Казашка: личная свобода и никакой защищенности?

Казашка: личная свобода и никакой защищенности?

Зира Наурзбаева

Снижение статуса женщины в нашем обществе проявляется в самых разных формах. Правительство урезает декреты и повышает пенсионный возраст для женщин, кто-то «возвращается к традициям» – национальным или мусульманским, а кто-то в результате с ужасом констатирует происходящую архаизацию. Некоторые братья-муслимы, как в Таджикистане, разводятся заочно, произнеся по телефону трехкратно «талак». Хотелось бы внести некоторую ясность в тему, сосредоточившись для начала на социально-экономическом аспекте.

В первую очередь следует сказать, что казахские национальные (то, что называют «обычное право» или адат-әдет) и мусульманские традиции (шариат) в отношении к женщине довольно сильно отличаются. В казахском праве род превалирует над индивидом, по существу женщина выходит замуж в определенный род, в то время как в классическом исламе женщина сохраняет автономию по отношению к роду мужа. У нас часто путают эти понятия, и нормы шариата рассматривают как адат даже в юридической литературе.

Пару лет назад российская исследовательница (не зафиксировала ее имя, к сожалению) сформулировала такую интересную вещь: в 19 веке казашка обладала большой степенью личной свободы, но среднеазиатская горожанка была гораздо лучше защищена в социально-экономическом плане благодаря шариату. Что имеется в виду?

Как известно, в домусульманском прошлом у арабов рождение девочки (которую необходимо было обеспечить приданым) считалось, мягко говоря,  нежелательным. Существовал даже обычай убивать новорожденных девочек. Пророк Мухаммед резко выступил против этой ситуации. Он не просто запретил убийство девочек, но и утверждал, что родителям, вырастившим 3 дочерей, уготовано место в раю. Он также неоднократно говорил об уважении к матери и т.д.

В контексте темы для нас более важно то, что  в особой суре Корана и ряде хадисов были четко оговорены социально-экономические права женщины. Женщина получила право иметь личную собственность, наследовать и т.д. Большую часть выкупа за девушку отец отдает ей в качестве ее личного имущества (махр), в которое может также входить и часть имущества отца.

При дележе наследства дочь получает в 2 раза меньше, чем сын, но это лишь видимое неравенство. Ислам обязывает мужчину содержать свою жену, даже если она богаче его, и всех членов своей семьи, в том числе мать, детей, незамужних неимущих сестер. Женщина же отвечает только за себя, и она имеет полную свободу распоряжаться своим имуществом самостоятельно, независимо от мужчины увеличивая его, и у неё нет никаких финансовых обязанностей по отношению к членам своей семьи. В определенных ситуациях мужчина и женщина могут получать одинаковую долю наследства.

Эти законодательные нормы являлись очень прогрессивными не только для Ближнего Востока в 7 веке, но и для Запада со средневековья вплоть до 20 века. «До середины 20 века большинство женщин на Западе не имело права даже открыть собственный банковский счет «без согласия супруга» (Бернар А.Лиэтар. Душа денег. М. 2007. С. 203; к европейской ситуации мы еще вернемся). Таким образом, шариат защищает права женщины, но остается вопрос, насколько он применялся в реальной жизни среднеазиатских городов 19 века?

По казахским обычаям девушка и женщина пользовалась большой личной свободой. Сама кочевая жизнь с постоянным пребыванием мужчин то в походе, то рядом со стадами, требовала, чтобы женщина участвовала в производстве, а также в отсутствие мужчины выполняла многие его функции, в т.ч. организовывала жизнь аула.

Поскольку приданое невесты было по стоимости чаще всего эквивалентно выплаченному за нее калыму, можно говорить, что и у казахов выкуп за невесту отдавался ей самой. Но приданое не считалось у казахов личной собственностью женщины или даже ее малой семьи, оно было собственностью родственной общины. Вообще в традиционном казахском обществе понятие частной собственности так и не сформировалось полностью.

Обычно приданое, состоявшее из одежды невесты и ювелирных украшений, а также юрты, домашней утвари и пр., оставалось во владении семейной пары, но если семья жениха была бедна, то вещи из приданого могли быть разделены между его родственниками.

В случае развода или вдовства женщина не могла забрать себе это приданое, к тому же вещи, его составлявшие, со временем изнашивались. Проблемы не возникало, если вдова в соответствии с обычаем выходила замуж за аменгера – брата (родственника) мужа и оставалась в роду. Но если ни один из аменгеров ее не устраивал и она хотела вернуться к своим родным, то она не получала ничего, какое бы богатое приданое ни принесла в свое время. По некоторым источникам, ее кровные родственники должны были вернуть родственникам мужа выплаченный за нее калым.

Фактически права женщины в казахском обществе 19 века определялись не столько нормами закона, сколько конкретными обстоятельствами, личными отношениями женщины с семьей, в которую она вошла, ее моральным авторитетом. Например, уважаемая вдова главы рода или подрода, имеющая сыновей, могла не только отказаться от аменгера, но и фактически заменить мужа в качестве главы рода. Позиции женщины усиливались, если она имела взрослых, почитающих свою мать сыновей. Но если взрослый сын не прислушивался к мнению матери, то было ограничено и ее право  распоряжаться имуществом. Нюансов множество, случалось и так, что вдова получала долю наследства «енші» и увозила с собой сыновей к своей родне с согласия родственников мужа. Считалось, что до их совершеннолетия, но жизнь складывалась по-разному.

«…Имеющиеся у нас сведения о положении вдовы в кочевом обществе достаточно противоречивы. Видимо, многое зависит от обстановки в семье, и от отношений между матерью и сыновьями, и от того, пользовалась ли женщина уважением в семье до смерти ее мужа», – делает вывод автор обстоятельного разбора казахских семейных отношение (имя автора, к сожалению, на сайте http://www.bilu.kz/levirat.php  не указано).

Отступление: несколько слов о Европе.

В античности женщины имели две функции – рожать детей и приносить удовольствие мужчинам. Соответственно девочки уже с детства воспитывались либо для замужества, либо для проституции. Замужняя женщина как в древней Греции, так и в древнем Риме – это почти бессловесная рабыня, проводящая жизнь на женской половине дома. Она не имеет никаких прав – ни имущественных, ни личных, полностью зависит от мужчины-опекуна. Гораздо большими правами наделены гетеры и куртизанки, особенно высококлассные, лишь за ними признается право женщины на образование и развитие талантов.

Римское право было широко распространено до 5 века. Затем наступил период доминирования взглядов и норм, принесенных кочевыми варварами. В классическом средневековье германская система изменяется под давлением христианской церкви. Период средневековья до конца 13 века отмечен экономическим расцветом, расцветом искусств и наук, а также широкими правами женщин. Вся репутация средневековья как «темного» сформировалась после 13 века, тогда же инквизиция начала бороться с «ведьмами».

При Каролингах королева хранила казну, принимала отчеты от управляющих поместьями, распределяла среди придворных рыцарей дары, эквивалентные их жалованью. А в англосаксонском законодательстве женщина имела те же права на собственность, что и мужчина. Она могла по собственной инициативе развестить, и если она брала на себя ответственность за детей, то имела право забрать и половину общей собственности, она распоряжалась своим имуществом в завещании. Женщины в 10-13 веках в Европе часто самостоятельно занимались ремеслами, вплоть до изготовления шпаг, были городскими стражами и сборщиками налогов, управляли гостиницами и магазинами, имели банки. Были чисто женские виды ремесел, которыми мужчины не имели права заниматься и которые оплачивались лучше.

В результате, если Аристотель считал, что по природе своей мужчины живут дольше женщин (и анализ надгробных эпитафий древнего Рима это подтверждает), то  женщины в Европе стали жить дольше мужчин именно в 10-13 веках (Бернар Б. Лиэтар. Душа денег. С. 167-198).

Положение женщин в Европе в раннем средневековье нам интересно постольку, поскольку на него влияли нормы обычного права кочевников, хлынувших в Европу во время Великого переселения народов. Таким образом можно получить хотя бы отдаленное представление о том, как обстояли дела у наших далеких предков.

Возвращаясь непосредственно к нашей теме. Говорить о возрождении казахских обычаев в области семейно-правовых отношений смешно просто потому, что родового общества в полном смысле этого слова у казахов не существует уже более 2 веков. Использование норм шариата,  отражающего реалии торгово-ремесленного городского общества, в принципе возможно, но в действительности трудно представить у нас ситуацию, когда муж полностью содержит детей и жену, которая богаче его и которая тратит свои средства лишь на себя. Не похоже, чтобы наши мужчины, стремящиеся вернуться к традициям или жить по нормам религии, имели в виду именно это.

 

Вообще, у нас стремление возродить традиции всегда носит какой-то бытовой, неосмысленный характер. В то время как интеллектуальный традиционализм давно уже установил: попытка вернуться к пройденным этапам – реанимировать лишившиеся витальности формы прошлого – всегда чревата искажением и фарсом, а иногда даже и сатанизмом.

2013 Блог на Радиоточка.кз


Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*