«Железные» дома в тюркской мифологии

Седьмой раздел Книги первой «Мифологии предказахов» Серикбола Кондыбая
(перевод Зиры Наурзбаевой)

Рассматривая проблему «три жуза – три ограды», мы затронули  в связи с именем Среднего жуза Болат (сталь) тему «железного дома» (подобно тому, как «Алагата / дом Алау» представляет название общества в целом, несмотря на то, что в эпосе оно обозначает один из трех родов, кварталов нартского поселения, так же и Болат может оказаться  названием казахского «дома» в целом). Продолжая эту тему, в данном разделе мы реконструируем  образ «выкованного из железа или из металла» дома в мифологии предказахов.

Железный дом.  «Железный дом» – такова наиболее часто встречающаяся характеристика дома в казахских сказках. Образ такого дома, который  может просто упоминаться или с ним может быть сопряжен конкретный сюжет, различается в деталях:

1. Мотив запирания и сожжения в железном дворце своего противника с незначительными  различиями в деталях встречается в сказках «Айдаһар қатын» – «Жена-драконтина» (Е 2-150), «Қорқау шал» – «Подлый старик» (Е 3-226), «Күн астындағы Күнікей қыз» – «Девушка Куникей в лучах солнца» (Е 2-10), «Ер Төстік» (Е 4-22), «Ералы батыр» – «Богатырь Ерали» (Е 3-159), «Түсін іздеген жігіт» – «Джигит, искавший свое сновидение» (Е 3-169).

2. Железный дом (без мотива сожжения) упоминается в сказках «Желкілдек» (Е 4-121), «Аюалпаң» (Е 4-129), «Нанбатыр» (Е 4-160). В сказке «Нанбатыр» герой спускается под землю, входит в железную дверь и видит внутри девушку, в сказке «Желькильдек» Телегей запирает в железном доме свою дочь и тулпара батыра Желькильдека.

3. «Семислойный железный дом» присутствует в записанном А. Диваевым варианте эпоса «Батыр Едиге»: желая отобрать у Едиге его красавицу-жену, хан отправляет батыра с невыполнимым заданием в дальнее странствие, перед отъездом Едиге по совету жены – дочери пери – строит для нее железный дом.

4. Семислойный железный сарай для скота есть у отца женщины-жезтырнак – человека по имени Одноглазый святой, под седлом у которого ходит белый одногорбый верблюд («Жезтырнақ» (Е 4-51)).

5. Три великана-охотника на берегу реки повстречали пустой дом, покрытый снаружи железом. В сарае привязаны сто быков, ясли перед ними наполнены кормом. Это обиталище человека ростом в пядь, борода – в пять ладоней («Аюалпаң» (Е 4-129)).

Золотой дом. По частоте образ золотого дома следует за образом дома, выкованного из железа.  Мы еще не завершили составление переченя таких домов даже в имеющихся на руках сказках, поэтому здесь приводим лишь несколько примеров:

1. В построенном из золота городе Кырана Каракшы есть 41 дом (комната, дворец) («Қыран Қарақшы» – « Грабитель Ловчая Птица» (Е 2-126)).

2. Джигит верхом на деревянном коне прилетел в незнакомый город и опустился на крышу дворца, спустившись по лестнице вниз, он увидел подобную раю внутреннюю часть дворца. Все помещение было украшено золотом, серебром, драгоценностями, алмазами,  обставлено дорогими вещами. («Ағаш ат туралы» – «О деревянном коне» (Е 3-13)).

3. Перебравшись через водную и огненную реки, батыр Канышпен превратился в плешивца Тазшу и вошел в золотой дворец. Дворец был полон девушек, среди которых выделялась ханская дочь («Қарадөң батыр» – «Богатырь Карадон» (Е 4-268)).

4. Город Мертик, в котором обитают джинны и пери. В нем есть золотой дворец, освещаемый алмазами и драгоценными камнями. Сидя на золотом троне, Шахимардан исполняет на кобызе горестный кюй («Жылан қабықты жігіт» – «Джигит в змеиной коже» (Е 2-20)).

Если говорить по правде, в отличие от образа «железного дома», образ «золотого дома», как нам кажется, представляет не столько устойчивый мифологический образ, сколько  искусственное определение, возникшее в результате сказочной тенденции гиперболизации, преувеличения. Тем не менее, следует признать наличие такого образа в мифологии предказахов,  учитывая, что «золотой дом» представляет вариант «железного дома», а также, что образ этот широко представлен в других традициях.

Серебряный дом. Пусть реже (я еще не составил полного перечня), но в текстах сказок встречаются и «выкованные из серебра» дома.

1. Белый дом из серебра, перед ним растет сад. В саду в разные стороны разбегаются дорожки. Если идти по западной дороге, то можно встретить небольшой черный камень. С разных сторон камня бъют ключи, воду которых можно пить. Нельзя пить лишь прозрачную синюю («көк») воду в белом сосуде за камнем. Когда джигит выпил эту запретную воду, перед ним предстала красивая девушка («Мінуәр мен Бибәтима» – «Минуар и Бибатима» (Е 2-85)).

2. На берегу Синей реки (водоема), среди гор Кокше есть покрытый снаружи золотом и серебром дом, по высоте не уступающий горам. В доме находится красивая девушка («Қасқырдың жасаған қамқорлығы» – «Покровительство волка» (Е 3-289)).

Параллельное  упоминание золота и серебра в последнем примере имеет устойчивый характер в казахском фольклоре, в контексте часто встречающихся «золото-серебряных»  образов (детей, жеребят, сайгаков, деревьев и т.д.) этот пример нельзя воспринимать как случайный, рассматриваемые по отдельности два металла составляют пару противоположностей.

В целом, существование образов золотых, серебряных и железных домов не является лишь результатом сказочной гиперболизации, в первую очередь, металлическая природа домов и сопряжение трех металлов являются отголосками древних мифологических представлений. В качестве подтверждения можно привести примеры таких домов в фольклоре других тюркских народов, в текстах на древнетюркском языке, а также в письменных источниках других традиций, восходящих, как мы считаем, к тюркским истокам.

 

Железный дворец Эрклика

В одном из вариантов мифа алтайских тюрков о «повелителе мира мертвых» Эрклике (Ерклике, Аргылыке) упоминается «его дворец из черной грязи или черного железа, который стоит на берегу подземного моря Бай-Тенгис или около слияния девяти рек в одну, текущую человеческими слезами, через которую переброшен мост из конского волоса, никем не преодолимый в обратном направлении». Подземный железный дворец  Эрклика на берегу моря Бай-Тенгис  полностью соответствует подземному железному дворцу Темирхана «за шестью горами, на берегу семи озер» в сказке «Ер-Тостик».

 

Стальной или медный дворец Афрасиаба

В легендах о царе Турана Афрасиабе рассказывается о дворце, который тот построил в надежде укрыться от смерти. «Один из вариантов легенды повествует, что Афрасиаб построил крепость с высокими стальными стенами, замуровав все щели и входы в нее.  На стальных балках были подвешены искусственные солнце, звезды и луна». «Авестийский» туранский царь Франграсйан – прообраз Афрасиаба – также построил для себя укрытие, но его обитель находится под землей и описывается несколько по-другому: «Франграсйан обладает подземной обителью на семи колоннах, в которой светят звезды, солнце и луна; в ней исполняются все желания».  Вероятней всего, и стальная крепость Афрасиаба изначально находилась под землей. Таким образом, крепость Франграсйана / Афрасиаба аналогична железному дворцу «владыки подземной страны хана Темира (Железо)». В свое время мы установили  типологическое соответствие образов Эрклика (Аргылыка) и Афрасиаба (Франграсйана), поэтому с уверенностью можно предположить, что на типологическом уровне крепость со стальными стенами Афрасиаба, железный дворец Эрклика и железный дворец Темирхана в казахской сказке тождественны. Это бесспорный вывод.

Семь колонн соответствуют «семи комнатам».

 

Железный дом Ергенекон. Тескентау

Древнетюркская генеалогическая легенда о Ергенеконе свидетельствует, что и древние тюрки связывали свое происхождение с «железным домом», «железным пространством». Приведем отрывок из текста легенды, повествующей о братьях Нукузе и Кияне,  ради сохранения потомства укрывшихся в военное лихолетье вместе с семьями в «ущелье» Ергенекон. Потомки Нукуза и Кияна за четыреста лет размножились и более не помещались в Ергенеконе. Старейшины решают выйти из ущелья и поселиться на отчих землях. Но тюрки не могут найти дорогу, ведущую из ущелья во внешний мир. «Среди них был металлург, который сказал: «В таком-то месте есть железная руда, если расплавить ее, откроется дорога». Вожди осмотрели названное место и одобрили предложение кузнеца. Весь народ собирал топливо и уголь к этому месту. В горной расщелине  сложили дрова и уголь, сделали и установили семьдесят мехов. Все семьдесят мехов заработали одновременно. Божьим соизволением, огонь разгорелся сильно, и  железная гора начала плавиться, потекла. Открылась дорога, по которой мог пройти груженый верблюд. В течение нескольких дней, считая часы дней и месяцев,  они вышли из горы. Этот день стал традиционным праздником для монголов (тюрков – С.К.). В этот праздник кусок железа кладут в огонь, раскаляют докрасна, щипцами извлекают из огня и кладут на наковальню. Сначала хан, а за ним и беки бьют по железу молотом. Этот день почитается как «день выхода из теснины на родину предков».

В этом фрагменте легенды можно отметить следующие значимые моменты.

1. Вход в Ергенекон братья нашли, «идя по следу архара», здесь архар – Солнце, т.е. речь идет о годовом обращении Солнца.

2. Не случайны слова «считая часы дней и месяцев, они вышли из горы». Должен  существовать конкретный астрально-календарный смысл в праздновании дня «выхода из горы».

3. Расплавить железную руду означает открыть железную дверь. Если дверь – железная, то и вся гора, вероятно, железная, железным является и Ергенекон.

4. Не случайно и  число 70 (т.е. 7) в фрагменте о семидесяти мехах, расставленных в семидесяти местах. Разожженные в 70 местах огни можно отождествить с семью звездами в подземной обители Франграсйана.

Казахский Тескентау (букв. «Продырявленная гора») – это Ергенекон: в народной памяти забылась легенда и название Ергенекон, но событие «продырявливания горы» сохранилось. Фразеологизм «оказаться за, перевалить, перейти через Продырявленную гору» («Тескентау асып кетті») в этом контексте означает: во-первых, «возвращение в Ергенекон», во-вторых, Ергенекон тождественен Изначальной Традиции; уход Асана Кайгы и сери-рыцарей Изначальной Традиции из этого мира выражен словами «ушли за Тескентау». Если Тескентау – это Ергенекон, Асан – хранитель Изначальной Традиции, тогда Ергенекон и Изначальная Традиция оказываются одним и тем же пространством.

Еще одно сопоставление: если Ергенекон – «железная теснина»,  то и железная (медная) крепость (или подземная обитель) Афрасиаба / Франграсйана фактически тождественна Ергенекону.  На типологическом уровне действия Нукуза и Кияна, укрывшихся от врагов в Ергенеконе, и Афрасиаба / Франграсйана, спрятавшегося в крепости или подземной обители от смерти, одинаковы.

 

Металлический дворец Темюра Дюкагула

В отличие от предыдущих примеров,  связанные с образом Темюра Дюкагула тексты «Огузнаме» невозможно напрямую сопоставить с рассматриваемым образом. Поэтому нам придется остановиться и рассмотреть ситуацию с разных сторон. Каган Огуз во время одного из своих великих походов «… в пути увидел огромный дом. Крыша этого дома была из золота, окна – из серебра, а двери – из железа. Заперты были, но не было ключа. В войске пребывал один прекрасный муж, имя которого было  «Темюрдю кагул» (Темюр Дюкагул. – С.К.). Приказал ему:  «Оставайся здесь, открывай. Дверь открыв, возвращайся в орду». Поэтому дал ему имя Калач и отправился вперед». Образ запертого дома без ключей с золотой крышей, серебряными окнами и железными дверями сформировался не  в связи с историческими событиями, а в результате трансформации, профанизации древнего мифа. Этот образ не является чисто мифологическим,  первоначальным, однако письменно  зафиксированное описание позволяет восстановить мифологический праобраз. В реальности, это еще один конкретный вариант «трехкомнатного» (или «семикомнатного», «девятикомнатного») Торетама.

Железный дворец владыки мира мертвых  Эрклика (Аргылыка), железный дом Темирхана с наглухо закрывающейся дверью в казахских сказках,  встречающиеся в казахских сказках золото-серебряные дома с железными дверями или железным  покрытием напоминают этот золото-серебряно-железный запертый дом. Очевидна, таким образом, многовековая, многотысячелетняя история сохранившегося в казахских сказках образа «металлического дома». Сравнительный анализ позволяет:

а) реконструировать или дополнить описание, детали, инвентарь, топографическое расположение сохранившегося в современном казахском фольклоре образа «металлического дома» с привлечением древнетюркских, туранских материалов и фольклора других тюркских народов;

б) двигаясь в обратном направлении, дополнить характеристики жилищ Афрасиаба / Франграсйана, Темюра Дюкагула, Эрклика, используя современные фольклорные материалы  казахов и других тюркских народов;

в) самое главное, реконструировать предказахский (прототюркский) образ «металлического дома», являющийся общим для всех названных примеров архетипом.

Существуют следующие комбинации золота, серебра и железа, имеющие мифологическую логику:

Во-первых, золото и серебро обычно упоминаются вместе, составляя бинарную оппозиционную пару; Солнце и Луна, день и ночь, утро и вечер и др. пары противоположностей могут быть представлены в виде оппозиции «золото и серебро».

Во-вторых, железо само по себе обладает мифологическим значением, оно упоминается отдельно как символизирующее некую «древность».

В-третьих, в случае комбинации трех металлов «железо может означать  целостность, а золото и серебро – внутренний дуалистический характер этой целостности». Таким образом железо символизирует единство, внутри которого в равновесии находятся два дуалистических свойства (золото и серебро).

В-четвертых, такие металлы как железо, золото, серебро, а также медь могут располагаться в определенном иерархическом порядке, означающем пространственно-временную преемственность. Например, четырем векам человечества в греческой мифологии, четырем частям Манвантары (юга) в индуистской мифологии придается характер четырех металллов:

1. Золотой век (крита-юга или сатья-юга, «век творения»).

2. Серебряный век (трета-юга).

3. Медный век (двапара-юга).

4. Железный век (кали-юга).

Если на основе казахских материалов металлы рассматривать как материал для строительства отдельных комнат (домов) одного дома, то получим следующее схематическое изображение такого дома:

 

ГАУХАР, СХЕМА НА С. 172

Золотой век

Серебряный век

Медный век

Железный век

 

Или:

Золотой век

Серебряный век

Медный век

Железный век

 

Эта временная логика полностью соответствует символизму предказахского «дома», что подтверждается примерами, в которых золотой ларец находится внутри серебряного сундучка. Можно предположить, что у предказахов, как и у греков, индусов и майя, существовало древнее представление, соответствующее модели четырех веков человечества (эта тема подробно будет рассмотрена в главе «Коркут-ата и Время» в Книге четвертой). Здесь железный век  человечества – нынешняя эпоха – описывает внешнюю стену (слой) «металлического дома». Вероятно, с этим связана и многочисленность «железных домов» в сказочных материалах, здесь проявляется двойственность значения слова «темір»: а) в качестве последнего металла железо символизирует внешнюю стену, оболочку, б) в прототюркскую эпоху слово «темір», вероятно, означало не конкретный металл, а любые металлы вообще, на это указывает его этимология. В этом случае золото оказывается «темір», серебро – «темір» и медь – также «темір».

Если числовые показатели «домов внутри дома» применить к образу металлического дома», то золотому дому соответствует число 1, серебряному дому – 3, медному дому – 7 (9), железному дому – 40.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*