Казангап

В мировой науке  давно существует мнение, что  рыцарский культ Прекрасной Дамы в средневековой Европе коренится в культуре кочевников. Обычно европейские исследователи  говорят о влиянии исламской, суфийской  культуры (включающей, не стоит забывать, и тюркский  компонент) на европейское рыцарство во время Крестовых походов. Но вполне возможно, что зачатки культа Прекрасной Дамы были занесены  в Европу уже во время Великого переселения народов. По крайней мере, совершенно особое привилегированное положение  женщины в раннем средневековье историки связывают с влиянием германского (в противовес римскому)  права (подробнее об этом в главе  «Культ Прекрасной Дамы в средневековой Европе» исследования З. Наурзбаевой «Искусство воинской касты»).

Европейские историки считают  особенностью куртуазной культуры Европы интерес к уникальной неповторимой личности  возлюбленной, отличающей именно европейскую культуру. Мы уже приводили легенды казахских песен «Гаухартас», «Гулдарига», опровергающие это мнение.
Еще один пример – творчество кюйши Казангапа  Тлепбергенулы (1854-1921, род. на п-ове Куланды Аральского моря, ныне Актюбинская обл.), в котором особое место занимает цикл кюев, посвященных девушке по имени Балжан. Цикл этот начинается кюем, посвященным 15-летней Балжан, потом 16-летней Балжан и так почти каждый год, до самой смерти кюйши посвящает своей неосуществленной любви музыку, отмечая вехи ее жизни – девичество, замужество, материнство,  зрелый возраст, подступающую старость: «Он алты жасар Балжан қыз», «Он жеті жасар Балжан қыз», «Он сегіз жасар Балжан қыз», «Балжан келін», «Балжан отыз бес жаста», «Сен кеткенде мен қайтем» («Если ты уйдешь, что станет со мной») и прощальный кюй  «Рұқсат берші, Балжан қыз» («Позволь (разреши умереть) Балжан-кыз»).

История любви Казангапа и Балжан начиналась так. Молодой Казангап приехал на музыкальный турнир в Каракалпакию, где познакомился с 15-летней красавицей Балжан – дочерью казахского бая Уали. Она была красавицей с изысканными манерами, талантливым музыкантом. Легенда отмечает, что она вела себя и одевалась по-особенному, не так, как другие. Ее отец – ценитель музыки – предоставил ей значительную свободу в общении с людьми искусства.

Скорее всего, Балжан была «қыздың серісі». Это малоизвестный науке тип женщин-музыкантов  в казахском традиционном обществе.

Современной аудитории более известны сал-серэ – мужская артистическая богема, наследники элитарных воинских братств. Именно они создали казахскую музыкальную и поэтическую традицию. Фольклорист Едиге Даригулович Турсунов еще в 70-ые годы прошлого века исследовал этот феномен и доказал, что корнями он уходит в древнейшие, можно сказать первобытные времена.

«Қыздың серісі» – девушки-серэ – параллельный, совершенно забытый сейчас феномен. Аркинская певица Майра Уалиқызы – самая известная представительница девушек-серэ в 19 веке. Таких девушек отмечала красота, музыкальный талант, независимый сильный характер, недоступная для других свобода общения, право выбора мужа. Девушки-серэ  становились объектом поклонения для сал-сери. Например,  почти все прославленные аркинские песенники-современники Майры посвятили ей по песне.

Балжан, судя по легенде, принадлежала к числу девушек-серэ. Казангап покорил ее своим искусством, несколько дней они были неразлучны, вместе выступали перед публикой, вместе участвовали в развлечениях. На прощанье Балжан со свойственной девушкам-серэ свободой первой призналась в своих чувствах: «Казангап-ага, в своих странствиях помните, что есть девушка, которая молится за Вас. Девичий век короток как цветенье тюльпана, возвращайтесь побыстрее!» Молодой Казангап поклялся в течение года  приехать за нареченной со сватами.

Прослушайте кюй Казангапа «Он алты жасар Балжан қыз» в исполнении Садуақаса Балмағамбетова

Передачу о кюях Казангапа, посвященных Балжан, слушайте  в цикле «Тылсым перне» по понедельникам и четвергам на Радио Классика около 18.00 по времени Астаны на волнах 102,8 (Алматы), 102,7 (Астана). Онлайн —http://kaztrk.kz/online_radio/radioclassic/

Прослушайте посвященный старшему современнику, кюйши Каратосу кюй Казангапа «Үлкен Қаратөс» в исполнении Садуақаса Балмағамбетова


Садуақас Балмагамбетов (1941-1999) учился у своих родных отца и дяди, которые были непосредственными учениками Казангапа. В 1974 году закончил АГК им. Курмангазы и преподавал в ней до конца жизни.
«Я слышал много разных интерпретаций Казангапа. И почти со всеми не согласен, потому что почти все они «творчески» подошли к его кюям, точнее, отошли от исполнительских канонов школы. Современная темповая техника негативно отразилась на этих интерпретациях. С. Балмагамбетов постиг тайну Казангапа, и теперь мы знаем, что кюй Казангапа – это неяркая песнь. И в этой неяркости скрыта страшная метафизическая тайна бытия. Мощь, гигантский напор, характерные для кюев Курмангазы, здесь неуместны» (Т.Асемкулов «Мәңгілік сарын» — «Музыка вечности»: суждено ли ей уйти в вечность в независимом Казахстане»)
Кюй «Шестнадцатилетняя  Балжан» – одна из вершин казахской домбровой музыки. Его можно слушать и анализировать бесконечно, упомяну лишь одну деталь. Казангап много общался и состязался  с туркменскими музыкантами, подчеркнуто использовал цитаты из туркменской музыки. В этом кюе слышны приглушенные, сдавленные рыдания, как бы напоминающие гортанные рыдающие звуки туркменских сказителей-бахчи.

Прослушайте кюй Казангапа «Көкіл» в исполнении Жалекеша Айпакова

Этот кюй широко известен благодаря положенному на него Б.Тлеуханом жыру Казтугана «Қайран Еділ».
Слово «Көкіл» в современном казахском языке не употребляется. В легенде кюя оно используется как созвучное слову «кекіл» – хохолок. Кюй посвящен дочери кюйши – позднему первому его ребенку: музыкант гладит дочь по хохолку «кекіл» и приговаривает «Кекілім-ау, көкілім-ау». Очевидно происхождение этого слова от «көк» – небо, вообще хохолок, так же как и теменная прядь «айдар» связан с небом, имеет магическое значение. С.Кондыбай посвящает реконструкции этого понятия целый раздел. В частности, он пишет: «Кокуль (көкіл / көкүл) – важнейший показатель мифологического сознания предказахов (прототюрков), он относится к сохранившимся до нашего времени словам прототюркского языка». В частности, это понятие означает Млечный путь, небесную влагу, некоего забытого персонажа астральной мифологии и т.д.  (Кондыбай С. Мифология предказахов. Книга вторая. Пятый раздел).

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*