“ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ” КАЗАХФИЛЬМА –2: ДЖЕКИ ЧАНУ ПОСВЯЩАЕТСЯ…

Интервью Джанибека Сулеева с Таласбеком Асемкуловым 

Год назад мы опубликовали статью “Звездные войны” Казахфильма” (2.5.2002), автор которой высказывал прогнозы по поводу грядущего блокбастера нашей кинематографии – фильма “Кочевники”. Суть опасений А.Нуркеновой, культуролога по специальности, заключалась в том, что несмотря на свою известность, опыт и связи в Голливуде Р.Ибрагимбеков не сумеет создать адекватный предмету сценарий. “Выросший на русской культуре сценарист вместо апофеоза русского духа (каковым в общем-то замышлялся и рекламировался фильм “Сибирский цирюльник”) создал постмодернистскую пародию на дореволюционную Россию, точнее, на ностальгические мифы о ней. Что он может написать о совершенно чуждой ему казахской кочевой культуре,” – так можно выразить суть тревоги культуролога. Публикация эта вызвала большой резонанс в кинематографических кругах, несколько профессиональных кинокритиков в разных изданиях выступили с ее опровержением. Что характерно, тезис А.Нуркеновой о пародийной природе “Сибирского цирюльника” они приняли без возражений. И вот в газете “Қазақ әдебиетi” от 3.04.2003 была опубликована развернутая статья писателя Кабдеша Жумадилова, которому удалось ознакомится с последней версией сценария Р.Ибрагимбекова. Он отмечает две основные характеристики сценария:

Первая часть представляет вариацию на темы книги И.Есенберлина “Кочевники” (причем никаких принятых в таких случаях ссылок, указаний вроде “По роману…” или хотя бы “По мотивам романа…” не наблюдается). Но главное – И.Есенберлин творил в подцензурные времена, поэтому общественно-политические конфликты он вынужден был интерпретировать как сугубо личные. Так, например, кардинальное расхождение в отношении к России, к принятию российского подданства между Абулхаир-ханом и султаном Бараком писатель превратил в банальный любовный треугольник. Истинная подоплека убийства Бараком Абулхаира известна казахским историкам, но Р.Ибрагимбеков остается в рамках версии колониального периода.

Вторая часть сценария, посвященная жизни Аблая, весьма далеко отходит от исторической истины, сочетая боевик о восточных единоборствах и мыльную оперу с путаницей двойников, убийством одного двойника другим. У будущего хана Аблая, как оказывается, был двойник – сын пастуха, с которым они росли вместе и которому на самом деле принадлежат многие великие деяния хана. Оба они с детства занимались кунг-фу, и будущий Аблай оттачивал свое мастерство в Китае, именно это позволило ему победить калмыков.

Мы встретились с писателем, культурологом и публицистом Т.Асемкуловым, чтобы обсудить эту неожиданную интерпретацию казахской истории.

Таласбек, без сомнения ты уже ознакомился со статьей К.Жумадилова?

Да, Жанибек. И для начала я хочу отметить следующее. К.Жумадилов не нуждается в представлениях казахскоязычной аудитории, но для читателей вашей газеты стоит сказать, что это очень известный писатель, в частности его перу принадлежит несколько исторических  романов, в том числе и об эпохе Аблая – о батыре Кабанбае. Поэтому его мнение можно считать мнением квалифицированного эксперта.

Кстати, меня всегда интересовало это имя – Кабанбай. Даже для таких плохих мусульман как казахи это странное имя…

Имя батыра, данное ему при рождении — Мырзатай. Оставшееся в истории имя он получил , когда в 15-16 лет с одним ножом вышел на дикого вепря и победил его в схватке. Дикий вепрь – мощный зверь. М.Зверев описывает случай, когда кабан с крупнокалиберной пулей в сердце промчался 150-200 метров, подобно тарану пробивая заросли. Бой юного воина со зверем – своего рода воинская инициация. Кабанбай-батыр прославился как единоборщик: он неоднократно выходил на единоборство с калмыцкими батырами перед общей битвой и всегда побеждал. А ведь с калмыцкой стороны также выходили лучшие воины. Сколько врагов он победил во время общих схваток никто не знает. Мне не понять алматинцев, которые до сих пор улицу Кабанбая-батыра называют по старинке – Калинина. Эти две фигуры даже невозможно сравнивать.

Наверное, людям просто никто не рассказывал о батыре. Ладно, вернемся к сценарию. Как тебе это нравится, Аблай-хан – кунгфуист?

Знаешь, в свое время я общался с одним парнем, дунганином по национальности. Он был хорошим каратистом. Так вот он мне рассказывал, что есть такая старинная книга, написанная шаолинским монахом, бежавшим в Корею после разгрома Шаолиня монгольскими  войсками  и основавшим там свою школу единоборств. Видимо, человек этот был честным и трезвомыслящим, в своей книге он развеял многие мифы. В частности, он объяснил, что искусство дальневосточных единоборств бессильно против воинского искусства кочевников. Стрела из дальнобойного монгольского лука летит как молния, невозможно ее поймать, даже если она пролетает мимо. А если она летит прямо в тебя, то это точка, которую не успеваешь заметить. Что может сделать кунгфуист против всадника, филигранно владеющего 4-5 метровым копьем и лассо? Короче, тюркско-монгольское войско взяло Шаолинь за два часа. А ведь монастырь, как известно, представляет не одно строение, а целое поселение с крепостными стенами и 40 тысячами монахов и их учеников. Монголов же было всего 100 тысяч. Подчеркиваю: “Всего 100 тысяч”, тогда как обычное соотношение количества осаждающих крепость к количеству ее защитников 10:1 или хотя бы 5:1. При меньшем соотношении штурм считался бессмысленным. Я лично книгу этого монаха не видел, но рассказавшему мне о ней каратисту не было смысла лгать. Кроме того, факт разгрома монголами Шаолиня зафиксирован, не подлежит сомнению. Надо учитывать, что когда мы говорим “монголы”, в сущности речь идет о наших предках, ведь именно племена, составившие позднее казахский народ, были ударной силой армии Чингис-хана – найманы, кереи, коныраты, жалаиры и т.д.

В общем-то, если отойти от созданной фильмами Брюс Ли и его последователей магической ауры дальневосточных единоборств, другой исход этой битвы был невозможен. Как доказывается в нашей статье “Последний поход Кет-Буги: сакральная миссия кочевой цивилизации” (“Тан-Шолпан”, 2002, №6) тюрко-монгольские кочевники представляли по сути воинскую касту евразийского континента, их воинское искусство на много порядков превосходило воинское искусство других народов, в этом плане они доминировали на протяжении минимум 3 тысячелетий. Тот же Китай кочевники много раз держали на ладони. Стоило лишь сжать руку, чтобы уничтожить Китай навсегда. Но наши предки не сделали этого, не уничтожили ни одного народа, потому что руководствовались высокой этикой тенгрианства.. А кунг-фу, у-шу и т.д. возникли как искусство самообороны крестьян или монахов, самообороны без оружия или с помощью подручных предметов. Поэтому всерьез обсуждать шансы такого воинства против хорошо вооруженных профессиональных воинов даже бессмысленно. Конечно, в наше время искусство самообороны без оружия выглядит практично и привлекательно, тогда как боевому искусству всадника в латах и с копьем нет места в нашей жизни. Но зачем же так перевирать историю?

Что Шаолинь? Монголы за три дня взяли горную крепость ассасинов Аламут на каспийском побережье Ирана. Эта крепость считалась неприступной, к ней вела узкая тропа, по которой мог двигаться лишь один всадник. Крепость принадлежала исмаилитскому суфийскому ордену, который на Западе называют ассасинами (гашишинами). В французском языке это слово стало синонимом высокопрофессионального убийцы, киллера. Ассасины – ниндзя Ближнего Востока. Глава ордена – “горный старец” диктовал свою волю всем правителям ближнего Востока, а неподчинившихся уничтожал. Мусульманский Восток трепетал перед ассасинами. Иранские шах-ин-шахи в течение двух веков безуспешно пытались уничтожить орден и его осиное гнездо – Аламут. Монголам на это понадобилось 3 дня.

Кто смог остановить монгольское войско? Не мусульмане, не крестоносцы, а мамлюки Бейбарса, тюркские кочевники по происхождению. Только кочевник был равен кочевнику в бою. Еще Л.Гумилев писал о том, что во время войн европейских стран и Руси между собой достаточно было распустить слух о участии в военных действиях отряда татарской конницы, чтобы вызвать панику в войсках противной стороны.

Таласбек, ты рассказываешь потрясающе интересные вещи. Но ведь это век ХШ, эпоха Чингис-хана. А мы говорим о веке ХУШ.

Что же, сравни, в ХУШ веке те же калмыки не раз в битвах побеждали регулярную китайскую армию, однажды даже взяли в плен китайского богдыхана. Калмыки проиграли китайцам в дипломатии, в хитрости, а не в войне. Тем более, что военную мощь калмыков подорвали именно казахи. В решающей битве казахов и калмыков при Нарыне благодаря стратегическому таланту Аблая и воинскому духу, который он умел пробудить в своих воинах, малочисленное казахское войско разгромило превосходящие силы калмыков. Практически у всех калмыков были ружья,  также они имели легкую артиллерию, а у казахов огнестрельного оружия было очень мало, артиллерии вовсе не было. После гибели Калмыцкой Орды казахи столкнулись лицом к лицу с китайской регулярной армией. История этой войны 1756-57 г.г. еще не написана. Война в целом шла с переменным успехом, Аблай нанес серьезные поражения китайцам в Жетысу, а затем – на Аягузе. Но китайцы  имели 10-кратное преимущество в количестве, артиллерию и т.д., так что казахи перешли к методам партизанской войны. Китай понял, что заглотить Казахскую Орду с налету не удастся и подписал мирный договор с казахами. Казахская Орда сохранила суверенитет. О каком кунг-фу может быть речь? Все это надругательство над памятью предков, которые в течение тысячелетий бились с Китаем за свою свободу. Одна из исторических заслуг кочевников перед миром состоит в том, что они удерживали китайскую экспансию на Запад.

И все-таки, неужели такая страшная ошибка – изобразить Аблая, владеющего кунг-фу?

Если мы хотим поставить еще один, тысячный или там десятитысячный малобюджетный псевдо-исторический (костюмный) боевик о дальневосточных единоборствах, ради Бога. Но вроде бы речь шла о фильме, который расскажет всему миру – кто такие казахи, какова их история, культура, о фильме, который поднимет дух нации…Знаешь, Жанибек, на обложке видеокассеты “Сибирского цирюльника”  приводится для рекламы фраза из фильма: “Он русский, и это многое объясняет”. Судя по фильму, русский юнкер, дворянин сначала катает любимую женщину, женщину, на которой он хочет жениться, на швабре (или что там), т.е. заведомо обращается с ней, как с женщиной низшего класса, а потом, когда он узнает, что она проститутка и что она хочет переспать с ним, падает в обморок. Во всем этом нет ни логики, ни смысла. После Купринских “Юнкеров” у меня осталось несколько другое представление. Вот и здесь скорее всего получится фильм, о котором можно будет с сарказмом сказать : “Он казах, и это многое объясняет”.

Мне совершенно случайно попал в руки отрывок Ибрагимбековского сценария, я счел это писаниной очередного графомана, и лишь после статьи К.Жумадилова  догадался о  его истинном происхождении. В отрывке изображается знаменитая сцена, когда никому не известный рядовой воин Абилмансур выходит на единоборство с прославленным калмыцким батыром, племянником Галдан-Церена Чарышем и побеждает его, призывая дух своего деда Аблая, увлекает войско к победе. Именно с этой битвы началось восхождение Аблая: раскрывается его высокое происхождение, он становится султаном и главнокомандующим казахским войском, Абилмамбет-хан делает его своим соправителем.  Я в свое время составил описание боя Аблая с Чарышем по легендам, по рассказам стариков. Казахские легенды очень точно передают такие вещи, враг никогда не уничижается, отдается должное его искусства. Такова воинская этика. Противники бились верхом и пешими, на копьях и на саблях. Аблай победил не только за счет превосходства в искусстве фехтования, но и за счет силы духа, фактически, он подавил Чарыша своим духом, загипнотизировал его.

У Р.Ибрагимбекова Аблай сбрасывает оружие и доспехи, побуждает то же самое сделать Чарыша и убивает его ударом руки, буквально, как подчеркивается в диалоге противников “голыми руками”. Так написать мог только человек, абсолютно незнакомый с воинским искусством, воинским этикетом кочевников. Ударить противника непосредственно рукой так же унизительно, запретно для воина-кочевника, как для боксера нанести удар ниже пояса. Здесь целая философия. Оружие и в какой-то мере доспехи для традиционного воина, как показано в статье о Кет-Буге и в более ранней статье “Мифологическое описание воинского обряда “Жылан қайыс”, — это видимый знак его высокого призвания, символ его сакральной миссии, божественный атрибут, вручаемый ему свыше для реализации его духовного пути. Отказаться от этого, бросить свое оружие…В казахских эпосах есть эпизоды, когда вражеский батыр сбрасывает доспехи (но не оружие), и после этого он уже побежден, он утратил свою священную миссию, свой статус, стал хаосом. В казахской традиции для воина обязательно обладание пятью видами оружия, они символизируют пять пальцев руки,  руки Творца. Кстати, в буддизме одно из предыдущих воплощений Будды Сакьямуни (т.е. царевича саков – кочевников) называется “принц пяти оружий”. Такие вот параллели.

Как тебе известно, я тоже написал киносценарий об Аблае. И у меня есть эпизод, когда отряд Аблая погиб полностью, султан окружен калмыками и решает сдаться в плен, втыкает в землю свою саблю. Это самый драматичный, проблемный эпизод. Я очень долго колебался, прежде чем так написать. Но потом понял, так было в действительности и так нужно изобразить: Аблай совершает самую большую жертву в своей жизни, самый трудный выбор: он жертвует своей честью воина ради будущего своего народа, ради осуществления своей земной миссии. Для понимающего человека эта жертва побольше, чем жертва Авраама-Ибрагима, согласившегося на заклание единственного сына. Такая жертва сыном в то время была нормой: всеказахский хан Абилмамбет отдал калмыкам в заложники вместо Аблая своего сына Абулфеиза, в условиях двухсотлетней войны на выживание – это верная гибель.

Представляю, как тебе обидно, что твой сценарий проиграл.

Я не проиграл, потому-что не участвовал в конкурсе. Свой сценарий про Аблай-хана я писал по заказу французского менеджера Войтека Пиотровского. Он считал, что на Западе мода на китайскую и российскую тематики должна смениться интересом к истории и культуре кочевников Центральной Азии. Но несколько французских режиссеров, которым Войтек предложил сценарий, отказались от него, мол, мы не можем снимать такие бюджетные фильмы. Они предложили мне обратиться к Вернье, который снимает исторические фильмы. Конечно, сидя здесь в Алматы, искать контакта с режиссером, живущим в Европе, нет смысла. Сценарий провалялся несколько месяцев дома. Потом я случайно узнал о конкурсе сценариев фильма об Аблай-хане. Один экземпляр сдал в “Казахфильм”, один в министерство и т.д. Мне объяснили, что конкурс давно закончился, победили С.Жунусов и Р.Ибрагимбеков. После этого сценарий попал в руки гл.редактора журнала “Простор” Р.Петрова. Сценарий ему очень понравился и он опубликовал его в “Просторе” как киноповесть. Так что дело не в личной обиде.

Я вырос в атмосфере поклонения памяти Аблая. Я ведь как домбрист прнадлежу к школе аркинского шертпе-кюя. Одним из выдающихся ее представителей является личный домбрист и советник Аблай-хана кюйши Байжигит. Да и сам хан принадлежал к этой школе. До нашего времени сохранилось несколько его кюев. Для меня важно было показать Аблая не только как воина и полководца, но и как человека, харизматического лидера, обладающего способностью провидеть будущее, формировать его силой своего духа.   Я опирался на легенды, а также на исследования моего учителя – писателя и историка М.Магауина. Ладно, в конце концов как человек я выполнил свой долг перед памятью Аблая, как писатель я свой текст опубликовал, получил высокую оценку от людей, чье мнение для меня важно. Здесь другое, если бы победивший сценарий был лучше, выше. А так, как говорит один из героев Р.Ибрагимбекова: “За державу обидно”. Дискуссия в нашей прессе о роли Чингис-хана ясно показала, в каком кризисе находится наше историческое сознание. Ситуация с проектом фильма – еще один показатель этого кризиса. Решение поручить написание сценария такого фильма человеку со стороны – это изначально было проявлением рабских, постколониальных комплексов наших чиновников от культуры. У нас есть историки и писатели мирового уровня, я утверждаю это со всей ответственностью. Можно было бы осуществить сотрудничество писателей с профессиональными киносценаристами, с тем же Р.Ибрагимбековым. Кивать на голливудские связи Р.Ибрагимбекова – глупо. Если голливудские деятели  будут сотрудничать с нами, то не ради его прекрасных глаз, а имея в виду свои интересы. Выйти на них в эпоху Интернета никаких проблем не представляет. Короче, данный сценарий, унижающий нашу историю, — закономерный результат в корне неправильного решения. У поэта Е.Раушанова есть строки, очень точно характеризующие нашу ментальную болезнь, в вольном переводе так:” Попирая ногами собственное золото, заглядевшиеся на чужое серебро”. Мы должны научиться видеть мир, в том числе самих себя без шор: свои недостатки, но и свои достоинства. В данном случае, свою великую историю. Мой друг историк Ерик Кокеев на втором курсе чуть не вылетел из КазПИ за курсовую, в которой он опираясь на Тацита, данные этнологии, лингвистики и пр. доказал, что Спартак – тюрок-кочевник. Главный его аргумент был психологическим: идея восстать против Рима просто не могла прийти в голову тем, кто вырос в пределах римских колоний, вообще рос в этой ойкумене   с ощущением абсолютного римского превосходства не только в военной, но и во всех др. сферах. Спартак вырос свободным от этих комплексов и от обаяния римской цивилизации вдали от “pax Roma”. От сведущих людей слышал, что в западных учебниках по истории военной стратегии описываются сражения целых армий и лишь единственный за всю мировую историю случай индивидуального боя Спартака против пяти противников на арене цирка. Помнишь, когда он начал убегать, его преследовали, он разворачивался и убивал по-одному догоняющих.

Этот бой изучался 2 тысячи лет, этот прием пытались использовать в европейских войсках, но безуспешно. Войско, даже если оно начинает отступление по приказу, в качестве обманного маневра, в конце концов впадает в панику, начинается бегство, которое командиры уже не могут остановить. Самое главное, Спартак не выдумал этот прием, а перенял его у своих предков. Тюрко-монгольские кочевники были мастерами аръергардного боя и испокон веков использовали его, чтобы расстроить построение противника, ослабить и увлечь его в засаду. Как уже было сказано, главная трудность  в этом приеме – психологическая. Только кочевники – воины от Бога обладали таким  духом, чтобы не запаниковать и в нужное мгновение прекратить бегство, повернуться лицом к противнику и победить его. Одна из газет, возможно даже “Мегаполис”, ерничала по поводу того, что в казахстанских военных ВУЗах изучаются сражения батыров вместо современной тактики и стратегии.

Как видишь, на самом деле, это не просто история, и не просто история военного дела, стратегии и тактики, в первую очередь нашим военным нужно почувствовать дух того времени, духовную атмосферу традиционной культуры наших предков, традиционную воинскую этику и этикет. Но разумеется, для этого недостаточно только их усилий, все общество, нация должны измениться, преодолеть свои рабские комплексы, избавиться от многих ментальных болезней, очиститься духовно. А пока ситуация с кинопроектом “Кочевники” – симптом нашего больного состояния.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*