Ахан-серэ

Песня «Сырымбет», с которой мы начинаем наш рассказ о великом композиторе-песеннике 19 века Ахана-серэ, типична для  его творчества. Сдержанно-красивая, раздольная как степь, щемяще-печальная мелодия без особого драматизма, без выхода из регистра. Ахан-серэ угадал какой-то глубинный архетип, поэтому слушая «Сырымбет» в первый раз, человек как будто узнает песню. Перед глазами встает пейзаж летней степи, но не в палящий зной, а в пасмурный день, когда низко над землей стелятся тучи, в воздухе чувствуется прохладное влажное дыхание летнего дождя, вдали синеют горы Кокшетау, аулы кочуют и селятся, пасется скот, дымят очаги, отяжелевшие от влаги насекомые опускаются вниз, охотящиеся за ними ласточки как бы ныряют, купаются в траве.

Мелодия песни ассоциируется с панорамой Великой степи, такой, как она изображена на картине монгольского художника Балдуугийна Шарава «Один день Монголии».  Зимовки аргынского рода атыгай-караул, из которого происходит Ахан-серэ, находятся в лесах Кокшетау,  сам Ахан  – настоящее имя Акджигит – родился  в 1843 году у озер Қоскөл, но в его творчестве есть лишь раздольная древняя великая степь, в его песнях – дыхание степи, а не леса. При этом текст песни «Сырымбет», конечно, о любви.

Наибольшую известность получила история любви Ахана-серэ и  Актокты, эта история трактовалась по-разному, стала в Советский период основой для  драматических и музыкальных произведений. Если отвлечься от поздних наслоений, то история такова. Ахан-серэ в одной из поездок познакомился с девушкой по имени Актокты. Между ними вспыхнула любовь, но как это обычно бывает, Актокты была просватана за другого. Через какое-то время умирает жена Ахана, а он влюбляется в девушку по имени Уркия из рода ходжей, похищает ее. Уркия тоже была просватана, разразился скандал, но аксакалы рода Ахана сумели договориться о выплате калыма с приплодом. Отец Ахана Корамса был богатым человеком, занимался торговлей, он выплатил роду жениха и роду девушки причитающиеся штрафы за проступок сына-баловня, но в результате остался почти нищим,  брат и сестры Ахана- были тем самым обездолены.

Вскоре Уркия умирает от болезни, и еще через какое-то время  Ахан отправляется к Актокты. Оскорбленная Актокты заявляет Ахану, что ее любовь остыла, и она решила выйти замуж за своего законного жениха Жалмукана. Ахан, никогда ни в чем не ведавший отказа, разгневан, он похищает Актокты в одной из ее прощальных поездок по родне. Начинается погоня. Поняв, что ему не уйти с девушкой от преследователей, Ахан  ударил ножом Актокты, сбросил с седла и ускакал. Девушка, к счастью, выжила, и скандал опять удалось замять.

У Магжана Жумабаева сохранились первоначальные страшные строки песни Ахана-серэ «Актокты»:

Ақтоқты кеткенің бе шыныңменен,
Тар жерде бал беруші ең тіліңменен.
Басыңды Сарымида кесіп алып,
Өлгенше даулассамшы құныңменен.

Актокты, неужели ты вправду уходишь,
Ведь твой язык источал мед, когда мы оставались наедине.
Быть может, отрезать твою голову в местности Сарыми,
И провести жизнь в тяжбах о штрафе за твое убийство…

«Ақтоты» (Ақан сері) исполняет Игібай Әлібаев

В традиционной казахской культуре, несмотря на ее комплиментарность, было принято говорить правду о жизни человека, о его достижениях и ошибках. Однако в советское время история нашего искусства трактовалась с точки зрения пролетарской идеологии, потом укоренилась привычка идеализировать выдающихся творцов, что делает нашу официальную историю искусства залакированно-скучной.

По-настоящему интересный вопрос: как Ахан-серэ – байронического склада творец – преображал свою страсть в изысканно-печальные, благородные произведения? Парадоксально, но Биржан, пользуясь всеми привилегиями сала, все-таки не выходил из определенных рамок в поведении, сублимировал свой бешеный темперамент в творчестве. В то время как  Ахан-серэ в реальной жизни был беспредельно эгоцентричен, но песни его сдержанны, рыцарски-учтивы. Убийство прославленного скакуна, убийство грубое, незамаскированное, потрясло всех. Уже после смерти Ахана Магжан Жумабаев, а затем Ильяс Джансугуров специально ездили в те места, чтобы исследовать произошедшее, опросить очевидцев события. По рассказам современников, организатор убийства коня Батыраш был не просто богатейшим человеком, но и покровителем искусства. Одно время он даже укрывал у себя преследуемого властями прославленного певца Мади Бапиулы. Батыраш обожал скачки, владел лучшими скакунами того времени, пытался выкупить и Кулагера, но Ахан отказал ему как-то оскорбительно с точки зрения этикета. Вообще, в казахской традиционной культуре, где все построено на стремлении «сохранить лицо», многие щепетильные вопросы решаются намеками, жестами, метафорами, отказать уважаемому человеку, не задев его чувств, очень трудно.

Ильяс Джансугуров в  поэме «Кулагер» превратил отдельное событие – убийство прославленного скакуна – в символическое. Он показал, насколько казахи нравственно деградировали в  колониальный период, усвоили рабскую, плебейскую черту ненавидеть все яркое, неординарное. Ильяс пророчески возвестил начало новой для казахов эпохи – эпохи черной зависти и подлой борьбы, когда правилом становится убить или хотя бы подставить подножку тому, кто идет первым. Имя Батыраш у казахов стало олицетворением зависти, подлости, невежества, косной темной жестокой силы.

«Құлагер» Ақан-сері Исполнает Жүсіпбек Елебеков

Еще одна прекрасная песня Ахана-серэ посвящена его беркуту, которого композитор назвал «Қараторғай», т.е. «Скворец» из-за необычной для орлов черной, без единого пятнышка окраски. Ахан с болью наблюдал, как стареет его знаменитый беркут, некогда за один сезон добывавший 60 лисиц.

Келеді Қараторғай қанат қағып,
Астына қанатының маржан тағып.

«Хлопая крыльями, летит Караторгай, / Под крыльями у него жемчужины». Жемчужины – это капельки пота, орлы по своей природе не потеют, к тому же летают они на огромной высоте, где всегда холодно.  Капельки пота под крыльями – это признак старости, слабости. Затем у Караторгая выпали хвостовые перья, без которых птица не может нормально приземляться, поток воздуха переворачивает ее на спину. Писатель Сакен Жунусов в романе «Ахан-серэ» изображает, как Караторгай целый день дрался с молодым беркутом и лишился хвостовых перьев. Поняв, что он не сможет приземлиться, не потеряв достоинства, беркут из последних сил взлетает в небо и уносится прочь от хозяина, чтобы броситься на скалы. Ахан на лошади скачет за своим любимцем, зовет его и понимает, что больше не увидит орла.

 

Так время, новая эпоха отбирают у Ахана атрибуты, эмблемы серэ, превращая его в обычного человека.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*