий корень и значение.

 

Слово н (нг) в тюркских языках означает «пещера», а также – в более широком смысле – «любое двух- трехмерное пространство». Казахские слова ін (нора), үңгір (пещера), шұңқыр (яма), ұңғы (отверстие, ружейный ствол), ұңғу (рыть), кеңсірік (хрящевидные ткани носовой полости), кең (широкий, просторный), кеңістік (пространство), шеңбер (круг), аңғар (долина) и др. сформированы на основе праформы нг (ң, ңг > ұң, ең, үң).

 

Мы отмечали, что знак абак имеет значения «мать», «сын», «человечество». Если теперь остановиться на его конкретном варианте н, то в казахском языке его отголосками являются слова ана (мать), ене (мать, свекровь, теща), іні (младший брат), сіңлі (младшая сестра по отношению к лицу женского пола), а в германских языках, например, son, sen, sun. Праформа *n в этом значении также превратилась в суффикс, означающий «живое существо», «человек», «душа», «народ, племя», и в формант, участвующий в образовании этнонимов, топонимов и др. Свидетельством этому формант ан (ен, ын, ін, үн, ұн > ерен (герой), атан (большой, например, атан түйе – «большой верблюд»), құлан (кулан), жылан (змея), бодұн (древнетюрк. народ, колено, племя), құлын (жеребенок), келін (невестка), қатын (женщина) и др.) в казахском (тюркском) языке. Суффикс ан и формант йан (жан) присутствуют также в иранском языке, однако это не доказывает иранское их происхождение. Настало время отказаться от порочной практики считать присутствие форманта –ан в имени или топониме (например, Туран) однозначным индикатором иранской этимологии. Праформа *ан лежит в основе также и латинского аниме (душа), анимал (животное). Формант –ан (-ен) сохранился в казахских местоимениях мен / ман (я), сен / сан (ты), маған (мне), саған (тебе), оған (ему), а также менің (мой), сенің (твой), онікі (его) и т.д. (-н, -ен).

 

Үн – звук, голос (ср. с греч. phone – голос, звук). Неме – нама.

 

 

Пятый пример. Анг > Ар

 

Слово ар образовало универсальное понятие «место, точка, линия, грань, разделяющая или соединяющая некие пространства». Повседневно употребляющиеся казахские слова арғы[14] (находящийся по другую сторону, древний), бергі, бергері (находящийся по эту сторону), ілгері (вперед), ар жақ (та, другая сторона), бер жақ (эта сторона), осы ара (здесь, в этом месте), шек ара (граница), екі ара (между, промежуток), сол ара (там, в том месте), өткеру (провести через), кет әрі (иди отсюда) восходят к праформе *ар в указанном выше значении (варианты *ер-, *ір-, *ор-). Именно от этого значения позднее произошло конкретное значение «следующая, другая сторона определенной грани, вещи, объекта, явления, времени» (арғы, артқы – задний, арт жақ – задняя сторона, ар жақ – та сторона, арқа – спина, хребет). Именно это «граничное, промежуточное» значение присутствует и в слове нг, что подтверждает нашу мысль о возможности передачи словом нг любых смыслов.

 

Точка ар в знаке, т.е. в круге, порождает еще одно – двойственное – значение: «один, одинокий, экземпляр, атом, нечто крошечное» и «общий, целый, целостный, все». Компонент әр в выражениях әр қашан (всегда), әр бір (каждый), әр қалай (по-разному), әр кім, әр қайсы (каждый, любой), әр қайда (везде) восходит к этому амбивалентному, включающему противоположные значения смыслу «один и все». Сюда же можно отнести слова бәрі (все), бар (есть), барлық (все), бергі. Итак, Ар – атом, индивидуум.

 

Этот знак как в целом, так и его элементы по отдельности порождают значения «мать», «ребенок», «человек» > «семья», «род», «племя», «народ». В соответствии с амбивалентностью «частное и общее» (один и все) тюрки обратили это слово в окончание множественности: окончания множественности современного казахского языка -лар, -лер, -дар, -дер, -тар, -тер использовались в прототюркском языке в форме -ар, -ер.

 

Вместе с тем слово ар в значении «человек» превратилось в формант для образования этнонимов, социально-политических и территориальных названий. Такие этнонимы и политические названия, как авар, хазар, булгар, салор, угор, сувар, савир, уйгур, кангар, созданы с помощью этого форманта *ар (и его вариантов *ер-, *ор-, *ур-, *ір-).

 

Слово ар в значении «человек» превратилось в понятие, означающее человека, отдельного индивида человеческого общества в его сложной социально-исторической жизни. Отголосками этого понятия являются слова ер (муж, герой), еркек (мужчина), ұрғашы (самка, женская особь), ұрық (семя), ру (род), арыс (достойный, заслуженный человек), ерен (герой).

 

Слова ар, его умляутные (ер, ыр, ұр, ір, ор) и палиндромные варианты (ра, ре, ры) образовали, не говоря уже об обычных словах, большую группу мифо-лингвистических понятий, таких как аруақ (арық, арғы, арұқ – аруах, дух умершего), арта (рита, ерте, рет – порядок), этноним арья и др.

 

Превращение точки ар в отрезок, черту, разорвавшую линию круга, сделало возможным акцент на ее «динамическом» характере. Фрагмент ар (ер, ыр, ір) в таких казахских глаголах, как жатыр (лежит), отыр (повелит. наклонение глагола «сидеть»), бұр (поворачивай), ора (заворачивай, окружай), ұр (бей), кетір (заставь, исчезнуть), қотар (переверни, выпей до дна), шегер (заставь отступить), первоначально являлся отдельным глаголом.

 

Ар – огонь, свет (арай – заря, жарық, жарқын – яркий, рус. яркий[15]). Огненную природу Ар – точки в центре круга – можно увидеть в именах Арев (армян.), Ра (египет.), относящихся к солнцу.

 

Ыр – слово-точка, вероятно, от этого слова, означавшего первоначально рычание (ырыл) волка или собаки, произошло слово жыр (йыр, ыр – поэзия, эпос). Ср. латинское orare («говорить», например, оратор).

 

Глаголы ор, ұр, ер, үр, ір, өр. Например, үр связано с кругом, пространством: үрлеу – «дуть, т.е. увеличивать, расширять полость, пространство», глаголы ор-а (окружай, охватывай, заворачивай) и өр (плети) означают «создание круга» с помощью каната или нити.

 

Өр – высокий, вершина, вверх. Лат. оros (гора), рус. гора, ур в языке манси, урэ в эвенкийском языке (-л – суффикс множественности в эвенкийском языке).

 

Ар – единица измерения площади (гектар). Это слово восходит к француз. аre, за которым стоит лат. area (площадь, внешняя поверхность, верхняя сторона).

 

 

Шестой пример. Анг > Ат

 

*Т – основное «имя точки», его роль в словобразовании превосходит другие «имена».

 

*Т – точка, волосок, шерстинка. Праформа сохранила свое значение «точка» в славянских языках, но слово это восходит к тюркскому языку: *tuk, нүкте, із (след) (в казахском языке сохранились отголоски такого значения: түк – волосок, шерстинка, түк – ничто (түк жоқ – ничего нет), түкірік (плевок, слюна) > түкір > түк – «точка», «точка, образованная на земле плевком». Ат – атом, индивидуум. Также ат – индикатор конкретизации, индивидуализации – имя, название существа, предмета, явления. Это характерное для тюркских языков положение.

 

Ат в семантической цепочке мать > ребенок > человек. Такие слова, как ата, тәте, дада, тетя, тятя, дэди, дядя – это отголоски круга и точки в центре. Тюрки точку в центре интерпретировали и как «человек», и как его имя ат, и как лошадь ат. Если круг – это аб, а точка – ат, то представление о «лошади, коне, выходящем из воды (рожденном водой)» связано, в первую очередь, с этим знаком. Следует пересмотреть в этом контексте этимологию имени индоиранского «потомка воды» Апам-Напата.

 

Название точки ат в значении «человек» превращается в окончание множественности, отсюда окончание множественности т в монгольском и иранском языках. В тюркском языке точка в центре круга породила отдельное понятие тірі (ті) – «живой, жизнь», его вариант ти присутствует в древнем шумерском языке.

 

Если знак абак > абат на мифологическом уровне формирует оппозицию «вода-огонь», «вода-солнце», где аб – это «вода», то ат означает огонь (от). Отсюда происходят такие сохранившиеся в индоиранском мифологическом ономастиконе слова, как Атар, атхарван, атхарваведа, атраван. Очевидно прототюркское, а не индоиранское происхождение корня, т.к. слово в значении «огонь» сохранили именно тюрки. Шумеры сохранили слово ат в варианте ут, Уту – имя бога солнца, т.е. точка в центре круга.

 

Превращение точки в черту, рассекающую круг, формирует динамический характер слова. В тюркском языке сохранились разные варианты огласовки, означающие глаголы движения, действия, – ат (стреляй), ет (делай), ұт (выигрывай), өт (проходи) (а также утерянные глаголы ыт (ытқу – прыгнуть, отпрыгнуть), іт (ітіру, жітіру – быстро спрятать), от (отыру – садиться). Этот характер сохраняется и в глаголах с последним звуком т: арт (нагружай), ерт (веди), кет (уходи), жат (ложись), тарт (тяни) и др.

 

*Тү – точка, начало, основа, индивидуум. К этой праформе восходят многозначные слова, такие как тұл[iii] (вдовый), тұлға (личность), түл (төл – приплод, түлек – выпускник, түлік – один из четырех видов скота), түп (дно, глубина, түбір – корень, түбек – полуостров), тек (происхождение, түп-түқиян – происхождение, тұқым – семя), түгел (целиком, полностью), тол (толық – полный, толтыру – наполнять), тұтас (целый), тұңғыш (первенец), тұмса (уроженец), түр (вид)[16], түс (сон), топ (группа, тобыр – толпа, сборище), тұйық (закрытый, замкнутый, ср. рус. тупик), тірек (опора), тірі (живой), тұру (стоять), а также туу (родиться, туған – рожденный, тумақ – зародыш). В словаре Махмута Кашгари слово төз означает «происхождение, корень», присутствие здесь праформы *tu, *ti очевидно (МК 3-177).

 

 

Седьмой пример. Анг > Ай

 

Это слово необходимо нам, чтобы проиллюстрировать превращение нг в й (енг > ей, анг > ай).

 

Анг > Ай – точка в центре круга – Луна (Ай) на небе. В греческой мифологии есть образ двух неразлучный друзей с общим именем Аякс. Это имя двух героев является латинским вариантом написания (Аякс – Ajаx), греческий вариант — Айас (Aias) или Эант (Aiantos).

 

 

Знак абак: мать и дитя

 

Круг в знаке абак интерпретируется как «мать, женщина», а точка в центре круга – «дитя, сын». Таким образом, при чтении знака слово аб означает «мать, женщина», а варианты названия точки, получившиеся в результате изменения слова нг, – *k, *s, *n, *l, *r, *t, *y и др. (вместе с палиндромами) – «читаются» как «сын, дитя матери». Это – устойчивая ситуация.

 

Круг

Праформы *ab, *am

Значение – женщина, мать, самка

Точка

Праформы *ng > *k, *s, *n, *l, *r, *t, *y и др.

Значение – ее дитя, сын, потомок

Круг и точка

Праформы *ab-ang, *ab-al, *ab-ar, *ab-at и др., их варианты

Мать и дитя

 

 

С течением времени порядок слов в знаке забывается, название знака в целом понимается и как «мать», и как «дитя», и др. Например, если в тюркском языке слова апа, әпке, аби, абзи, абысын, ыбысын, абырой означают женщину, то в монгольском языке слова аба, эбуген, овгон, убген наряду со значением «бабушка», имеют значение «старый человек», отсюда возникает возможность использовать их иногда в значении «дед». В мордва-марийском языке слово ава имеет значение «мать». Несмотря на небольшие отличия, все эти слова сохранили значение *ab – «женщина». Значения некоторых слов полностью изменились. Например, в аккадском языке имя Аплу означает «сын, чей-то ребенок». Этимологи имя Авель (Hevel) выводят из этого слова. Аккадцы по-другому восприняли знак абак или его название: по логике, слово аплу должно было бы означать «мать и дитя», т.к. ап – «мать, а лу – «ребенок». Слово abot на древнееврейском языке означает «отцы». Это также позднее значение, первоначальное – не еврейское, а гиперборейское – значение слова abot «мать и ребенок» (аб – мать, от – ребенок). В приведенных аккадском и еврейском именах присутствует праформа *l (*ul) со значением «сын», ставшая основой для тюркских слов ұл, оғыл, ұлан с тем же значением. Это само по себе говорит о многом.

 

 

***

 

«Прочтение» знака абак в связи со значением «жизнь» как семантической цепочки «существо женского рода, самка – потомство – женщина, мужчина, ребенок» открыло возможность развивать цепочки с новыми значениями. Это направление оказалось плодотворным. Образованные таким образом слова стали использоваться и в повседневном языке, и в мифологическом лексиконе. Попробуем прочесть слова знака абак в этом духе.

 

Первый пример. Абат (Амат)*ab-*at (*am-*at), здесь аб – «родители», ат – «потомок». Когда знак абак исчез из употребления, эти слова по отдельности и вместе, в палиндромных и умлаутных вариантах стали использоваться друг вместо друга. В этом контексте имя батыра Абата в казахской эпической традиции может интерпретироваться по-разному:

 

1. Абат

«одна семья»

аб – родители, ат – потомок

2. Абат

«племя, род, народ»

расширенная семья, здесь ат используется и как окончание множественности

3. Абат

«родители», «отец», «мать»

множественный вариант этих понятий – «родители», «отцы», «матери». Например, еврейское abot – «отцы».

4. Абат

«ребенок, потомок»

именно в этом значении используется имя Абат в эпосе

 

 

Как видите, при рассмотрении происхождения одного только слова, имени выявлено четыре его вероятных «человеческих» значения. Они могут использоваться и применительно к прошедшему времени, например, «племя» > «древнее племя», «потомство, поколение» > «древнее потомство, поколение». Такие примеры можно обнаружить не только в казахском, но и в других языках.

 

Например, рассмотрим имя первопредка, «первочеловека» Адама, принадлежащее, как принято считать, иудейской, а также христианской и мусульманской традиции. Существует несколько гипотез об этимологии этого имени, мы же попытаемся «прочесть» его через знак абак. Первоначально существовало слово *Amat, т.е. амат > абат. В результате перемены местами (слоговый палиндром) составляющих это слово праформ *am и *at образуется слово *atam (*amat > *atam > *adam > Adam). Вероятно, если слово *amat означало «зародыш», «мать и дитя», то в результате слогового палиндрома поменялось и значение слова. Первоначальное «зародыш в материнском лоне» (точка, абат в круге) превратилось в «первочеловек» – Адам. Слово не может быть еврейским по происхождению.

 

Этот этимологический анализ подводит к еще одному религиозно-генеалогическому примеру. В иудео-христианской и мусульманской традиции потомки Адама делятся делятся на три ветви, ведущие свое происхождение от праотцев Хама, Сама и Яфета. В казахских родословиях Яфета называют Яфесом. Яфет (Яфес) – один из перволюдей, поэтому имеет смысл попытаться «прочесть» его имя через знак абак.

 

Имя Яфет слагается из слов Йа и Афет. Не останавливаясь на первом из двух компонентов (он рассмотрен в другом месте), обратимся сразу ко второму. Очевидно происхождение слова афет от знака абак и слова абат. Можно показать, что значение слова афет идентично значению слова абат. Каким образом это имя проникло в иудейскую традицию? Это отдельная история.

 

 

***

 

Второй пример. Абал (Амал) – *ab-al (*am-*al), значение этого слова тождественно значению рассмотренного выше слова абат. Поэтому, не повторяясь, перейдем к рассмотрению конкретных примеров… Если поменять порядок праформ в *аb-*al, то получится слово *al-*ab. Умляутами праформы *al являются *ol, *il, *ul, их палиндромы – *la, *lo, *li, *lu. Еще одна комбинация этих слов дает слова *ab-li, *ab-lu.

 

Среди умляутных вариантов слова алаб нам известны альв, эльф (герман.), алп (тюрк. великан), алып (каз. великан). Есть и другие примеры, но мы пока ограничимся этими. Палиндром этого слова имеет значение «первый, древний, сын, древнее поколение, племя, народ». Слово *ab-lu первоначально означало «мать и дитя», затем «дитя матери», еще позднее просто «чье-то дитя, сын». Например, исследователи слово аплу аккадского языка, относящегося к древнесемитским, объясняют как «чей-то ребенок, сын» и возводят к нему имя известного в трех религиях Авеля (Hevel, Әбіл). Имя этрусского бога Аплу (Apulu, Aplu, Aplun) также объясняют как *аplu – «чей-то сын, отпрыск»[17]. Этрусскому Аплу соответствует греческий Аполлон, его имя этимологизируется таким же образом. В чем причина общности слов трех народов – семитов, этрусков и греков? Значение «сын, ребенок» праформы *lu сохранили тюрки, возможно рассмотренные выше имена восходят к прототюркскому языку?

 

Палиндром отдельных праформ (слогов) в словах *аb-al или *am-*al дает слова *ba-*la или *ma-*la, т.е. бала, мала. Значение слова бала (ребенок, сын) известно каждому казаху. В казахском языке также присутствуют слова балақай (малыш, ребенок), балапан (птенец). Татары и ногаи вместо бала говорят малай, т.е. опять же мала. Русские восприняли это слово в значении «молодой, младший, малый по количеству». Таково происхождение слов мальчик, маленький, малый, мало.

 

 

***

 

Третий пример. Амас (*am-as) и Абас (*ab-as). Это слово может рассматриваться как один из вариантов слова абак, т.к. во многих случаях звуки с и қ в конце слова заменяют друг друга. Итак, абас – это также «круг и точка», т.е. «материнское лоно и семя, зародыш в нем» или «мать и дитя». Аб (ам) – мать, ас – дитя. Из комбинаций этих двух праформ возникают слова *sa-ba, *sa-ab, *as-ab, *as-ba, *ab-sa, *ba-sa, *ba-as, *sa-ma, *sa-am, *as-am, *as-ma, *am-sa, *ma-sa, *ma-as. С уверенностью можно сказать, что слово *saba или *saab из этого перечня стало основой для казахского слова сәби (младенец, малыш). Можно предположить, что на основе слова *sa-am возникло имя одного из потомков Адама – Сама. (Имя Хам возникло по этой же модели: *am-ak > ka-am > хам). Графический образ головы – это круг с точками и линиями в нем, поэтому можно предположить, что тюрк. слово бас (баш) восходит к *ba-as. Можно попытаться рассмотреть и другие слова через оставшиеся слова-праформы.

 

Амазонка – женщина-воин: Амас-унг > амас-он > амазонка – племя (формант унг или он) женщин (амас). Старшую из женщин, невесток в одной большой семье у казахов называют Абысын, это слово возникло тем же путем: амас-ұңғ > амыс-ун > абыс-ын. Таким образом, казахское абысын и греч. амазон являются однокоренными, прототюркскими словами[18]. От праформы *amas также произошли слова емшек (женская грудь), емізу (кормить грудью).

 

 

***

 

Четвертый пример. Абақ или амақ (*ab-ak > *am-*ak ). Изменения праформ и их перестановки образуют следующие слова: *ab-ak, *ka-ba, *am-ak, *ka-ma, *ab-ka, *am-ka, *ka-ab, *ka-am, *ba-ka, *ma-ka, *ba-ak, *ma-ak. Здесь можно увидеть, каким образом сформировались слова әпке (*abka, старшая сестра), қам (*kaam, шаман), бақа (*ba-ka, лягушка), Кама (*ka-ma). Первое из этих слов имеет отношение к женщине, человеку, второе – одно из названий шамана в тюркских языках, третье – живое существо, к тому же занимающее важное место в мифологической модели мира, Кама – имя бога любви[19] в индийской мифологии.

 

 

***

 

Пятый пример. Аман или Абан (*am-*an, *ab-*an). Изменения огласовки и палиндромные комбинации дают слова *am-na, *na-ma, *na-am, *an-am, *an-ma, *ma-na, *ma-an, *ab-na, *na-ba, *na-ab, *an-ab, *an-ba, *ba-na, *ba-an.

 

Семитские языки широко использовали эту модель для образования слов со значением «ребенок». Арабское ибн, бина, бен (например, Ибн-Сина), еврейское бен (например, Бен-Гурион, Равен, Рубин, Бенджамен) означают (сын, потомок): ибн > бен > *ib-*en > *ab-*an.

 

Германцы, арии использовали эту модель в варианте *am-*an > *ma-*an в значении человек (man). Если значение «семя, зародыш в материнском лоне» позднее превратилось в «мать и дитя», то слово man стало означать и «мать, рождающее начало», и «ребенок», т.е. «человек». Значение не изменилось и тогда, когда слово м стало означать самость, первое лицо (каз. мен – я, маған – мне, өзім – сам). Использование этой модели в семитских и германских, арийских языках побуждает предположить, что тюркские (казахские) имена Айман, Қараман, Нұрман, а также формант ман в словах көрермен (зритель), оралман (репатриант, букв. «вернувшийся») и т.п. образовались по этой модели. Таким образом, казахи слово ман не заимствовали у немцев или персов, это прототюркское слово со значением «человек», исчезнувшее из более поздних тюркских языков.

 

Греческое слово nimos, лат. nomin, nominalis, герман. name означают «имя»[20]. В этот ряд можно включить казахские названия поколений потомков немере (внук), немене (праправнук). Первоначальный вариант этих слов – *na-*ma, или *na-*am, это палиндром связанного со знаком абак слова *am-*an[21].

 

 

***

 

Шестой пример. Амар или Абар (*am-*ar, *ab-*ar), вариантами которых являются слова *am-ra, *ra-ma, *ra-am, *ma-ra, *ma-ar, *ar-am, *ar-ma, *ab*ra, *ra-ba, *ra-ab, *ba-ra, *ba-ar, *ar-ab, *ar-ba. К этой модели можно отнести такие этнонимические комплексы, как апар, авар, абар. Эта тема будет специально рассматриваться в следующих главах.

 

 

***

 

Седьмой пример. Амай и Абай (*am-*ay, *ab-*ay). Здесь слово ай (праформа *y ) имеет значение «точка в центре круга», т.е. «семя», «потомок», «ребенок». Если круг – это *am (*m), то точка – *y. Изменения в огласовке и палиндромные варианты этих праформ дают нам кроме слов *am-ay, *ab-ay, также *ya-ba, *ya-ma, *ya-ab, *ya-am, *ay-am, *ay-ab, *ab-ya, *am-ya, *ba-ay, *ba-ya, *ma-ay, *ma-ya.

 

Например, имя «первочеловека» в индоиранской мифологии Йима или Яма сформировалось от формы *ya-ma, *ya-am. Таким образом, если первоначальное слово амай или емей в знаке абак означало «семя в материнском лоне», «мать и дитя», то его палиндромный вариант йеме (йама) стало означать «первочеловек». Со знаком абак связаны и латинское, и происходящее от него германо-романское слово gemini (близнецы), греческое *gam (gamos, брак, т.е. существование парой), казахское жұп (пара, двое), жұбай (супруги, жұбай > жұб > йұб > йұм > *yum, *yumay), английское woman (женщина), германо-романские слова *yuman, *human со значение «человек» (отсюда гуманизм, гуманоид). Известное со времен небесных тюрков имя богини Умай восходит к варианту *umay формы *amay. Если Умай – «мать», то палиндромный вариант этого имени Йаму – «ребенок, сын».

 

 

***

 

Попробуем рассмотреть вариант чтения знака абак *am-*as в значении «отдельный, индивидуальный». *Am-*as > *um-*us, его палиндром *us-*um >*uz-*um, т.е. өзім (сам), здесь точка өз в центре круга обрела значение индивидуализации, выделенности индивида. Славяне также использовали эту модель: *am-*as > *as-*am > *sam, т.е. «сам». Греческое «сам» – «авто» (autos) также восходит к знаку абак: *ab-*at > *au-*at > *au-*ot > *auto.

 

 

Абак – время: от мгновения к вечности

 

Линейно-временная цепочка. Антропогоническая и космогоническая цепочки породили, в свою очередь, линейно-временную цепочку. Вчера – сегодня, раньше – сейчас, первоначальный – последующий, древний – будущий, первый – последний. Таковы два противоположных конца временной линии. Таким образом, еще одно значение праформ *ab или *abak – «первоначальный, древний, первый».

 

У казахов есть выражение әу баста, о баста, что означает «первоначально», «в самом начале». Арабское слово авваль также происходит от знака абак, от означающего бесконечность круга-аб: с точки зрения пространства и времени *abal – это «круг-пространство-аб, окружающее точку-пространство-ал», т.е. бесконечность. Это представление наряду с понятием бесконечного времени породило понятие «изначальное время». Авваль – Абал – «период первоначального, свернутого в точку времени». Однако это слово не является семитским (арабским, еврейским), т.к. слово аб в латинском языке также имеет значение «первоначальный», «с самого начала».

 

Например, попробуем рассмотреть устойчивые словосочетания, сохранившиеся от древнего латинского языка. Ab incunabulis – «начиная с начала, с колыбели», ab initio – «с начала», ab ovo – «с самого начала», букв. «с яйца». Таким образом, слово аб означает «с начала». Казахские слова о, әу – это отголоски древней формы *ob (*ab). В таком случае слово не может рассматриваться как только семитское или латинское. Его можно объяснить только через знак абак.

 

В чем причина приобретения знаком временного характера? Очевидно, что древний Жрец не освоил марксистскую философию, не знал понятия времени и пространства как формы существования материи. Вероятно, метаморфоза знака связана с «человеческим» фактором его прочтения. Семантика «мать и дитя», «родители и потомки» круга и точки подталкивает приложить к знаку другие, существующие в сознании оппозиции. Например, попробуем рассмотреть следующие оппозиции.

 

мать

ребенок

предки

потомок

старый, пожилой

молодой

большой, старший

меньший, младший

прежде

после

давний

современный

вчера

сегодня

старый

новый

сзади

спереди

та сторона

эта сторона

первоначальный

последний

нижний

верхний

начало

конец

первый

последний

первый

второй

первенец

последыш

 

 

Итак, перед нами перечень противоположных свойств, приписываемых кругу и точке, т.е. матери и ребенку. Каждая колонка по отдельности составляет семантическую цепочку, например, ребенок – потомок – молодой – младший – после – современный – сегодня – новый – спереди – эта сторона – последний – верхний – конец – последний – второй – последыш. Большинство из звеньев этой цепочки – это понятия, возникшие в связи с рассмотрением времени в дуальных оппозициях. В этом случае праформы знака могут передавать эти понятия, т.е. если слово аб означает «мать», «родители», то оно может передавать и значения «старый», «старший», «прежний», «давний», «прошлый», «вчера», «первоначальный», «первый», «начало», «первенец» и др. В этом контексте вполне закономерным оказывается значение «древний, первоначальный» арабского авваль, латинского аб, казахского әу и о, восходящих к праформе *ab. Это определение сохраняет свою значимость и при рассмотрении конкретных слов.

 

 

Аб – древние поколения (Каз. ұрпақ – потомство, потомок, а также поколение. Мы будем переводить это слово в зависимости от контекста, однако читателю всегда следует иметь в виду опускаемое значение. – Пер.)

 

Понятие аб – «человек, люди» создало в историко-мифологическом сознании многоуровневую систему переплетающихся понятий.. Например, в вертикальной мифологической модели мира понятие аб превратилось в показатель нижнего мира: аб – нижний мир, аб – обитатель нижнего мира.

 

Во временной цепочке аб соответствует понятию «изначальное время», «изначальная форма» и «изначальный человек» (общество, народ, страна, государство).

 

В дуалистической мифологии понятие аб является элементом оппозиции, характеризуемым как «нижний», «древний», «большой», «черный», «негативный».

 

В космогоническом мифе аб – «протокосмос, первичное состояние мира» (яйцо, пещера).

 

В антропогоническом мифе аб – «первочеловек, первое поколение».

 

В мифологической генеалогии аб – «первый человек, первопредок».

 

Абақ в качестве генеалогического дальнего предка присутствует в родословном комплексе казахского племени уйсунь, здесь он считается сыном Майкы и предком родов ысты, шапырашты, ошакты, сарыуйсунь, албан, дулат. Конечно, место Абака в генеалогической цепочке оказалось разным в разных вариантах генеалогии. Для нас важно не это, а то, что обширный этнический массив, сформировавший уйсуньскую группу, возводит свое происхождение к человеку с таким именем. Это означает, что в мифологической традиции далеких предков основной части уйсуньской группы Абак занимал значимое место. То же можно сказать о мифологии группы, сформировавшей казахский род абак-керей.

 

Есть возможность выделить в фольклорных материалах, оставшихся от древних верований казахов и других тюркских народов, персонажей, относящихся к категории «первоначального поколения». Одно из преимуществ тюркского языка – сохранение древних вариантов таких имен без изменений. Благодаря этому есть возможность путем анализа таких имен и названий восстановить давно забытые мифологические образы.

 

К таким словам в казахском языке можно отнести албасты и ергежейлі. Современное значение этих слов известно: албасты – это «злой дух, демон в образе молодой женщины с болтающимися грудями», а ергежейли – «старик ростом с вершок, борода – сорок вершков, обладающий чудовищной силой». Это – «современные» персонажи, а какими были «первоначальные» мифологические образы, называвшиеся этими именами? На этот вопрос может ответить лишь этимология.

 

Общее свойство слов албасты и ергежейлі – окончание ты (лі). В тюркской традиции окончание лы, лі (вместе с такими, более поздними казахскими вариантами, как ты, ті, ды, ді) – это окончание (суффикс), означающее «чей-то сын» (ұлы< оғлы < лы). Этот суффикс использовался в качестве форманта для образования этнонимов (например, керейлі, ноғайлы, ергенеклі, шапырашлы, тобықлы, балталы, бағаналы, бекделі, кегейлі, кеңгерлі, ақ-қоюнлы, қара-қоюнлы и др. названия родов и племен). Этот формант лы, лі имеет место и в казахской фольклорно-эпической традиции, например, Қарғабойлы Қазтұған – Казтуган, сын Каргабоя, Алатайлы Аңшыбай – Аншыбай, сын Алатая, Қобыланлы – сын Кобылана и др. Слова алабасты (албаслы) и ергежейлі образованы по этой модели. Здесь:

 

Ергежейлі > Ергежейдің ұлы > Арғы әженің ұлдары (Сыновья древней бабушки).

 

Албасты (Албаслы) > Албастың ұлы > Ал-абастын ұлдары (сыновья Ал-абаса) или Алып-әженің ұлдары (сыновья Бабушки-великанши). После такого прочтения имен становится ясно, что первоначальный характер этих персонажей отличается от современного.

 

Во-первых, слова с формантом лы (лі, ты, ті, ды, ді) означают не единичный персонаж, а обобщенный, коллективный образ.. Этноним шапырашты означает не одного человека, а коллективный образ всех членов этого рода, также и албасты и ергежейли – обобщенное название некоего коллектива мифологических персонажей. Поэтому мы считаем, что эти слова подразумевают не отдельные мифологические персоны, а «мифологические коллективы».

 

Во-вторых, мы выяснили, что слово ергежей означает мифологическую Арғы әже (Древнюю, потустороннюю бабушку), однако не следует забывать, что компонент әже в этом слове, так же как компоненты ал и бас в слове албас имеют самостоятельное значение.

 

Первоначальное значение слова әже – это не «старшая женщина, старуха, бабушка», а «змея», «дракон», «праматерь, первое живое существо в облике змеи». К этому прототюркскому понятию ажи (ахи, зхи) восходит не только сохранившийся в казахском языке архаизм ажа, но и такие персонажи «змеиного происхождения» в индоевропейских мифах, как ажи-дахака, ахи-будхнья, эхидна. В таком случае, если развернуто прочесть слово ергежейлі, то получим «потомок древней праматери в облике змеи».

 

Слово албас появилось в результате соединения мифологических понятий ал и абас (ал-абас > ал-бас). Мы уже рассмотрели по отдельности слова ал (хал) и абас (абақ). Это варианты имен персонажей, относящихся к категории праматерей. Теперь мы имеем возможность реконструировать характер албасты и ергежейли.

 

В примитивной мифологической традиции первое поколение – сама Праматерь (Арғы әже, Ал-Абас), второе поколение – сыновья или работники Праматери – ергежейли и албасты, третье же поколение – человечество, люди. Таким образом, албасты и ергежейли являются «первым поколением, имеющим человеческий облик» или «первым поколением людей» – «промежуточным поколением».

 

В более развитой мифологии первое поколение – божества, второе поколение – гиганты (ергежейли, албасты), третье поколение – люди. Проблема «поколений» в общемировой мифологии обобщенно может быть представлена следующим образом.

 

 

Первое поколение – поколение божеств (богов)

 

Обычно они происходят от одного или пары существ. Акт творения связан с ними.

 

Второе поколение – «промежуточное поколение» – чудовища, карлики, гиганты и т.п. Образ этого поколения неустойчив, в некоторых мифах гиганты относятся к богам, а некоторые из богов – к этому «промежуточному» поколению. Например, в греческой мифологии титаны (гиганты) считаются первым поколением, а почти все боги изображаются как второе поколение. Обычай изображать раздельно первые два поколения отличается в разных мифологических традициях в связи с особенностями развития этой мифологии, однако разделение на поколения в целом сохраняется.

 

В развитых мифологических традициях разделение на поколения идет по двум линиям: первая линия отражает поколения богов, вторая – деление человечества на поколения, или же формируется сложная длинная цепочка поколений, в которой две линии поколений пересекаются, продолжают друг друга. .. В мифологической традиции первобытного общества «потомки богов» и «потомки людей» не разделяются, фактически они предстают как поколения живых существ вообще (и боги, и люди). В мифологической традиции оседлых рабовладельческих обществ (греки, шумеры, индийцы и др.), имеющих государственность, эти представления усложняются. У тех же народов которые фактически от первобытного общества сразу перешли к кочевому феодализму (тюрки, монголы), остов первоначальных представлений сохраняется довольно долго. Поэтому есть возможность реконструировать характер древнейших представлений через тюрко-монгольский фольклор и язык.

 

Итак, мы можем показать цепочку «мифологических поколений» в прототюркской и тюркской мифологической традиции, сформировавшуюся в своей основе уже в первобытное время и сохранившую по большей части структуру внутренних связей в кочевую эпоху, следующим образом..

 

Первое поколение – время Праматери (ергежей, ал, абак, ажи, дана, халша, тазша).

 

Второе поколение – время гигантов и карликов (алып, ергежейли, албасты, абаасы). Для мифоэпики и эпоса это время героических предков (Алып Ер Тонга, Алпамыс, Косай, Казан, Козы Корпеш, Нукуз, Киян, Аншыбай, Алаша и др.).

 

 

Третье поколение – люди

 

Если в древних представлениях такие персонажи, как алып (великан), албасты, ергежейли, были обитателями земли первоначальных времен, то в более поздних представлениях временной характер был утрачен, и они превратились в «обитателей подземного мира».

 

Деление на поколения в фольклоре и языке не может иметь «чисто» мифологический характер, т.к. «мифо-эпические поколения», «генеалогические поколения», «эпические, квазиисторические поколения» существуют в каждом роде, племени, суперэтносе, объединенных в государство родах и племенах. С ходом времени, особенно со сменой религии характер, количество и названия этих «поколений» меняются. Эти представления также меняются в той или иной мере с исчезновением родов, племен, народов и формированием из их остатков новых родов, новых племен, новых этносов. В степи в один и тот же период времени имели место десятки таких процессов этногенеза большего или меньшего масштаба, если же пытаться охватить всю историю степи, то такие процессы повторялись много десятков раз. Можно только пытаться представить, сколько раз менялись свойства, значения и имена. Однако мировоззрение кочевников имеет одну особенность: оно сохраняет представления, которые должны были бы стать запутанными в ходе тысячелетий, в виде сжатой, простой, рациональной системы связей.

 

Имена мифического «промежуточного поколения» в случае исторической необходимости превращаются в реальные, исторические этнонимы. Вместе с тем бывают случаи, когда реальные исторические этнонимы для следующих поколений превращаются в «мифические, древние поколения». Например, в осетинском мифоэпосе великанов – соперников нартских богатырей – называют «гумирами». Исследователи считают это название реликтом, сохранившимся от названия древних киммерийцев. Понятие чудь в русском языке является обобщенным названием финских народов, обитавших в Северо-Восточной Европе до появления русских. Процесс превращения мифологического названия в этноним и этнонима в название мифологического поколения может повторяться несколько раз: персонажи, первоначально являвшиеся «мифическим поколением», в какой-то исторической ситуации начинают жизнь в качестве «реальных этнонимов», в следующий исторический период этот реально-исторический этноним опять превращается в название «принадлежащего древним временам мифического поколения». Мы отметили три таких периодических изменения в тюркском языке и фольклоре. Не имея возможности четко доказать их существование, попытаемся проиллюстрировать этот тезис путем группирования мифо-лингвистических примеров.

 

 

Мифические поколения. Абасы

 

В словаре Махмута Кашгари есть слова абақы, абашы. Об абакы говорится, что он «оберегает от сглаза» и является «пугалом (караульным), устанавливаемым в саду и на бахче». Это название древнего мифологического образа, утратившего прежний характер, профанизировавшегося в представлениях тюрков-мусульман. Судя по тому, что он превратился в пугало для птиц, внешний вид абакы был пугающим и для человека. Функция абакы как оберега от сглаза является отголоском древнего мифологического, этнографически-обрядового характера образа абакы.

 

Второе слово – абашы. М. Кашгари объяснил это слово как абакы, т.е. налицо тождество абашы – абакы. Возможно, первоначальным вариантом слова было абасы или Аб-әже, Абас[22].

 

В казахском языке, эпосе, родословной традиции есть персонаж по имени Абақ, Абат. Абак – один из первопредков в некоторых родословиях (например, у кереев и сарыуйсуней, вообще, в Старшем жузе), Абак (Абат) – сын Асана кайгы. В основе этого имени находится персонаж древнего «мифического поколения» (потомства), что можно понять из слова абас (замещение с > қ, т.е. абас > абак). Компонент бас (абас) в слове албасты является понятием такого же характера. Все они могут быть реконструированы только через образ абасы (абаасы, абааһы) в саха-якутском эпосе.

 

Образ абаасы в саха-якутском мифе осложнен более поздними представлениями, частично изменился и его характер, однако благодаря хорошо сохранившемуся фольклорному материалу есть возможность реконструировать древний характер абаасы.

 

Абасы или Абас (каз. Абақ) – великаны или лилипуты (карлики), духи. Они – дети «праматери»; вместе с айы (айы > анг > нг) они составляют «промежуточное поколение» в мифе, «первое поколение» в мифоэпике. В мифоэпосе – олонхо – они имеют однозначно негативный характер, однако в первичный, нейтральный период мифологии они были творцами, «создавшими» людей, животных и растения. Казахский образ абак (абас) имел именно такой характер в древние времена. Позднее, понятие абак (абас) в качестве праматери или праотца превратилось в имя предка в генеалогии и имя эпического батыра, полностью утратив первоначальный характер.

 

 

Генеалогический Абак

 

Традиция использовать имя Абак в качестве имени предка в родословной хорошо сохранилась в Старшем жузе. В одном из вариантов генеалогии Майкы происходит от Уйсуня, Абак (Аксакал) – от Майкы, от Абака – Ысты, Шапырашты, Ошакты, Сарыуйсунь, Албан, Суан, Дулат. В родословной, записанной Н. Аристовым, тт Майкы – Бахтияр, от Бахтияра – Уйсунь, от Уйсуня – Абак и Тарак, от Абака – бий Караша, от Караша – Байдибек, от трех жен Байдибека – все роды Старшего жуза (кроме жалаиров и канлы-шанышкылы)[23]. В опубликованной в 1994 году «Генеалогии казахов» число поколений предков увеличилось (Кейки > Тобей > Бахтияр > Котан > Уйсунь > Майкы > Уйсыл > Сакал > Абак (Аксакал) > бий Караша > 8 родов Старшего жуза), однако место Абака сколько-нибудь значимо не изменилось. Родословные обычно бывают многовариантными, поэтому «рокировки имен предков» не отражают истину, главное – само имя и его общее место относительно реальных родов. Абак является генеалогическим первопредком основной части казахского Старшего жуза. Он равен генеалогическому Майкы с точки зрения устойчивости присутствия и распространенности в родословных. Поэтому Абак может считаться одним из древнейших мифо-генеалогических предков не только Старшего жуза, но и древних родов и племен, составивших основу всего казахского народа. Одним из вариантов образа Абака является хан Абулджа, являющийся дальним предком всех тюрков в родословиях Рашид-ад-дина, Абульгази, Кадыргали Жалаири.

 

Абак или Абат как герой эпоса и легенд – сын Асана-кайгы и его жены Тана. Вместе с тем это имя стало прозвищем одного из исторических персонажей ХІҮ века, в этом плане Абат – «первый хан», основатель казахской государственности.

 

Один из вариантов имени Абак – Уақ (увақ, убақ). У казахов существует род с таким названием, значение слов уак и абак одинаково.

 

Еще один вариант имени Абак – Омог (омог > обог > абак)[24]. Омог или Омогой-бай – дальний предок, праотец саха-якутов (вместе с Эллеем). По легенде, Омогой-бай первым пришел на современную якутскую территорию и стал ханом этой земли. Услышав об этом, в Якутию пришел и Эллей, он женился на дочери Омогой-бая, современные якуты происходят от этих двух персонажей. Итак, здесь также омог (Абак) обладает ролью «первопредка народа».

 

 

Абан и Абгаль

 

Необходимо глубже рассмотреть природу образов абгаль шумерской и абкаллу сопутствующей ей семитоязычной аккадской мифологий Согласно шумерскому мифу, мифические существа абгали впервые научили шумеров строить города, т.е. создали цивилизацию. Живший в ІҮ-ІІІ вв. до н.э. и знавший персидскую, вавилонскую среду греческий историк Берос описывает шумеро-аккадский образ, называвшийся Оаннес. Согласно этому описанию, Оаннес – «первочеловек» в облике получеловека-полурыбы в шумеро-аккадском мифе. «Первоначально люди жили дикой жизнью, подобно зверям. И вот тогда из моря вышел Оаннес, он научил народ Вавилона (до того – Шумера) земледелию, строительству городов и храмов, науке, письменности, т.е. он заложил первые основы человеческой цивилизации». Исследователи связывают мифологический образ, ставший известным благодаря тексту греческого историка, с образами Энки, Кулулу[25], абгалей в шумерском мифе. Здесь абгали – это подчиненные богу Энки существа, обитающие в подземном мировом океане пресных вод Абзу, они считались строителями большинства городов Месопотамии. Таким образом, абгали – культуртрегеры, первые цивилизаторы.

 

Попробуем восстановить первоначальный вариант имени Оаннес. По нашему предположению, оно восходит к слову абан (абанг): абан >аван > ауан > оан > оаннес. Очевидна связь компонента аб в этом первоначальном слове (круг в знаке абак) с рассмотренными ранее понятиями аб (абан, абар, абас, абак), к тому же Оаннес (т.е. Абан) является «первочеловеком». Значение, предположительно придаваемое В.К. Афанасьевым слову Оаннес, соответствует эпитету Энки умману – «мастер». Относясь с сомнением к этой гипотезе, мы, тем не менее, поддерживаем привязку слова Оаннес (Абан) к образу Энки.

 

В.К. Афанасьев выдвинул предположение о том, что шумерское слово абгаль и аккадское апкаллу может означать «мудрец». В свою очередь мы хотим напомнить о существовании казахского слова абыз (жрец, мудрец), также связанного с понятием аб (ср. с жрецами – служителями культа Кулулу, являющяегося обличьем Оаннеса).

 

Слово абгаль сформировалось в виде аб-кал (аб-канг > аб-кан > аб-кал).

 

Итак, абгали – наставники-цвилизаторы у шумеров. Теперь мы можем перейти к рассмотрению образа гиперборейцев в греческой мифологии.

 

Образы, относящиеся к гиперборейским в греческой мифологии, немногочисленны, среди них по именам известны персонажи мужского рода Абарис, Абарид, Аристей. Привлекает внимание, что имена Абариса и Абарида образованы на основе слова аб > абар. Согласно греческому мифу, Абарис «странствовал по всей земле со стрелой в руке и при этом не питался», Абарид же «восстановил прежние дружеские отношения между Делосом и Гипербореей». Судя по окончаниям ис (вероятно, артикль в конце отдельных слов в греческом языке) и ид (греческий формант, означающие «чей-то сын, потомок») в конце имен Абарис и Абарид, общим названием гиперборейцев было абар (абар > абарид). Анес Сарай считает, что гиперборейцы так и назывались абар.

 

Эти абары-гиперборейцы, по словам самих греков, научили эллинов наукам и искусству, об этом рассказывает один из персонажей драматургического произведения Плутарха (І-ІІ вв.), «побывавший в Гиперборее и получивший у гиперборейцев астрономические знания в соответствии со своим уровнем человека, исследующего геометрию». Таким образом, греки считали гиперборейцев народом, опередившим все остальное человечество в науке и искусстве. Признание древними греками, считавших все другие народы варварами, превосходства над собой другого (пусть даже мифического) народа в знаниях, говорит о многом. Еще в одном мифе рассказывается, как Зевс после победы над титанами, навел на своего отца Крона сон, навеки сковавший его. Потомки титанов Гипербореи с почетом унесли погруженного в сон Крона к себе на родину, уложили его на «блестящий как золото» камень в глубокой пещере. В этом месте они воздвигли святилище. Жрецы этого святилища не только поклонялись богу, но и были погружены в исследование всех наук[26]. Из развитой греческой мифологии и квазиисторических сочинений становится ясно, что в первоначальном греческом мифе существовало представление о цивилизаторах-абарах (гиперборейцах).

 

Попробуем перечислить некоторые проблемы, связанные с этими «гиперборейцами».

 

1. С одной стороны, образы гиперборейцев Аристея, Абариса, Абарида являются человеческими аспектами бога Аполлона. Поэтому необходимо рассмотреть образа Аполлон в связи с Гипербореей.

 

2. Имена Аполлон, Абарис, Абарид происходят от одного корня аб.

 

3. Гиперборейцы изображаются жрецами, освоившими науку, знания, искусства. Говорится даже, что именно гипербореец (по имени Олен) был первым жрецом и первым сочинителем поэзии. Невозможно не сопоставить это первенство абаров в жречестве и казахское слово абыз (жрец, мудрец), также образованное от корня аб.

 

4. Главный храм в Гиперборее, как его описывают «греческие путешественники» в трудах греческих историков, имел сферическую форму. Сфера, как известно, – это шар, т.е. речь идет о круге или абаке. Заставляет задуматься сходство названия Абар (Гиперборея) и казахского названия «сферы» – абақ.

 

5. Проблема Аполлона и Лебедя (См. Шестой раздел «Лебедь и Аполлонический комплекс» Книги четвертой «Мифологии предказахов». – Пер.).

 

 

Попробуем сравнить это греческое представление с рассмотренным выше шумерским представлением.

 

Абгаль

Согласно шумерскому мифу, абгали научили шумеров искусству и знаниям

Абар (абарис – гиперборейцы)

Согласно греческому мифу, этот народ научил греков науке и искусству

 

 

Эти два в типологическом плане схожих образа имеют еще одно сходство – лингвистическое сходство их названий: слова абарид и абгаль восходят к одному слову аб. Это не случайность, поэтому необходимо искать реальные причины такого сходства.

 

 

Потомки алыпов

 

Значение казахского слова алып (гигант, великан) хорошо известно, т.к. слово это часто используется в современном живом языке, в повседневной жизни. Это слово является общетюркским, в этой своей форме оно встречается уже в орхоно-енисейских памятниках ҮІІІ в. Итак, на протяжении вот уже 1300 лет слово алып сохраняется без всяких изменений, эта жизнеспособность слова внушает уверенность, что оно существовало в этом своем значении и 2600 лет назад, и 3900 лет назад.

 

В ҮІІІ-ХІІІ вв. слово алып использовалось в тюркской среде в качестве имени, т.е. уже в тот период мифологический характер слова начал утрачиваться. Например, верхового коня Культегина звали Алып Шалчы, в высеченном на камне тексте, найденном у реки Барык (Хакасия) упоминается человек по имени Алып Тұран. В документах ХІ в. встречаются имена Алып Қара Ұран, Алып Дерек. В словаре М. Кашгари часто упоминается дальний предок и первый царь всех тюрков Алып Ер Тұңға (Тоңа ер Алып). Похоже, что в Х-ХІ вв. самым известным мифо-генеалогическим именем в среде сельджуков и караханидов было именно имя Алып Ер Тунга. В казахской мифологической традиции слово алып участвовало в образовании имен Алпамыс (Алып-Манаш), Алып Қарақұс. Слово алып утратило мифологический характер в связи с распространением ислама. Некоторое представление о древнейшей природе образа можно получить, рассматривая образ великанов-алыпов в казахских сказках и свойства образов, имена которых образованы с помощью этого слова (Аюалпаң, Судысалпаң, Таудыталпаң).

 

 

***

 

Алып – «первое поколение» в мифоэпике. Тюрки почти полностью утратили древний облик этого образа, известны лишь имена «первого поколения предков-богатырей» (Алып-Манаш > Алпамыс, Алып Ер Тунга). Тем не менее, алыпы в казахском языке и фольклоре описываются как «огромные телом, обладающие чудовищной силой», в сказках они являются аналогом образа дэвов (дәу). В казахских сказках встречаются имена батыров-дэвов, образованные на основе слова алпаң (Аюалпаң, Судысалпаң, Таудыталпаң). Есть возможность собрать и другие, похожие имена. Можно предположить, что это отголоски образа «дочеловеческого поколения великанов».

 

Слово алып образовано на основе палиндрома связанного со знаком абак слова абанг > абал: аб-ал > ал-аб. Слово, означающее «мать и дитя», теперь приобрело значение «первоначальный» (аб) «потомок, существо, поколение» (ал, анг).

 

Кроме тюркской мифологии, мифологические персонажи с названием, образованным на основе слова алаб широко представлены в германской мифологии. Например, в скандинаво-германской мифологии (исландской, норвежской) есть образ альв. Альв (alf, множ. аlfar)[27] относится к категории карликов[28]. Это мифологический персонаж, близкий к современному пониманию образа ергежейли («ростом с вершок, борода сорок вершков»). Они также являются творцами, демиургами.

 

Один из альвов в скандинавской саге носит имя Альвис[29]. Имя этого мудрого карлика родственно реконструированному нами прототюркскому образу Албас (албыс). Образы эти оказались разными, однако слово – общее.

 

Чтобы более полно понять характер образа альвов в германской мифологии, стоит присмотреться к образу эльфов в немецких и английских сказках. Шведы называют их elf (множ. elvar), англичане – elf (множ. Elves), немцы – elbe. Эльфы фактически являются «карликами», относятся к категории умельцев, творцов-демиургов.

 

Похожее имя присутствует в мифологической традиции южносибирских кетов: Альбэ – «первочеловек», «первошаман» и культуртрегер, в качестве «первочеловека» он близок тюркскому Алып Ер Тунга. В кетских представлениях Млечный путь является Дорогой Альбэ, созвездие Ориона – головой оленя, преследуя которого, Альбэ забрался на небо[30]. Связь Альбэ с этими двумя небесными объектами позволяет сопоставить его с тюркским Аргымергеном и греческим Аполлоном.

 

Слова алып, альв, эльф являются прочтением в обратном порядке (палиндром) слов Аполлон, Абыл, абгаль, абарис, абас (абаасы), абак, однако сохранившиеся мифологические описания указывают на их типологическое сходство. И слова, и их значения восходят к общему началу.

 

Образы карликов и великанов в мифологии отличаются ростом (карлики, ергежейли – маленького роста, великаны, алыпы, дэвы – огромного роста), умом и «культурностью» (карлики ближе к «культуре», а великаны – к «природе»), однако фактически они близки друг другу по силе, поступкам и происхождению, во многих случаях свойства одних упоминаются по отношению к другим, поэтому их часто рассматривают как один образ или образы из одного мифологического гнезда. Тюркские алыпы и германские альвы (эльфы) являются персонажами, развившимися из одного первоначального образа в разных направлениях, их названия также восходят к одному слову. Возникает вопрос о происхождении образа и направлении заимствования. Нельзя не заметить, что тюркская этимология выглядит убедительнее германской, поэтому мы можем утверждать, что германцы заимствовали у тюрков. С точки зрения современной истории древнейшим периодом контактов германцев и тюрков является эпоха гуннов (ІІІ-Ү вв.). Слово и образ же принадлежат гораздо более древним временам, поэтому можно предположить, что прототюркский и протогерманский языки взаимодействовали в Ү-ІІІ тыс. до н.э. Это предположение также противоречит современной исторической «истине», однако в случае необходимости выбирать между нашей гипотезой и концепцией ортодоксальной науки, мы будем вынуждены утверждать: ортодоксальная концепция нуждается в изменении.

 

 

***

 

Упомянутое у Геродота имя старшего из сыновей скифа Таргитая – Липоксай – нуждается в мифо-этнической интерпретации. Говорится, что от Липоксая произошло племя авхат. В этнониме авхат компонент ат (т) является, с одной стороны, окончанием множества, с другой стороны, формантом для образования этнонимов (этот формант, прототюркский по происхождению, сохранился лишь в персидском и монгольском языках), в таком случае основным именем является авх, т.е. абық, абақ. В труде римского автора Валерия Флакка сам Липоксай называется Авхом, в качестве внешних отличий Липоксая-Авха упоминается белизна волос и особый головной убор. Белый цвет связывается с жречеством. Д.С. Раевский пишет: «При социальном толковании природы скифских родов в потомках Липоксая следует видеть представителей жреческой сословно-кастовой группы, с чем согласуются упомянутые Валерием Флакком атрибуты Липоксая – белые волосы (в скифской и вообще индоевропейской цветовой символике белый цвет связан с жрецами) и специфический головной убор. Название «авхаты» трактуют как «благие»[31]. Воспроизведя это мнение, отметим: а) ошибочно привязывать белый цвет как символ жречества только лишь к скифам или индоевропейцам; б) если Авх-Липоксай – жрец, то следует отметить – слово авх и казахское абыз (жрец) близки по значению и имеют общий корень.

 

Что можно сказать о слове Липоксай > Липок? В контексте соответствия авх – абыз следует присмотреться к этому слову. Вполне вероятно, что Геродот исказил при фиксации неудобное для греков скифское слово. Первоначальное алып (алп, алип, елп, илп) превратилось у Геродота в Лып > лип. Возможно, оригинальный вариант имени Липоксай – Алыпақ-сай, где ақ (оқ) – древний суффикс.

 

Если Алыпак – Алпаксай – Липоксай (Лыпоксай) – Авх является старшим из сыновей Таргитая, то его имя вполне вероятно на уровне реальной этнической генеалогии означает древний народ. Мы отмечали в связи с тюркским понятием алып (герман. альф, эльф), что оно в тюркской традиции выделения мифологических поколений означало «первое поколение (потомство) человечества» – «поколение до человечества». Мифические алыпы изображаются в облике дэвов-великанов или же ергежейли-карликов. Как видите, понятие алып присутствовало и в скифской родословной. Скифские жрецы (абызы-авхаты) считали себя потомками этого Алыпа (Липоксая, Главного Жреца).

 

 

Некоторые примеры чтения знака абак

 

Перед нами находится знак. Круг и точка в его центре. В первую очередь мы ассоциируем его с разными вещами, как имеющими реальную природу, так и абстрактными. Если круг мы отождествляем с каким-то объектом, то точка оказывается другим объектом, связанным с первым, или деталью, отдельным элементом первого. Можно создать сюжет с участием этих двух объектов. Один из примеров мы уже приводили: круг – это вода, а точка – земля посреди (или в глуби) окружающей воды. Это и есть «чтение» знака абак. Сохраняя в памяти этот вариант чтения, можно попытаться «прочесть» знак абак еще раз. Так можно создать мифологический сюжет, событийную основу, продолжая процесс «чтения» знака абак и сопрягая между собой варианты «чтения». По сути, мифология основывается на творении мифа путем сопряжения вариантов «чтения» знака. Можно было бы провести специальное, полнокровное исследование этого метода, однако наша задача – рассмотреть некоторые примеры в соответствии с темой книги.

 

 

Яблоко и знак абак

 

Разрежем самое обычное красное яблоко посредине и рассмотрим разрез. Перед нами немного неправильный круг. В середине видно несколько семян. Если отвлечься от множественности семян и представить их одним семенем, то мы увидим круг с точкой в центре. Итак, яблоко – один из вариантов ассоциации со знаком абак. Слово алма возникает в результате чтения знака.

 

Круг – ам, точка – нг (анг), полное название знака – ам-анг. Название точки (анг) меняется: анг > ан > ал. В результате знак читается ам-ал. Слоговый палиндром дает ал-ам, палиндром одного из слогов – ал-ма.

 

Ал-ма – казахское название яблока. Каково название этого фрукта на других языках?

 

В древнем латинском языке яблоко называлось мала. Из древности дошло до нас выражение, определяющее меню римских аристократов, – «аб ово усквэ ад мала» – «от яйца и до яблока». Римляне начинали свою трапезу яйцом и заканчивали яблоком. Ово – яйцо, мала – яблоко. Слово мала также восходит к знаку абак: ам-анг > ам-ан > ам-ал, затем в каждом, сохраняющем свое место слоге меняется порядок звуков и получается слово мала.

 

Названия яблока в германском, романском, кельтском языках также связаны с чтением знака.

 

Немецкое апель: ам-анг > ам-ан > ам-ал > аб-ал > ап-ал > апель.

 

Английское эпл: ам-ал > аб-ал > ап-ал > эпл.

 

Ирландское әабал, валлийское афал: ам-ал > аб-ал > аф-ал.

 

Русское яблоко, здесь явно влияние тюркского словобразования: ам-ал > аб-ал > аблук > яблок(о).

 

В греческом мифе у Адониса был друг Мелос. После смерти Адониса, в сильном горе после смерти Мелос повесился на яблоне. В честь Мелоса яблоню стали называть «мелос»[32]. Нас не удивляет сходство названия яблони «мелос» в этом мифе и лат. «мала» – алма. Ма-ла > мело(с), т.е. само имя стало причиной создания мифа.

 

Вероятно, название яблока было выведено из знака абак уже на самой первой ступени создания мифа, т.к. практически во всех мифологических традициях присутствует «мотив яблока».

 

Вспомним «мотив яблока (и змеи)» в легенде об Адаме и Еве в традиционной мифологии иудаизма, христианства и ислама. Змея уговорила Адама и Еву, обитавших в райском саду, отведать от запретного яблока. Побуждаемые змеем, они нарушили запрет и были изгнаны из рая. Таким образом, «мотив яблока» был введен в мифологию на ранней стадии, в миф о первой человеческой паре. Это нельзя считать случайностью. Лишь в ходе чтения знака абак мы смогли понять причину введения этого мотива, которому раньше не придавали значения или, точнее, который оставался необъясненным.

 

В мифологических традициях яблоня имеет место в поздних пространственных, ориентационных моделях мира.

 

Мотив яблока в скандинавской мифологии. Великан Тьяцци – один из первонасельников земли йотунов (турсов) – похищает в обличье орла богиню Идунн и ее чудесные молодильные яблоки. Помогавший ему в этом похищении бог-асс Локи в облике сокола возвращает и богиню (предварительно превратив ее в грецкий орех), и яблоки[33].

 

У высшего бога мордовской мифологии Нишке есть яблоня, под которой она собирает для пиров подвластных ему богов[34].

 

В адыгейской мифологии герой-нарт Псабиду отправляется искать целебное яблоко, растущее на золотом дереве. У Тхагеладжа, обладающего функцией бога плодородия и земледелия, есть золотое яблоко, растущее на золотом дереве, он дарит его нартам. Одна половина этого яблока – белая, вторая – красная, если мечтающая о ребенке женщина съест белую половину яблока, то она родит дочь, если красную – то сына[35].

 

В армянской мифологии у бога солнца Арэва есть яблоко вечной жизни. Образ Арэва, чье имя означает «солнце», в армянской мифологии неустойчив, иногда он изображается в облике девушки, иногда – юноши. В одном мифе он спорит с сестрой за право сторожить мир днем и ночью. Дом Арэва на востоке, но вечером, после заката он отдыхает в доме матушки на западе. В армянском языке заход солнца называется «майрамут», что означает «вход к матери». В других вариантах говорится об обители Арэва на дне озера Ван[36]. Нетрудно заметить связь Арэва со знаком абак, с понятиями абак-протокосмос и потусторонний мир.

 

В греческой мифологии Эрида – дочь Ночи и внучка Хаоса – обладает золотым яблоком. Это яблоко является символом раздора; оно стало поводом к десятилетней войне ахейцев и троянцев[37]. Если хаос > қуыс – круг (хаос < хавос < (х)аб < (х)ам), то дочь Хаоса Никта (или Никс, Ночь) – это точка. Яблоко Эриды возникает из более позднего прочтения знака абак.

 

В сербо-лужицкой поговорке говорится о боге громовержце и молниеметателе Дундере, храпящем под дикой яблоней. Мифологи связывают этот образ с раскатами грома[38].

 

В индийской мифологии есть представление о двипах. Слово «двипа» означает «остров», «континент» и является названием крупных участков суши. Среди этих континентов наиболее почитаемым является Джамбу-двипа. Слово «джамбу» здесь означает один из видов яблони. Эта яблоня растет к югу от мировой горы Меру[39].

 

В осетинском нартском эпосе у праотца нартских богатырей Уорхага была удивительная яблоня. Ее плоды исцеляли от всех болезней. Дочь владыки водного царства Дзерасса в облике птицы прилетала в сад отведать яблок. Богатырь Ахсартаг женился на ней, и от них пошел один из нартских родов[40].

 

Вурунсему, обладающая характером богини солнца в хаттской и хеттской мифологии, также имела яблоню, растущую у источника[41].

 

Фея Моргана – персонаж западноевропейского средневекового цикла рыцарской литературы о короле Артуре – это образ, связанный с кельтской мифологией. В кельтском мифе Моргана – старшая из девяти сестер, считавшихся владелицами чудестного яблоневого сада[42].

 

В кельтской мифологии есть понятие о потустороннем острове блаженных Аваллоне. Чаще всего его располагали на далеких Западных островах. С древности существует традиция связывать название острова с яблоком: Аваллон – яблоневый остров. Это – народная этимология. В кельтском языке абал (афал) – «яблоко». Английский летописец ХІІ в. Гальфрид Монмаут, заимствовал слово аваллон из валлийских источников, ввел его в новый литературный цикл в форме «гигантский остров яблок» (лат. insula Avallonis).

 

Если компонент он (авалл-он) в слове Аваллон означает «пространство» (точка в центре круга, «пространство», «земля», «другой мир»), то слово авал появилось при первоначальном чтении знака абак: аб-анг > аб-ан > аб-ал > авал. Поскольку это слово обладало еще и значением «яблоко», то образ яблока стал толчком к созданию мифа. Аваллон > Абал-унг > Мир-абак. Позднее кельты забыли это значение слова, поэтому используя сохранившееся значение «авал – яблоко» придали слову Аваллон новый смысл.

 

Согласно мифу, на острове Аваллон кроме стеклянной башни (дворца) есть также сад с чудесными яблоками. Вообще, устойчивость мифа о «чудесной яблоне (саде), растущей на западе, в потустороннем мире» в разных традициях заслуживает внимания.

 

В греческой мифологии также есть представление о яблоневом саде, растущем далеко на западе. Этот сад принадлежит Есперидам (Гесперидам), которых на казахский лад можно было бы назвать девушками-пери. Эти девы живут на краю мира на берегу реки Океан, охраняя дарующие вечную молодость яблоки. Нетрудно заметить типологическое сходство греческого и кельтского мифа, если, не обращая внимания на мелкие детали мифа, сконцентрироваться на образах «яблони на западном краю мира» и «охраняющих яблоки девушках». В обеих традициях яблони растут на далеком западе, и их охраняют девушки. В этот ряд можно включить сюжеты сказок и мифов о «чудесной яблоне в царском саду, девушках, прилетающих в облике птиц кушать яблоки, о птичьем пере, оставшемся в руках сторожившего сад юноши». Все эти образы отражают тот этап развития мифа, когда представления о древнем знаке абак и «мире-абак» были забыты и, в соответствии с чтением знака как «яблока» стали возникать новые мифы о «яблоке».

 

С мотивом яблока связан еще один устойчивый образ. Это образ дракона или змеи, стерегущей яблоки. В мифе о гесперидах дракон стережет яблоки.

 

Жрец созерцает знак абак. Он помнит наставления учителей о том, что знак означает «первоначальный мир». Но он пытается понять, почему знак абак, означающий мир, вместе с тем обладает значением «яблоко». Он не знает причины возникновения слова, учителя ничего не сказали ему об этом. Он знает лишь, что слово алма (или абал) означает плод яблони, и что знак абак изображает мир. Поэтому он принимается «играть» (интерпретировать) понятиями «мир», «потусторонний мир», «яблоко», создавая конструкцию мифа о «растущем в потустороннем мире яблоневом дереве», постепенно дополняя эту конструкцию именами, деталями, ландшафтом. Так в мифологии возникает «мотив яблока». Этот первоначальный мотив распространется в разных направлениях, обретая новые детали в каждой этно-культурной среде. «Мотив яблока», сохранившийся до сегодняшнего дня в мифологии, сказках разных народов, является результатом тысячелетних изменений единого представления, первоначально возникшего в одной среде.

 

Абал на уровне знака абак – это огненный протокосмос, точка в центре круга (огонь, сын, Солнце). Позднее его стали понимать и как само Солнце, и как солнце в подземелье. Отсюда возникает вариант чтения, где круг – это ночь, а точка – это солнце. Похищение золотого яблока в мифе и сказке – это смена дня и ночи, утренняя заря.

 

 

Значения слова абак в казахском языке

 

Самая простая и вместе с тем сложная геометрческая фигура – знак абак. Она состоит из круга (окружности) и точки в его центре. Идеальный знак абак можно начертить, высечь на плоской поверхности – на бумаге, камне и др.

 

Что можно сказать о трехмерном пространстве? Здесь определенные геометрические формы можно условно называть абак. Число объектов трехмерного пространства, напоминающих форму абак, бесконечно. Такие объекты можно найти и в природе, и в теле человека, и среди созданных человеком предметов. Для удобства обсуждения их можно привести к простой системе классификации. Можно выделить три вида геометрических форм абака.

 

1. «Замкнутые полости», «закрытые шары», например, яйцо, мяч, внутренность могилы, снаряд, фрукты – яблоко, айва, алыча, абрикос, бахчовые плоды – дыня, арбуз, тыква и др. Сюда можно отнести любые формы, которые могут быть названы «круглыми», «шарообразными», «цельными». Главная особенность – отсутствие отверстия, цельность, закрытость.

 

2. «Полость, имеющая отверстие», т.е. шарообразные объекты, имеющие одно (два) отверстия, например, комната, ротовая полость, пещера, кувшин, мешок, бочка, бутыль, цистерна, баллон. Фактически они также относятся к шарообразным предметам, их отличие от первого вида – пустая внутренняя полость и одно (два) отверстие – вход.

 

3. «Открытая полость» или полушарие, т.е. рассмотренные до того формы, как бы расколотые надвое. Условно их можно назвать «сосудами» (посудой), например, чаша, котел, блюдо, яма, выемка, ров, поднос, разделенные надвое арбуз, фруктовый плод, яйцо и др.

 

Можно было бы привести рисунки реальных обликов перечисленных объектов, однако это выходит за рамки книги. Более доступно схематическое изображение в двухмерном пространстве «закрытой полости», «полости с отверстием» и «открытой полости». Даже и на бумаге схематические изображения бесчисленных объектов-абак могут быть представлены в форме круга, четырехугольника, овала и т.д., что потребовало бы множества рисунков. Поэтому в книге мы будем называть знаком абак универсальную условную фигуру, являющуюся как бы «идеальной» формой многочисленных абаков. Эта форма – круг с точкой центра и одним радиусом.

 

Итак,

 

Круг с точкой в центре является для нас идеальным, универсальным, утилитарным знаком абак.

 

 

Это – профиль, изображение в разрезе реального абака. Вид сверху рассмотренной выше «открытой полости» также представляет круг (и точку). А что представляет вид сбоку такого «полуабака»? Это полукруг, полушар или дуга. Следует перечислить пространственно-геометрические понятия, отражающие геометрическую форму абаков. Эти понятия будут необходимы нам позднее в наших мифо-лингвистических изысканиях. Итак:

 

Круг

Точка

Выпуклость, выемка

Дуга, грань, кромка, ребро

Полость, пустота, пористость

Отверстие (рот), врата

Внешнее и внутреннее

 

 

Среди этих понятий наиболее важными индикаторами являются окружность-круг, выпуклость, полость и дуга. В названии любого «предмета», выглядящего снаружи – сверху или сбоку – как выпуклость или полость, круг, при изображении которого используется дуга или окружность, есть смысл поискать понятия, связанные со знаком абак. Например, холм или выступающая над глазом бровь не являются абаком, однако их изображение представляет выпуклую дугу , т.е. в их облике при известном абстрагировании можно увидеть «открытую полость – абак». Это свойство можно попытаться обнаружить в значениях их названий.

 

 

***

 

Вероятнее всего, в наше время лишь ученые-этнографы знают о существовании инструмента (снасти) под названием абақ, о названии рода абак-керей, лишь герольды-шежиреши знают имя Абак предка сарыуйсуней-тюркешей в верхнем уровне генеалогии, и только фольклористы знают о эпическом батыре с таким именем, относящимся к «первому» поколению персонажей эпического цикла «Сорок крымских батыров». Что об этом слове знаем мы, простые смертные? Итак,

 

Абақ – приспособление для ловли рыбы и дичи.

 

Абақ – родовой знак-тамга.

 

Абақ – легендарно-эпический антропоним.

 

Абақ – этноним.

 

Абақ – мешок, торба.

 

Все эти «абаки» означают некую реальную или абстрактную полость, выделенное пространство. Существуют также «абаки» с небольшими фонетическими изменениями.

 

Лабақ – абак. Праформа *l-*ab

 

Абақты, лабақты – тюрьма, зиндан. Праформа *l-*ab.

 

Абажа, кебеже – сундук. Праформа *k-*ab > *ab-*aja > *keb-*eje.

 

Абдыра, әбдіре – сундук. Праформа *ab > *ab-*ad-*ir > *abdir.

 

Аба – чехол, покрывало для одежды. Праформа *ab.

 

Кепе, жеркепе – временное жилище, лачуга, землянка. Праформа *k-*ab >*keb > *kep.

 

Қабақ, кабак, кабаре, кабина, кабинет – названия комнат, помещений. Праформа *k-*ab.

 

Кепи, кепка, кепеш, кепе – головной убор. Праформа *k-*ab.

 

Жабық – закрытый, жап – закрой, жабын – покрывало. Праформа *j-*ab.

 

Қабық – корка, қауақ – тыква, бутон, полый, кеуек – полый, пористый, тыква, қабақ – тыква, кеулеу – дырявить, выедать. Праформа *k-*ab >*kau > *keu.

 

Қап, қапшық – мешок, қаптау– оборачивать, упаковывать, қапы – слабое, узявимое место, қапырық духота. Праформа *k-*ab > *kap.

 

Қуыс – полость, қуық – мочевой пузырь. Праформа *k-*ab > *kob > *kou.

 

Қапас – тюрьма, темница, қабір– могила, захоронение, қабырға – ребро, стена, қабыртқа – ребро. Праформа *k-*ab.

 

Таба – сковорода, табақ – блюдо. Праформа *t-*ab.

 

Табан – стопа, таман – ближе, рядом, төмен – вниз, түмен – десятитысячное войско, түп – глубь. Праформа *t-*ab > *tam > *tom > *tum.

 

Апа – старшая сестра, абысын – невестки одной семьи, аба. Праформа *ab.

 

Емшек – женская грудь, емеген – молочный брат (сестра), емік, емізік – соска. Праформа *ab > *am > *em

 

Абыз – жрец, сәуегей – прорицатель. Праформа *s-*ab > *sau.

 

Қобыз – музыкальный инструмент, қобашық – маленький футлярчик, табакерка, көпшік – подушка. Праформа *k-*ab > *kob > *kop.

 

Ауыл – аул. Праформа *ab.

 

Әуселе – желудок, қуық – мочевой пузырь (хаусала, возможно, принятая арабская этимология является ошибочной)[43]. Праформа *(h)ab.

 

Әулі, аула сарай, двор с дворовыми постройками (хаулий, считается арабским словом). Праформа *(h)ab.

 

Перечень этим не ограничивается, однако уже эти примеры показывают, что многие слова казахского языка образовались на основе древней праформы *ab. Это характерно не только для казахского, но практически для всех языков Евразии. Для одних в большей, для других – в меньшей степени. Специальное исследование, включающее сбор и сравнительный анализ таких слов, оставим на долю специалиста, мы же ограничимся сказанным.

 

 

Из словаря Махмуда Кашгари

 

Мы обратимся к словарю Махмута Кашгари, чтобы определить семантическое поле казахских, тюркских слов, образованных на основе праформы *ab (*ub, *ob), т.к. в его словарном фонде отразился – хотя бы частично – тюркский лексикон более чем 900-летней давности. Огромный временной промежуток отделяет нас от той эпохи, однако большинство слов из этого старинного словаря с небольшими внешними изменениями сохраняются в современном казахском языке. Отсюда следует простой вывод: если слова почти не изменились в течение 900 лет, то они существовали в этих своих значениях столько же лет еще до того, как их зафиксировал М. Кашгари. Вполне вероятно, что слово, существующее в казахском языке образца 2000 года, в тюркском языке М. Кашгари 1070 г., существовало и во времена Культегина в 730 году, и во времена Аттилы в 450 г., и во времена повелителя хунну Моде в 200-ых гг. до н.э. Характер слов в словаре М. Кашгари позволяет вообразить, с каких времен они существуют, в какие времена праформа *ab, лежащая в их основе, была актуальной, использовалась в качестве оригинала.

 

қобұқ (1-441)[44]

кеуек (пористое, пустотелое), құыс (полость)

*k-*ob

қавұқ (1-441)

құық (мочевой пузырь)

*k-*av

қоба (3-318)

қауға (ведро)

*k-*ob

қовы (3-307)

қуыс, кеуек

*k-*ov

қовұқ (3-226)

қуыс, кеуек

*k-*ov

қавұқ (3-226)

қуық

*k-*av

сұбы (3-297)

сопақ (овал)

*s-*ub

қауұқ (3-226)

кебек (отруби, отруби проса)

k-*au

йұвды (3-86)

домалатты, домалатысты, домалатқызды (покатил, заставил катиться)

*y-*uv

йұвұшды

йұвтұрды

йұбұлды (3-90)

жұмырланды (округлился, стал упругим)

*y-*ub

йұмғақ (3-62)

домалақ (круглый), жұмыр (округлый)

*y-*um

күврүк (1-538)

дабыл, дауылпаз (барабан, бубен)

*k-*uv

қап (3-204)

а) бурдюк, б) посуда, сосуд, в) оболочка младенца (послед) в материнском лоне. (Автор не упоминает очевидное для казахскоязычного читателя слово қап – мешок, оболочка и пр. – Пер.)

*k-*ap

күуүк (3-227)

мужчина, самец (Автор не упоминает очевидное для казахскоязычного читателя слово күйек – гон, случка. – Пер.)

*k-*uu

қабақ (1-440)

қыздық (девственность, девственная плева)

*k-*ab

қабалады (3-454)

қыздығын алды (лишил девственности)

*k-*ab

абытты (1-245)

жапты (накрыл, закрыл), жасырды (спрятал)

*ab-*t

кеп (3-172)

похожий, копия, каз. кеп – «ипостась, облик»

*k-*ep

 

 

Эти слова созданы на основе праформы *ab (*av, *au, *ob, *ov, *ub, *uu, *um), в большинстве случаев присоединением к ней спереди показателя *k. Осмысляя значения этих слов, означающих конкретные предметы, можно указать общие значение корня *ab: а) полость, т.е. имеющая полость, внутреннее пространство посуда, предмет, инструмент, орган тела; б) имеющий округлую, овальную, гладкую форму и соответствующий глагол; в) внешняя оболочка этого округлого, гладкого объекта; г) значения, производные от первых трех значений и имеющие отношение к человеку; д) закрывать, прятать, быть невидимым. Если связать эти значения с обликом пространственного объекта, то получим форму абак –полую внутри, с гладкой внешней оболочкой (коркой).

 

Почти все приведенные слова присутствуют в современном казахском языке, и существует возможность продолжить этот перечень, отобрав в словарном фонде слова с основой *ab.

 

Примеры других языков: Кааба, каб (араб.), кабаре (фр. сabaret), кабак, кибитка (вошли в русский язык из тюркского языка), кабина, кабинет (лат. cavitas – полость, пустота), камера, камбуз, капелла (фр. кapelle – часовня, капелла), капсель (рус. капсель – огнеупорная форма. – Пер.) (нем. кapsel – коробка), капсюль, капсула (лат. capsula – ящичек), кубок, куб, кювет (фр. сuvette – миска, таз, лохань), купе (нем. сoupe – закрытый экипаж), кейп (англ., фр., нем. сape – плащ с капюшоном, накидка), кап (древесный нарост). Все эти слова означают «некое полое пространство» и восходят к праформе *kab (*kub, *kum, *kam, *kav, *kap) < *ab. Они близки тюркским примерам как по значению, так и по происхождению.

 

 

Происхождение слова Ұр (Ұрым)

 

Слово Ұрым сформировалось в связи с одним из вариантов «чтения» древнего знака. Первоначальное название точки в центре круга – нг, фонетический вариант этого названия – унг. Унг, в свою очередь, меняется ун > ул > ур. Когда знак забывается, праформа ур начинает самостоятельную жизнь. К ней присоединяется словообразующий формант-суффикс (анг, ак, ам) и образуются слова уранг, урак, урум (урунг, урук, урум и т.д.); фонетические варианты породили многочисленные варианты. Мы не ставим целью перечислить их все, в этом нет необходимости, мы лишь хотим показать основное направление словообразования.

 

Мы уже отмечали, что «чтение» знака абак дает нам понятия «материнское лоно и семя», «мать и дитя», , «дом и семя, род». В развитой мифологии они порождают множество абстрактных значений, таких как «род, племя, народ – их территория» > «человечество – очеловеченное пространство», «мертвец – могила», «мертвецы, духи – мир мертвых».

 

Слова ұрым (ур-ум) и ұрық, сформированные на основе корня ұр, породили следующие семантические цепочки:

 

Ур – урум – урук – ұрық (семя, род), құрсақ (материнское лоно, утроба), ұрғашы (самка, женщина), ұрпақ (поколение, потомство).

 

Ур – урум – урук – могила, захоронение, мир мертвых.

 

Ур – урум – урук – үңгір (пещера), үй (дом), город, территория народа.

 

Ур – урум – урук – человечество, род-племя, общество. Об этих значениях писал уже Олжас Сулейменов. Но он не смог раскрыть первоначальное значение корня ур. Тем не менее он верно отметил историческую тенденцию, исходящую из слова[45].

 

После забвения первоначальной традиции чтения знака абак слово ур (ор) из названия точки превращается в название круга, более того, знака абак в целом. Вспомним значение слова ор в казахском языке. Это ров, выемка, яма в земле, пещера, дверь. Вид сверху самого обычного рва или ямы действительно напоминает круг.

 

Изображенный на плоскости Ор – это круг, колесо.

 

Ор – «яма», «выемка». Словом ор можно назвать как естественно образовавшуюся яму или овраг, так и выкопанную яму, траншею. Используя это существительное ор, а также глаголы ора (окружай, заворачивай), орал (возвращайся), можно показать элементарную геометрическую форму понятия ор. В двухмерной системе координат, т.е. на плоской поверхности, ор является обычной окружностью (все виды замкнутых линий), кругом. В трехмерной системе координат ор является обычным или перевернутым конусом, цилиндром, полушарием и т.д. В качестве «первоначального Ор» мы возьмем самую простую из этих форм – круг и начнем с него наш разговор.

 

Ор – круг. Ор – полое пространство. Что такое «полое пространство»? В реальной жизни количество объектов, соответствующих этому определению, бесконечно, одно только перечисление их является трудным делом. Дом, пещера, сарай, могила, комната… Все это полые пространства. Абстрактно… город – это также полое пространство, и море, и сама земля…

 

Попробуем составить краткий словарь:

 

Ұра

Искусственная пещера, землянка, соответствует рус. «подвал», «погреб». Вырытый в земле примитивный склад для хранения продуктов и др. вещей. Вход в такой погреб бывает тесным и круглой формы, а внутреннее пространство (дно и бока) может быть округлым или четырехугольным. Часто после определенных мер для сохранности заложенных в такой погреб продуктов его входное отверстие закапывается.

Орұ

То же, что и ұра[46].

Орұн, қара орұн

Могила, захоронение, кладбище[47]. Используется в казахском языке.

Ұрас (урас)

В саха-якутском языке летний дом, построенный из вертикально вкопанных бревен с перекрытием.

Юрта

То, что казахи называют киіз үй (войлочный дом), т.е. круглое в плане жилище кочевника с покрытым войлоком деревянным остовом. Это слово существовало в тюркских языках, но теперь забыто, сохранившись в русском языке. Юрт, йорт, жұрт (стойбище, стоянка, народ).

Ур

Монг. «могила». Монголы каменные насыпи, захоронения народов, существовавших на нынешней монгольской территории в древности (сарматы, скифы, хунну, тюрки) связывают с единственным известным им древним этносом – кыргызами и называют их «кыргызскими могилами» (кыргыз ур). Казахское слово көр (могила) восходит к первоначальному корню ур.

Урна (urna)

Сосуд с пеплом покойного (латинск.).

Урбан (Urban)

Город (латинск.).

Вар

Город (индоиран.)

Варош

Город (венгер.)

Ұрт

Ротовая полость (каз.), т.е. «полость», «закрытое пространство», ср. рус. «рот», латинск. or, франц. oral (оральный).

Орт

Место (нем.). Орт – термин горно-рудного, шахтного дела.

Орта, орда

Орта (середина, среда) – казахское, тюркское слово, восходит к понятию точки в центре круга (орталық – центральный, ортақ – общий, ортаңғы – средний из, орташа – в среднем). Орда – тюркское слово, монгольский вариант – орду (ордо). Ср. лат. орден. Слово орда означает не только ханский шатер, но и подвластную хану территорию, т.е. государство, страну. Орта или орда – центр управления страной, ханский шатер, т.е. страна (ел) – круг, орда – центральная точка. В вертикальной и горизонтальной мифологической модели мира орта – собственно человеческий мир, т.е. орта – «человек», в пространственном аспекте «страна», «человеческий мир, ойкумена», «государство».

Варта

Арьяварта – «страна ариев» – название государства в индоарийской «Ригведе», основанного ариями после прихода в ХҮ в. до н.э. в Индо-Пакистанский ареал, таким образом варта означает «страна». Очевиден общий корень слова варта с тюркским орта, орда, т.е. происхождение древнего индоарийского слова от прототюркской основы.

Урма (urma)

Стоянка, поселение, летнее стойбище (коми)[48].

Урта

Земля (шумер.), например, Нинурта – богиня земли (подземного мира) (нин – хозяйка, урта – земля)[49].

Ураш

Имя жены бога неба Ана, матери-богини земли в шумерской мифологии, в шумерском языке это слово означает «земля».

Урулока (uruloka)

«Средний мир», т.е. «земля» в индоарийской ведической мифологии (небо – сваргалока, подземный мир – наракалока)[50].

Урдеш

«Верхний мир» в мифологии сохранивших древний индоевропейский язык нуристанцев северо-восточного Афганистана (средний мир – мичдеш, нижний мир – юрдеш)[51].

Орто (ортос)

В греческом языке «прямой», «правильный» (орфография, ортодокс).

Ордо

Латинскому ордо – порядок, индоиранскому рита, арта, русскому ряд (порядок) соответствует казахское рет (ряд, порядок). Все эти слова восходят к чтению знака абак (ор – круг, т – точка), т.к. «круг с точкой в центре» в качестве самой простой, идеальной геометрической формы является символом целостности, гармонии, порядка, логической увязанности.

Орай, орайын келтіру

Орай (каз.) особая точка на волосистой части головы, макушка, вокруг которой волосы растут в разные стороны, располагаясь по спирали, напоминая циклон. Орайын келтіру – улучить удобный момент, создать благоприятную ситуацию (букв. «побудить прийти орай»).

Орос (oros)

Гора (латин.). В казахском языке ему соответствуют өр (высокий, возвышенный, подъем, вверх), в славянских языках гора.

 

 

Цветовая символика

 

В вертикальной модели мира у тюрков средний уровень (мир) символизируется красным цветом (верхний – белым, нижний – черным), в горизонтальной модели центральная зона – желтым цветом. Красное и желтое – цвета огня, это становится понятно в контексте слова *t (от – огонь), находящегося в центре круга, с этим связано и слово өрт (пожар). Компонент арт в имени солярного героя осетинской мифологии Артхурона тождественен казахскому өрт. В романо-германских языках апельсин называют оранже, оранге (orange). Главный показатель, ставший причиной появления такого названия, – круглая форма плода (*or-*ang) и связь знака-оран с огнем, солнцем, «красно-желтым цветом».

 

 

Дорога

 

Слова орау (окружать, заворачивать), оралу (возвращаться), орам (моток) означают некоторую линию-дорогу, т.е. геометрическая форма or означает дорогу. Отсюда происходят русское слово дорога (*d-*оrog), латинское орбита (orbis, orbita – дорога, след, тропа). В латинском слове оригинал (originalis) компонент ор означает «первый», «первоначальный», «первичный».

 

 

Ыр – жыр

 

Казахи жыр жырлайды (сказывают эпос, песнь), каракалпаки, башкиры, татары и ногайцы йырлайды, кыргызы ырдайды. Таким образом, ыр – «говорить» или «петь песню» (издавать звук). Латин. оrare – «говорить», отсюда оракул (oraculum), оратор (orator), оратория. Имя прославленного фракийского певца Орфея (Orpheus) в греческом мифе также связано со словом ор. К чтению знака абак восходят и узбекское гәпірі (говорить), казахское күбірлеу (шептать) и көпіру (болтать), русское говор, персидское хабар: (һ)аб-ар > (г)ов-ор > (г)әп-ір > (к)үб-ір. Здесь аб (хаб, күб, гәп, гов) – круг, ар (ір, ор) – точка. Слово это не индоевропейское, а гиперборейское, т.е. прототюркское.

 

 

Жарату

 

Круг и точка в знаке абак могут передавать значение движения, творения. Например, орау, өру (плести) – это также творящее действие. Өрнек (узор, орнамент) также порожден творящим: *or-*an > *or-*en > *oren-*ek > *ornek. Өрнек означает «разрисовывание, клеймение камня вкруговую (орап)». Латинское слово орнамент (ornamentum), означающее «украшение, узор», также восходит к праформе *or-*an или *or-*na. Оно означает и предмет (и знак абак), и действие по его созданию. Такие казахские глаголы, как орнау (утвердиться), орнату (утвердить, установить), орналасу (разместиться), орындау (исполнить), также являются отголосками «изначальной созидательности». Рассмотрим русское слово узор. Оно также связано со знаком абак: узор < *uz-*or <*or-*os. К знаку восходит и понятие көз (глаз), көру (*kor < *k-*or, видеть). В русских словах взор, зреть, зрение, узреть, зоркий можно увидеть круг и «узор» (тюркское көр и русское зор являются однокоренными словами: kor > *sor).

 

Наш знак абак – это ою[iv] (*onguk > *oyuk < *oy-*ok). Точка в центре круга – онг (унг, нг) превратилась в ой (уй, й). Казахское слово ой, означающее «мысль, дума», а также «дыра», возникло таким путем. Таким образом, слово является прототюркским. Ою, все время превращающееся в бесконечный, подобный спирали или колесу круг, индоиранцы восприняли от прототюрков в значении «меняющийся», «ветра». Имена «бога ветра» в иранском мифе Вайю и в индоарийском мифе Ваю (Vayu – ветер, воздух) восходят к прототюркскому слову ою (ойуқ). В этот же ряд можно включить такие русские слова, как веять, веяние. Объединяет их прототюркская «точка» – *ong > *oy – «вырезать, продырявливать, просверливать». Если ою – это деяние жреца, то постепенно это деяние превращается в шаманское действо (бақсы ойыны – шаманское камлание, ойун –древнетюркское название шамана), а затем в действие, предпринимаемое для развлечения, улучшения настроения, т.е. в ойын (игра). С этим тюркским словом связано и русское ваять, изваяние. Значения ой, ою, ойын, ойнақ (игрище, жынойнақ, қызойнақ, итойнақ ( жын – джинн, дух, қыз – девушка, ит – собака.)) восходят к одному началу.

 

Выражение ор қазу (рыть ров) означает творческий акт, также как и өру (плести), глаголы орау (заворачивать, делать вкруговую), ору (косить), өртеу (сжигать), өрлеу (двигаться вверх, подниматься), ұрлау (воровать) означают некие действия. С праформой *or, со знаком абак связано греческое слово орган (organon), означающее «инструмент», а также происходящие от него латинские слова организация, организатор, организм. Сама праформа *or здесь имеет функцию глагола, вместе с тем присоединяемые к этой праформе точки-праформы (*at, *al, *an, *am, *ab, *as, *ak, *ay) также исполняют функцию глагола.

 

Когда к праформе *or присоедияется праформа *t (ат – стреляй, ет – делай, ұт – выигрывай, өт – проходи и др.), имеющая универсальное значение «действия», возникают такие широкораспространенные глаголы, как *ort, *art, *ert.

 

 

Вместо выводов

 

Слова и семантические гнезда, восходящие к знаку абак, не ограничиваются перечисленным. Многие народы освоили изобретенный гиперборейцами метод словообразования из знака абак, а также слова, полученные благодаря этому методу. Это и тюрки, и семиты, и индоевропейцы. Различны лишь степень и масштаб использования метода у разных народов.

 

 

 


[1] «Тірік» – древнетюркское понятие, вместо которого в современных языках используются варианты тірі (живой), тірлік (жизнь, забота), тіршілік (жизнь,существование). Мы будем использовать слово тірік не только в значении «жизнь», но также и в значении «существо, живое существо», что обычно переводится пространным выражением тіршілік иесі (букв. («обладающий жизнью).

[2] Здесь мы имеем в виду конкретный биологический термин – сперма (семя)

[3] Тумақ – зародыш, эмбрион.

[4] В «Толковом словаре казахского языка» (1978. Т. 3. С. 250) указывается, что слово «ебей» означает «старая женщина» и имеет синонимы «ебейін», «ебесін», «ебене». Стоит отметить, что нелитературное слово (глагол ebat) русско-славянского языка, означающее половые отношения, восходит не к христианскому имени праматери Евы, а к тюркскому корню *ab-.

[5] Махмұт Қашғари. Түрік сөздігі (Тюркский словарь). А., «Хант», 1997. Кн. 3. С. 215 . (В дальнейшем МК 3-215. Первое число указывает порядковый номер книги, а второе – номер страницы ).

[6] Возможно, лат. «нуль» (nullus – «никакой») восходит к нашей нг – точке нүкте.

[7] Слово «тоғыс» (соединение, слияние, пересечение) и «фокус» (focus> phocus > thocus > tokus) происходят от одного корня.

[8] Казахское жөн (жөн-жосық – «правильный, предустановленный порядок», жөндеу — «исправлять, ремонтировать», жөнін айту – «говорить правду, по истине», жөнелту – «отправить (по предначертанному пути)», жөнелу – «отправиться») образовано на основе нг. Жөн > Й-онг – «истина, порядок, правильное дело, правильная мысль, правильное слово». Из палиндрома нг > гн образовалось греческое понятие гнозис – «знание, наука, познание», т.е. каз. жөн и греческое гнозис являютсяо однокоренными словами.

[9] В словаре Махмуда Кашгари : ал – «красный», йалды – каз. жалындады – «воспламенился» (МК 3-88, 225). Отсюда каз. алаула (пламеней), жалын (пламя), ал-қызыл (огненно-красный).

[10] В словаре Махмута Кашгари йул – «родник, ключ, источник» (МК 3-202). Лингвисты, специализирующиеся на топонимике, указывают, что в кетском языке формант уль или ул означает «река» (например, в топониме Барнаул). Формант іл (ыл, ол) в значении «вода, река» сохранился в названиях рек Еділ, Есіл, Тобыл, Ойыл, Еміл, Қиыл, Оскол и др.

[11] В словаре М. Кашгари йылқы – общее название крупного скота» (МК 3-49). Вероятно, современное казахское значение жылқы – «лошадь» является поздней конкретизацией, т.к., например, в чувашском языке вылах представляет общее название скота. Казахские слова ылақ (козленок, вариант лақ), үлек (самец одногорбого верблюда) представляют поздние конкретизации, формант лақ в слове тайлақ (молодой, годовалый верблюд) хранит древнее значение.

[12] МК 1-75, 3-23, 75.

[13] В словаре М. Кашгари оза – опередивший, прошедший, өзлек – время, эпоха, ізі – следующий год, год после следующего года (МК 1- 118, 119, 133).

[14] Греческое слово архэ, используемое в международных терминах археология, архаика, архитектура, археология, напоминает казахское слово арғы. Действительно, слова arche ( основа, первоначальный, начало), archi ( главный, старший), archaios, archaikos (древний) соответствуют казахским словам арғы ата ( дальний предок, прапредок), арғы уақыт (древнее время) во всех отношениях. С ними созвучно и французское слово arriere (задний, находящийся сзади).

[15] Слово яркий, вообще слова с корнем ярк в славянских языках являются заимствованием из древнетюркского языка. Ярк – каз. жарық. В словаре М. Кашгари йарұды – жарқырады (сверкнул), йарұтған – жарық қылған, жарқыратқан (осветивший, сделавший светлым, ярким). Например, күн ол ажұнұғ йарұтған – дүниені жарқыратқан күн ол (это солнце, осветившее, заставившее сиять мир) (МК 3-75, 125).

[16] Греческое слово eidos, означающее вид, образ, также восходит к связанной со знаком абак праформе *eng-*d < *eyd.

[17] Мифы народов мира. М., Советская энциклопедия, 1 том – 1987, 2 том – 1988. Т. 1. С. 92 (в дальнейшем МНМ 1-92).

[18] В этот же ряд можно включить сохранившийся в фольклоре некоторых тюркских народов (Саяно-Алтай, карачай-балкарцы) образ емеген (эмеген) – «великанш с болтающимися грудями» (*amakang > *emek-*eng > emegen).

[19] Очевидно происхождение от праформы *am, т.е. от знака абак греческого слова gamos, означающего брак, бракосочетание.

[20] Слово ныпсы (прозвище, псевдоним), употребляемое в казахском языке в качестве синонима слов есім, ат стоит в этом же ряду: ныпсы > нымсы > ным > *nim (Здесь, вероятно, оговорка автора, речь идет о ныспы. – Пер.).

[21] С точкой в центре круга связанА праформА *n, *ng , стоящая в начале тюркских слов нысан (объект), нақ (точно, как раз, именно), нүкте (точка), негіз (основа), нәрсе (вещь, предмет), а также вопросительных слов, таких как не (что), неге (почему), неліктен (отчего), не үшін (зачем), неше (сколько), нендей (на что похоже). Они родственны по происхождению латино-греческим, германским словам со значением «имя».

[22] МК 1-166.

[23] ҚСЭ. Т. 1. С. 19.

[24] Здесь проявляется влияние монгольского языка на саха-якутов. Монгольское слово обох означает «род». Это слово в тюркских языках с тем же значением известно в виде абак, оба, опа, аймақ. Однако в основе всех этих слов находится традиция «чтения» знака абак. Саха-якутская среда параллельно использовала два восходящих к одному началу исторических значения слова абак (родословное имя и термин «род»), в качестве имени предка приняв монгольский вариант.

[25] Кулулу – в шумеро-аккадской мифологии спутник бога подземного мирового океана Энки (Эйя). Он изображается в виде получеловека-полурыбы (верхняя часть тела – человеческая, нижняя – рыбья). В новоассирийской глиптике и рельефах в рыбоподобной одежде изображены жрецы – заклинатели культа этого бога. В.К. Афанасьев отмечает тождество этого образа образу Оаннеса (МС 301; МНМ 2-24).

[26] Г. Темкин. Колыбель под семью звездами. Дорогами тысячелетий. М., 1989. 2 книга. С. 14-15.

[27] Стоит отметить, что окончание множества –ар в слове альвар, отличное от общего германского окончания множества –ес, является прототюркским окончанием множества. Прототюркское окончание –ар в тюркскую эпоху превратилось в –лар (-лер, -тар, -тер, -дар, -дер).

[28] Карлики. МНМ 1-623.

[29] Его имя на древнеисландском языке означает «всезнающий», однако исландцы объяснили заимствованное слово через слова родного языка, т.е. эта этимология показывает производное значение.

[30] Альбэ. МНМ 1-63.

[31] Липоксай. Мифологический словарь. М., Советская энциклопедия. 1991. С. 319 (В дальнейшем МС 319).

[32] МС 358.

[33] МС 212, 231, 321.

[34] Мс 402.

[35] МС 554, 586.

[36] МС 63.

[37] МС 683.

[38] МС 438.

[39] МС 177.

[40] МС 186.

[41] МС 135.

[42] МС 375.

[43] Н. Оңдасынов. Арабша-қазақша түсіндірме сөздік (Арабско-казахский толковый словарь). А., Мектеп. 1984. С. 143.

[44] Эти числа – ссылки на соответствующую книгу и страницу словаря М. Кашгари.

[45] «Глагол ur – «оплодотворяй» сохраняется в тюркских диалектах. В казахском он перешел в разряд «несветской лексики (вероятно, ненормированная лексика вроде әкеңді ұрайын. – С.К.). Но семантика существительных, произведенных от него уже в глубокой древности, вышла на уровень обобщений – «племя», «народ», «общество», о чем говорит значение слова Uruk, ставшего названием главного города на реке Тигр – «общество», «сообщность», «племя» (шумерск.). «Кипчакский» вариант существительного проявил себя на берегах Тибра – Urba – «город», «Рим» (латинск.)» (Сулейменов О. Язык письма. С. 220).

[46] МК 1-117.

[47] МК 3-302.

[48] О. Сулейменов. Язык письма. С. 221.

[49] МНМ 1-221, 2-445.

[50] МНМ 1-221.

[51] МНМ 2-228.

 

 

 


[i] Если казахский язык звукоподражательно передает плач новорожденного как іңгә или іңә (ңға-ңға), то например в русском языке этот плач передается звуками «уа-уа».

[ii] В действительности этот знак не только был известен с древнейших времен, но и интерпретировался многими исследователями древней символики. См., например, Р. Генон. Символы священной науки. М., «Беловодье». 2002. С. Кондыбай ознакомился с этой книгой летом 2003 года и активно использовал при анализе знака абак в четырехтомнике «Мифология предказахов» (2004). По всей видимости, О. Сулейменову принадлежит идея использования этого знака для реконструкции словообразования.

[iii] Тұлып – чучело или шкура животного, тулуп.

[iv] Исследователь орнамента Алибек Кажгалиулы Малаев, приводя словарную статью (Ою І-1. Прорубить; выдалбливать; делать углубление; 2. делать резной орнамент, гравировать. Ою ІІ – орнамент; ою ойып отыр– (она) делает орнамент), разбирает сложное слово ою-өрнек, которым казахи обычно называют орнамент, и различие смыслов двух компонентов этого слова. «Существует довольно четко прослеживаемая традиция, когда слово «ою» в основном употребляется применительно к войлочному орнаменту, тогда как значение слова «орнек» распространяется на все другие случаи». (Кажгали улы А. ОЮ и ОЙ. – Алматы, 2004. С. 5). Войлочный узор ою (каз. слово ой – «мысль» и побудит. наклонение глагола ою) анализируется исследователем в сравнении с шахматами, китайской гадательной системой И-цзин, схемами и рисунками из древнемексиканских манускриптов, ювелирных украшений разных регионов мира, ворсовых ковров и т.д. «Сквозь магический кристалл казахского ою мир выглядит совсем по-другому». – пишет автор.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*