Мой один день на Кок-джайляу

Зира Наурзбаева

Воскресное утро. Мои планы отоспаться нарушил телефонный звонок. Подружка Аида, зная мою утреннюю лень, в ультимативной форме потребовала через 20 минут стоять на остановке. Я разбудила братишку, сунула в рюкзак пару бутербродов и термос с чаем, и мы рванули на остановку. Из подошедшего 11 троллейбуса Аида помахала мне рукой, и мы присоединились к ней и ее двум младшим братьям. В конце 80-х «пробок» в Алматы еще не было, а потому через минут 15-20 мы уже штурмовали автобус, идущий от гостиницы «Казахстан» на Медео.

На Кок-джайляу я бывала сотни раз, но именно этот поход запомнился больше всего. Был конец мая, однако зима была снежной как никогда, а весна холодной, поэтому на северных склонах, в ущелье снег лежал чуть не по пояс, в то время как на южном склоне он давно стаял. Тропинка по гребню шла то по насту, то по подсохшей земле. Мои кроссовки сразу же начали пробуксовывать: спросонку обулась я не очень подходяще, да и честно сказать, в те годы особого выбора обуви у меня, как и у многих, не было.

Вдыхая с наслаждением смолистый воздух, добрались до Кок-джайляу и на  сухом пригорке устроились на обеденный привал. Быстро слопав еду, мальчишки начали барахтаться в снегу, а мы с подругой чинно беседовали, присматривая за младшими. Их крики как-то странно разносились во влажном и холодном молчании джайлау. Подошли к краю джайляу, откуда открывался вид на затянутый (уже тогда!) смогом город.  Видно было, как смог подобно дракону ползет вверх по ущелью. Идти в город не хотелось, но уже начало холодать, поэтому решили спускаться.

И вот тут мои кроссовки подвели меня нешуточно. В погожий день по тропинке прошелся не один десяток людей, их ноги перемесили глину и снег, тропинка превратилась в скользкую канавку грязи. Вверх я еще как-то поднялась, а вот вниз… Получилось как говорится в одной  казахской сказке: «поднималась и падала, поднималась и падала». Идти в кроссовках по снегу тоже было невозможно.  И вот я шла, падая через шаг или два, вся перемазалась страшно.

Мальчишкам моя возня быстро надоела, и они ушли вперед, подружка же терпеливо сопровождала меня. Вдруг навстречу нам показалась группа казахской молодежи, одетая совершенно по-городскому. Они шли, о чем-то разговаривали и громко смеялись. Поравнявшись с нами спросили: «До Орбиты еще далеко?» «До какой Орбиты?» – «Нам  сказали, по этой дороге можно выйти на остановку автобуса, который в Орбиту идет». – «Да, вообще-то, но это вам до Алма-Арасана идти, очень далеко». – «А, у нас времени много». – «Тогда осторожнее, как доберетесь до Кок-джайляу, уточните еще раз дорогу у кого-нибудь». Но веселые покорители гор, не слушая наших советов, двинули дальше. Мы смотрели им вслед. Как оказалось, демисезонные женские сапоги на высоких каблуках гораздо удобнее моих кроссовок. Шпильки втыкались в снег и грязь не хуже альпенштоков, а высокие голенища защищали от снега.

«В следующий раз тоже шпильки обую», – подумала я, падая в сотый раз. Вставать сил уже не было, и я открыла симпозиум (греческое слово «симпозиум» изначально означало пир-беседу полулежащих людей), воззвала к эстетическому чувству подружки: «Посмотри вокруг, какая красота!» «Ну, совсем с природой слилась!» – ответила она.  Я подумала, что это про меня, но ошиблась.

Снизу нам навстречу шла бабулька, одетая весьма странно. Куртка-штормовка, потертый рюкзак и высокие туристические ботинки выдавали опытную туристку. Но между курткой и ботинками… на ней были только  теплые с начесом рейтузы (или панталоны, забыла как назывался этот предмет) цвета «испуганной нимфы». Если помните, в те времена шорты у нас были элементом детской одежды, даже молодежь на публике в шортах не появлялась, а тут бабулька в розовых панталонах.

Она приблизилась к нам и смущенно спросила: «Девочки, вы моих брюк не видели?».  Оказывается, она пошла по солнечному склону подальше от людной тропинки и решила позагорать, сняла брюки и пристегнула их сверху набитого рюкзака. Спустившись к трассе, решила одеться, и тут обнаружила, что брюк нет.  Делать нечего, она побрела обратно. Проблема была в том, что она весь день шла не по прямой, а зачем-то – сезон грибов и ягод еще не наступил, даже цветы еще не цвели – ходила по бездорожью зигзагами, поэтому брюки могли выпасть где угодно. Махнув рукой на стыдливость, она вышла на тропинку и попросила у людей помощи. Десяток энтузиастов принялся прочесывать склон.

Нам было недо поисков чужих брюк – собственные были мокрые и грязные до ужаса. Поэтому  мы пошли дальше, обсуждая положение человека, которому было труднее, чем мне. Наверное, придется бабульке отсиживаться в кустах, пока не потемнеет. Вдруг многогласное ура разнеслось по горам, от туриста к туристу шла радостная новость: «Нашли! Нашли брюки!» Со спокойной душой все устремились к остановке…

Жизнь нас развела с подругой, теперь она далеко, гражданка другой страны. Но я надеюсь, что когда-нибудь мы с ней поведем своих внуков на Кок-джайляу по старому маршруту, расстелем свой дастархан в тени под елями или на солнцепеке, вспомним прожитое, и этот такой долгий и богатый впечатлениями день.

Знаю достаточно о современных возможностях подтасовки информации и манипулирования общественным мнением, поэтому не берусь высказывать свое мнение о проблемах, мне известных лишь понаслышке. Но Кок-джайляу должен остаться уголком природы, доступным всем алматинцам и гостям столицы, тем, кому не по карману Чимбулак и прочие курортные прелести. Поддерживаю предложение Жанар Джандосовй превратить Кок-джайляу в пешеходную зону. А также приглашаю всех вспомнить свой один день на Кок-джайляу 😉

Фото: Алтай Наурзбаев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*