1 Кондыбаевские чтения (программа. резолюция, круглый стол)

Открытие Первых Кондыбаевских чтений

 

Программа 1 Кондыбаевских чтений (Алматы, НБ РК, 14-15 марта 2005)

·        Презентация книги Серикбола Кондыбая «Казахская мифология. Краткий словарь» (на русском языке) и демонстрация документального фильма «Птица из легенды»;

·        Республиканская научно-теоретическая конференция «Творчество С.Кондыбая и новые парадигмы гуманитарных наук в ХХI веке»;

·        Круглый стол «Феномен Кондыбая и культурная самодостаточностьКазахстана».

 

Открытие Первых  Кондыбаевских чтений

Открытие Первых Кондыбаевских чтений (Алматы, Национальная библиотека РК, 14 марта 2005 года). Слева направо: директор НБ РК Мурат Ауэзов, старшая сестра Серикбола Балсулу Кондыбай, Зира Наурзбаева 

На третьих  Кондыбаевских чтениях (Астана, Евразийский университет, 2008Ё

 

 

 

 

 

 

 Третьи Кондыбаевские Чтения (конференц-зал Евразийского университета им. Л. Гумилева. Астана, 2007). В центре  мать Серикбола -Тарбие Кондыбай, справа от нее  поэт, публицист, пропагандист творчества С. Кондыбая — Мейерхан Акдаулет с женой Айжумой, слева — Зира Наурзбаева и Таласбек Асемкулов.

 

 

Программа конференции:

Приветственное слово участникам конференции ген.директора НБ РК М.Ауэзова.

1.      «К вопросу об юэчжах и  Улы Баба» д.филол.н. Е.Турсунов (Алматы).

2.      «Понятие культуры и культурогенез в мифологии тюркских кочевников» к.филос.н. З.Наурзбаева (Алматы).

3.      «Тюркская культура в отражении средневековых мусульманских источников и современная культурология» к.филол.н. З.Ауэзова (Алматы).

4.      «Отражение эволюции брачных отношений в охотничьих мифах» Т.Асемкулов (Алматы).

5.      «Серiкболдан мифке немесе «Көресiннен көрiлмеске» қарай» к.филол.н., доц. Б.Акбердиева (Актау).

6.      «Состояние современной казахской мифологии как науки» д.филол.н., проф. А.Жаксылыков (Алматы).

7.      «Концептуализм творчества С.Кондыбая» Е.Исмаилов (Алматы).

8.      «Аңыз – Серiкбол зерттеуiндегi бiрiншi басты дерек» к.филол.н., доц. Ж.Дуйсенбаева (Актау).

9.      «Құс культi және оның  «Арғықазақтық» белгілері»   О.Туржанова (Астана).

10.  «Наследие С.Кондыбая и судьба национальной мифологии как науки»    К.Жанабаев (Алматы).

11.  «Қазақ терминологиясы мәдениеттанушылық тұрғыдан» А.Садыкова (Алматы).

12.  «Серiкболтану – рухтану парасы бола ала ма? (Арғықазақ мифологиясының Арал – Каспий аймағындағы тарихи тамырлары) »  М.Акмырзаев (Актау).

13.  «Серiкбол Қондыбай талантының ерекшелiктерi»     А.Муканова (Жанаозен).

14.  «Қазақтың үш жүзі немесе Серікболдың Үш Қияны» Т.Алипбай (Талды-Корган).

15.  «Серікбол Қондыбайдың «Есен-қазақ» шығармасындағы қазақ шежірелерінің тарихи негізі хақында» к.истор.н.,  доц. З.Жандарбек (Туркестан).

 

РЕЗОЛЮЦИЯ

Республиканской научно-теоретической конференции «Творчество С.Кондыбая и новые парадигмы гуманитарных наук в ХХI веке»

 

            Научная общественность Казахстана в лице д.ф.н., внс Института востоковедения НАН РК Е.Турсунова, д.ф.н., проф. КазНУ им.Аль-Фараби А.Жаксылыкова, к.ф.н., генерального директора НБ РК М.Ауэзова,  к.ф.н., гл.редактора альманаха «Рух-Мирас» З.Наурзбаевой, к.ф.н., доц. Актауского филиала КарГУ им.Е.Букетова Б.Акбердиевой, к.ф.н., доц. Актауского ун-та Ж.Дуйсенбаевой, к.и.н., к.ф.н.,  директора КЦ по образованию Центральной Азии З.Ауэзовой, ст.преподавателя Евразийского университета им.Л.Гумилева О.Туржановой, философов К.Кабдрахманова и Е.Исмаилова, культуролога Т.Асемкулова, д.ф.н. проф. КазНПУ им.Абая Б.Жетписбаевой и др.

На основании проведенной при поддержке Ученого совета НБ РК и ОО «Рух-Мирас» научно-теоретической конференции «Творчество С.Кондыбая и новые парадигмы гуманитарных наук в ХХI веке», апробировавшей себя на актуальную востребованность.

Учитывая, что исследование С.Кондыбаем мифологии через лингвистику, внутренние возможности казахского языка представляет собой ключ  к перевоссозданию всего комплекса казахских гуманитарных знаний, а следовательно, и культуры на свободных основах.

Осознавая, что феномен С. Кондыбая является ответом на глубокую потребность нашей науки, общества на выдающуюся личность, способную стать ориентиром для многих поколений казахстанцев.

Считаем своим гражданским долгом:

1.      Просить акима Мангистауской области Б.Палымбетова инициировать  выдвижение Серикбола Кондыбая на звание «Халық қаһарманы» (посмертно).

2.      Предложить ОС Государственной программы «Культурное наследие» и МКИиС поддержать издание и распространение  трудов С.Кондыбая, что включает издание еще неопубликованных работ, издание полного собрания его трудов, переиздание массовым тиражом наиболее доступных его работ для широкого читателя, перевод и издание трудов С.Кондыбая на ведущих мировых языках. Переводные издания должны включать фонетическую транскрипцию, составленную на основе казахского языка,  также возможно использование мультимедийных средств (электронной книги).

3.      Выйти в МОиН с предложением создать в Казахстане мифо-лингвистическую школу им. С.Кондыбая как научный и образовательно-просветительский центр и придать научной конференции, посвященной творчеству С.Кондыбая, статус ежегодной Республиканской научно-теоретической конференции.

Генеральный директор                                                       М.М.Ауэзов

Ученый секретарь НБ РК                                                   Е.И.Исмаилов

Ответственный секретарь оргкомитета                            З.Ж.Наурзбаева

 

Круглый стол «Феномен Серикбола Кондыбая и культурная самодостаточность Казахстана»

(15 марта 2005 г.) 1

Зира Наурзбаева, к.филос.н., гл.редактор альманаха «Рух-Мирас»: «Круглый стол» по проблемам культурной самодостаточности мы проводим в рамках Кондыбаевских чтений по целому ряду причин. Во-первых, сам Серикбол был абсолютно самодостаточным человеком, доказавшим, что бытие не всегда определяет сознание, что свободный дух разрывает оковы обусловленности. Казалось, все было против него: болезнь, отсутствие специального образования, научной среды, научной литературы, материальных средств. Но в условиях разрухи, когда здоровые люди не могут найти себя, он сделал то, ради чего пришел в этот мир. Менее чем за девять лет он создал шестнадцать книг, десять из которых были опубликованы еще при жизни, а не через 20 или 50 лет, как могло бы быть. Во-вторых, по своему содержанию труды Серикбола направлены против постколониальных комплексов неполноценности нации. Согласитесь, есть разница  считать основателем нации больного проказой и отвергнутого семьей мальчика или богоподобного солнечного героя. В-третьих, силою своего интеллекта, логики Серикбол по существу подорвал основы европоцентризма в мифологии, лингвистике и истории.  В то же время Серикбол очень саркастично относился к распространившейся за годы независимости псевдонауке, своими трудами он противостоит падению интеллектуального уровня казахстанской науки, происходящему под флагом этнизации. И, самое главное, наша гуманитарная наука могла бы стать наконец самодостаточной, положив в основу мифо-лингвистические исследования.

 К. Кабдрахманов, философ, прозаик: Наш круглый стол являет собой органическое продолжение конференции, посвященной памяти и творческому наследию Серикбола Кондыбая. Его творчество есть персональный, никем не запрограммированный вклад в культурную самодостаточность Казахстана. Другая особенность нашей встречи, имеющей отношение к теме культурной самодостаточности нашего Отечества, – сама организация конференции и круглого стола. Эти мероприятия были вызваны к жизни, во-первых, общественным осознанием значимости трудов, которые оставил после себя Серикбол Кондыбай, и, во-вторых, эти мероприятия также не были никем, кроме нас, организаторов, программируемы. Это мы, общественность, решили, что конференцию и Круглый стол провести нужно, а, приняв решение, проводим. Это совершенно новое отношение к организации культуросозидающих мероприятий, это отношение, в сущности которого нет вертикальных отношений — «государство-люди», а есть только горизонтальные — «люди-люди». Такого рода начинания создают культуру демократическую, свободную. Показательно, что на конференцию не пришли, хотя и были приглашены, лица от академической науки. Вероятно, они по-прежнему убеждены, что культурные мероприятия могут быть культурными только в том случае, если проводятся чиновничьим от науки или культуры указанием.

Тема нашего Круглого стола – культурная самодостаточность нашего Отечества.

Мы преотлично ведаем, что такое культурная несамодостаточность. Это псевдомораль совкового псевдоколлективизма, засилье международного масс-культа и прочий духовный мусор, в котором мы пребываем. В то же время, еще не твердо зная, что есть культурная самодостаточность, мы стремимся к самодостаточности. Культурная самодостаточность – мечта каждого живого человека. Это – стойкость перед жизненными потрясениями, порядок в сознании и душе, качественная образованность.

Культурную самодостаточность всякого места и времени создают культурно самодостаточные индивидуумы – у них есть качественный стиль жизни, который присущ этому месту и времени, и присущесть этого стиля жизни этому месту и времени каждому наблюдающему понятна с первого взгляда.

Стиль качественной жизни, которому искренне хочется подражать, по сути своей стиль всегда соотечественный. Наша соотечественность, казахская, русская соотечественность, имеет одну и ту же духовную доминанту – стремление к коллективному сотрудничеству.

По сути своей соотечественность – явление природное, оно создается почвой, совместностью физического существования, которые воздействуют на наш дух. Но есть соотечественность более высокого уровня. Это родинное сознание, в основе которого пребывает бескорыстие.

Наше родинное сознание, когда оно воцарится в нашем Отечестве, не будет этнично замкнутым, не будет этнично геттовым. Ибо известно: царство, которое разделится само в себе, не устоит.

Наше родинное сознание как суть культурной самодостаточности – это сознание, в котором живет Мы. Нашего Мы пока нет, и без нашего Мы жить нам бесприютно и несчастливо.

Как формируется Мы?

Механизм формирования культурного Мы во все времена один и тот же: творческое меньшинство конкретного места и времени создает нечто, что привлекает внимание нетворческого большинства и вызывает в большинстве стремление к подражанию. На языке терминов это называется «мимесисом». Через механизм мимесиса новые идеи становятся массовыми и превращаются в культуру данного места и времени. Постепенно, с веками, культура превращается в обычаи, архаику, устаревает, и тогда новое творческое меньшинство выпускает в свет новый стиль существования. Так всегда развивались жизнь и культура.

Родиносозидающую, культуросозидающую идею нашего места и времени я называю «идеей формирования национального истеблишмента». Это слово имеет у нас не присущий слову классовый подтекст, поэтому должен немного разъяснить.

Все сидящие в этом зале – люди национального истеблишмента. Созидательные люди.

Истеблишмент – это не богачи, а творческое меньшинство народа, это люди, творящие стиль жизни. Это писатели, художники, научная интеллигенция, руководители фирм и компаний. Каждый представитель истеблишмента как-то влияет на жизнь общества. То ли давая работу, то ли воздействуя на умы книгами и статьями.

Кроме того, люди истеблишмента несут на себе бремя социальной ответственности. Ответственности за состояние умов, состояние кошельков и прочее. Это еще не реальность нашего места и времени, но то, что в процессе зарождения. Люди истеблишмента – соль всякого народа.

Люди национального истеблишмента, те, кто осознают свою историческую ответственность, есть несущие конструкции общества и государства. У нас до такого положения дел – как до луны. Вот такое положение, когда как до луны, показывает всю серьезность стоящего перед нами вызова.

Культурная самодостаточность есть по сути вопрос самооценки каждым человеком самого себя. Есть решение причислить себя к числу людей, ответственных за свое место и время, решение начать создавать культурную самодостаточность, осознавать, что есть родинное сознание, что есть историческая ответственность всякого отдельного человека.

Серикбол Кондыбай внес очень серьезный вклад в то, чтобы наше родинное сознание имело прочный фундамент. Сегодня мы будем говорить о разных вещах, и эти разговоры могут оказаться не очень связными, однако совершенно предсказуемо, что все наши выступления будут пребывать в одном культурном векторе: что такое личный вклад в неличное мира. Каково историческое значение труда, который делается по зову собственного сердца.

 Мурат Ауэзов, ген.директор НБ РК: Для меня творчество Серикбола Кондыбая – поразительный и вселяющий надежду феномен, значение которого для нашей интеллектуальной и духовной жизни пока трудно оценить в полной мере.

Прекрасные слова, сказанные вчера на конференции и сегодня, определены высочайшим уровнем творчества самого Серикбола. Интереснейшие рассуждения Каната об обретении Родины как нельзя более точно соответствуют тому, что сделал Серикбол. Что послужило основой для такого интеллектуального взлета, духовной мобилизации, отмечающими жизненный путь Серикбола Кондыбая?  Во-первых, это потрясающие ландшафты Мангыстау, великая историческая традиция, явленная в сакральной архитектуре, богатая мифоэпическая традиция Мангыстау. В этой среде Серикбол сформировался, по-видимому, он очень много взял у своей матери. Вчера, когда выступала Балсулу, сестра Серикбола, было очевидно, что традиционная духовность – это фамильная черта.

Я думаю, что ни у одного интеллектуала нет права снобистски относиться к «простым людям», тем более что в советский период угнетения всего фундаментального, истинно традиционного, по-настоящему жизненного в течение столетий и тысячелетий, носители традиционного начала, духовности подвергались гонениям, усиленной обструкции со стороны властей, поэтому большая их часть вела очень простой образ жизни. Во время экспедиций мы встречали под обликом простых трудяг с натруженными руками  выдающихся жырау и кюйши. Понятно, что Канат говорит не о социальном статусе, а о нищете духа, но все-таки надо быть осторожнее в словах. В репрессивные времена именно среди простых людей удерживается величие земли, духовность, та самая, которой был вспоен Серикбол.

Второй, очень мощный фактор в формировании его личности – участие в декабрьских событиях 1986 года. В фильме «Птица из легенды» мама Серикбола рассказывает, что он десять дней находился в тюрьме. Мне приходилось встречаться с китайскими интеллектуалами, которые говорили, что они никогда не простят тем, кто уничтожил их братьев на площади Тяньаньмэнь. Растоптанная революция 1848 года произвела глубокое впечатление на Гегеля. В ответ на удар судьбы, направленный против целого поколения, идеалы которого были растоптаны, человек, обладающий благородством натуры, не мог не мобилизоваться. Он избрал стезю, которая была возможна в его условиях, здесь его дух полностью реализовался.

            Во всем, что пишет Серикбол, он выступает как глубокий исследователь, и в то же время он совершенно естественно движется к просветительству, он дает оружие. Он осознанно ищет в мифологии рычаги духовного самоутверждения предков на этой земле, с тем, чтобы и для нас они стали опорой. Он погружался в многотысячелетние пласты истории и лингвистики, чтобы вернуться с трофеями для современников. К тому прекрасному, что сказал Канат, я хотел бы добавить, что мы должны осознать не только метафизическую данность нашего бытия, но и исторические катаклизмы, случившиеся  с нами за советский период. Динамический компонент – совместно пережитые страдания, совместная вина, груз умолчания – должны быть учтены, когда мы говорим о культуре.

            О значении культуры в современной геополитической ситуации можно говорить много. Недаром в своем выступлении Жириновский подвергает нашу государственность сомнению по двум факторам – отсутствие границ и отсутствие культуры. И только культура может явиться объединяющим фактором в Центральноазиатском регионе…

Кондыбай дает нам ощущение неотчужденности исторического времени, и это очень важно. Благодаря ему мы обретаем огромные пласты истории как наше актуальное время. Его этимологические изыскания показывают, что то, что мы несем в себе, имеет тысячелетние корни в нашем бытии. Его исследования помогают нам как нации мобилизоваться, сделаться боеспособными в деле созидания культуры нашего времени.  Серикбол задал высокую интеллектуальную планку, которая не позволит, я надеюсь, нашей науке опуститься на прежний уровень.

 Зира Наурзбаева: Действительно, напитанность традиционной духовностью Серикбола идет от семьи. Недаром он регулярно ссылается на информацию, полученную от своей мамы Тарбие. Читающего тексты Серикбола покоряет его интеллектуализм, систематичность, и в то же время особая чистота, скромность, чисто казахские юмор и самоирония, которые проглядывают даже в русском тексте «Словаря». И еще, невозможно не отметить устремленность Серикбола в будущее. Любую сложнейшую историческую проблему, новую концепцию он связывает с современной      ситуацией, идеологией и политикой и пробрасывает ее в будущее. Так, в четвертом номере альманаха он, анализируя миф о Нуртоле,  реконструирует праздник встречи с духами предков в период зимнего солнцестояния и предлагает восстановить его, отмечать его 16-17 декабря в память о тех, кто отдал жизнь за нашу Родину. И так буквально в каждой работе.

 Едыге Турсунов, д.филол.н., Институт востоковедения  НАН РК: Я не буду углубляться в то, что и как сделано Серикболом. Давно уже настало время приступить к реализации того, что наметил в своих исследованиях Серикбол. Я не буду говорить о том, что мне понравилось в той или иной его работе. Для нас более правильно говорить, что мы теперь должны делать в направлениях, намеченных Серикболом. То, что мы имеем на руках, это замечательные заметки. Надо исследовать их, показать их настоящую глубину. Мне кажется, надо каждый год 14 марта сделать днем Кондыбая. На этом мероприятии должны выступать фольклористы, этнографы, художники  и т.д. Это было бы очень интересно, и это то, чего не было раньше. Раньше на конференциях мы выслушивали по 10-20 докладов, и никто ничего нового не сообщал. Вчера было сделано 15 докладов, и все  они были интересными. Это потрясающе. И каждый год мы могли бы выслушивать сообщения об исследованиях чего-то совершенно нового, неизвестного, начало которым было положено Кондыбаем.

 Зира Наурзбаева: Думаю, что предложение Едыге Даригуловича о постоянной конференции у всех ее участников найдут отклик. Тем более что для Мангышлака 14 марта – священный день. Судьба Серикбола совершенно особая. Здесь явственно ощущается вмешательство свыше. Но мне хотелось бы поговорить о том, что нужно сделать, чтобы талантливые люди в нашей стране могли появляться и реализовываться на регулярной основе, работать, публиковаться, получать признание, как  сделать, чтобы появилась культурная дееспособная почва. Вчера Кайрат Жанабаев обратил наше внимание на то, что конференцию по сути проигнорировали и Академия, и преподаватели КазНУ им. Аль-Фараби. Он говорил о том, что преподаватели, в особенности казахское отделение, не заинтересованы, чтобы молодежь смогла ознакомиться с трудами Серикбола, потому что это откроет для молодежи интеллектуальную и нравственную нищету, убожество тех, кто сейчас формирует нашу научную молодежь. Возможно, счастьем для Серикбола явилось то, что он не поступил на гуманитарные факультеты, а стал геоморфологом. Эта специальность учит мыслить системно. Наиболее сильные ученые, признанные на мировом уровне, такие, как покойная О.Нурмагамбетова, Е.Турсунов, выталкивались из Академии. Сейчас наиболее творческие ученые уже и не пытаются войти в стены Академии, они работают вне всяких структур.

 Зикирия Джандарбек, к.и.н., доц. Международного Казахско-Турецкого Университета им. Яссави, Туркестан: Полноценные иссследования нашей истории в рамках Академии невозможны, потому что там методология остается прежней. Еще я хочу сказать, пока не будут раскрыты «белые пятна» нашей истории, пока казахи не поймут себя как народ, невозможно говорить о самоидентификации, о национальной идее, о культуростроительстве. Мы должны адекватно оценить роль мусульманского фактора в казахской истории со времен Ходжа Ахмеда Яссави.

 Мурат Акмырзаев, зав.кафедрой, г.Актау: Во-первых, я поздравляю вас всех с традиционным праздником амал, который приходится на  14-16 марта…  Я хотел бы возразить предыдущему оратору: пока мы будем заниматься самопознанием, время уйдет. В лице Серикбола Кондыбая Бог дал нам прекрасный пример духовно самодостаточного человека, настоящего казаха, настоящего потомка тюркского мира. Мы должны воспользоваться этим шансом полностью. Как воспитывалось подрастающее поколение в советское время? На примере Корчагина, Маресьева… Что нужно сделать, чтобы Серикбол стал героем для наших детей и молодежи, чтобы до сознания каждого ребенка донести суть подвига Серикбола? Во-первых, необходимо официальное признание, ему должно быть присвоено звание «Халық каһарманы» – «Народный герой»… Если у нас будет духовная самодостаточность, остальные проблемы мы решим.

 Едильхан Исмаилов, ученый секретарь НБ РК: Я хотел бы сказать о концептуализме в творчестве Серикбола Кондыбая, концептуализме в истинном смысле слова, который он применяет к мифотворчеству. Как вы знаете, есть дистанция между нашими академиками и академическим стилем мышления. Уже говорилось о системности, междисциплинарности мышления Серикбола, но я для себя отмечаю три вещи. Во-первых, у него присутствует параллелизм метода исследования и метода изложения. Во-вторых, выстраивая метафизическую картину мифологии предпредтюрков, Кондыбай оговаривает свое исследовательское право на ошибку не только как пионера этих исследований, но и отдавая себе отчет в том, что он не имеет на руках полной информации. Серикболу присуще мышление фреймами, о котором говорил автор генеративной лингвистики Н.Хомский. Сочетание ассоциативности и системности Серикбола характерно тюркскому мышлению. Затем многие  аспекты творчества Серикбола мы не можем оценить в полной мере так, как это сделали бы основатели российской тюркологии Щербак, Богородицкий, Серебренников. Свидетелем какого блестящего диспута могли бы мы быть! Я поддерживаю предложение Е.Турсунова, в стенах Национальной библиотеки мы могли бы основать духовно-интеллектуальное течение, мифологическую школу, школу исследования мифологии.

 Балкенже  Акбердиева, к.филол.н., доц. Актауского филиала КарГУ им. Е.Букетова: Я поддерживаю предыдущего оратора. Существуют личности, изменяющие ход истории. Почему мы не способны на величие, достигнутое Серикболом? Мне кажется, основная причина в том, что наше сознание все еще остается рабским. Мы не способны мыслить свободно, не опираясь на предшествующие авторитеты. Серикбол – это свободный дух, и мы должны системно и всесторонне исследовать то, что для нас добыл этот дух. И в первую очередь, необходимо  создать мифо-лингвистическую школу, о которой мечтал Серикбол. Мы не познаем самих себя, пока не научимся понимать то, что скрыто в нашем языке.

Исследуя язык, этимологию слова, через языковые фреймы (гештальты) Серикбол шел дальше, к архетипам мифологии, к архетипам сознания. Например, он очень хорошо разрабатывал проявления в фонетике изначальной антиномичности, дуальности сознания, идущей от ассиметрии мозга. Казахская лингвистика остается поверхностной, не идет вглубь, к нейролингвистике, не идет на междисциплинарные исследования. Затем нам необходима целостность мировосприятия, интеграция науки, которую осуществил Серикбол. Наша лингвистика отстает от западной на сто лет, от российской – на пятьдесят. Продолжить начатое Серикболом – для нас шанс догнать мировую науку. Не утратить полученный импульс можно, создав официально мифо-лингвистическую школу имени Серикбола Кондыбая. В мире существует целый ряд национальных лингвистических школ. У нас есть школа этнолингвистики А.Кайдарова, но в ней отсутствует единая парадигма.

Зира Наурзбаева: Что нужно сделать, чтобы подобные исследования, если они обретут официальный статус, не погрязли в формализме, в болоте, в которое превратилась наша официальная наука?

 Участник не представился: В Прибалтийских республиках были отменены ученые степени, полученные в советское время. У нас же национальную науку возглавляют те, кто сделал карьеру на истории КПСС. Поэтому война между старым и новым в гуманитарной науке продолжается, это ставит под угрозу само развитие национальной науки.

Ольга Кубатина, газета «Высшее образование и наука Казахстана»: Момент саморазвития предполагает наше освобождение от советских мифов, раскрытие тюркского мифа, мифа, скрытого в казахском языке, и таким образом становление на общемировом уровне, не через технологии, что практически невозможно, а через духовность.

Земфира Ержан, главный редактор журнала «Алматы-art», искусствовед:

Состояние культуры любого современного общества предопределяет, как мне

представляется, степень развитости и логичной выстроенности ее собственной

инфраструктуры. Говоря о специфическом казахстанском комплексе «культурной

самодостаточности», мы на самом деле вербализуем те неудобства, которые

закономерно возникают в условиях нашей культурной среды, устройство которой

отчасти — хаотично, отчасти — фрагментарно. В Казахстане на сегодня очень мало

сколько-нибудь продуманных «цепочек», создающих возможности для того, чтобы

созданное произведение дошло до своего зрителя, стало общественно значимым

явлением. Отсутствуют целые структуры, целью которых является развитие культуры.

Это, к примеру,   институты арт-критики и арт-менеджмента.

До последнего времени не было стабильно издающегося журнала по искусству и культуре. Можно ли ожидать динамики в становлении художественной среды, если существующие проблемы не проговариваются, не обсуждаются, не осмысливаются, в том числе на страницах печатных изданий? Занимается ли кто-нибудь ныне теорией современного культурного процесса? Как складываются особенности и в чем специфика культуры такой постколониальной и посттоталитарной страны, как наша? Что делать с казахским языком, пространство применения которого неуклонно сужается, подобно шагреневой коже? Вопросов более чем достаточно. Выход из этого положения мне видится только в одном — в профессиональном подходе к решению обозначенных  проблем. Время романтических героев-одиночек, увы, кануло в Лету. Сейчас невозможно работать в сфере культуры, не используя возможности отлаженной культурной инфраструктуры и соответствующей законодательной базы. А если таковых в стране нет, то нужно, видимо, прилагать профессиональные усилия для их создания. Иначе разговорам о культурной само- или несамодостаточности не будет конца. Ведь это вовсе не философский вопрос, как может показаться на первый взгляд, а всего лишь нерешенные проблемы реальной практической работы.

               К слову, примером необходимого для культурной деятельности профессионализма мне видится организация этого круглого стола. Издание книг С.Кондыбая, проведение конференции, посвященной его памяти, с последующей публикацией этих материалов в журнале, — все это является не только гуманистическим жестом по отношению к ученому, но и хорошо продуманной акцией, направленной на развитие казахстанской гуманитарной мысли.

 Лиля Калаус, главный редактор журнала «Книголюб»: Ощущать себя казахстанцем, это означает ощущать многообразие и гармонию национальных культур. Нас объединяет культура, нас объединяет книга. Но складывается такая ситуация. Когда для человека, не знающего казахский язык, но желающего изучать его, приобщиться к нему, дорога искусственно усложняется. Дети в русскоязычной школе, которые вынуждены «проходить» казахскую литературу в оригинале, уже не вернутся к ней. Поэтому я с сожалением констатирую состояние, в котором находится перевод в нашей стране. Перевод, в частности перевод книг Кондыбая, – это вроде бы частный момент, но это трансляция культурного достояния нации для мировой культуры, свидетельствующая о готовности страны интегрироваться в мировой культурный процесс. Для этого нация должна изучать свои корни, но следующим шагом должна быть интеграция в мировую культуру, иначе нам грозит окукливание.

Омарова Салтанат, директор средней школы, Алматы: Мы случайно ознакомились с книгами Серикбола в Москве, случайно попали на эту конференцию.  Кондыбай – это действительно феномен духа, феномен культуры. Через его книги я, например, заново открыла для себя свой родной язык. Я казахскоязычная, но у меня была ненависть к родному языку, потому что духовное содержание в наших книгах и в переводах оставалось за чертой. Поэтому огромная ответственность лежит на тех, кто будет переводить Серикбола, чтобы не утратить заряд, вложенный в них. Затем нужно подумать об издании книг по мифологии в формате, доступном для детей, чтобы не отпугнуть наших детей от древнего знания, открывающегося теперь. Школа мифологии, о которой говорили, должна иметь иобразовательно-просветительское направление.

 Мурат Акмырзаев: Перевод книг Серикбола должен быть озвучен, необходима фонетическая транскрипция, основанная на казахском языке. Необходимо менять парадигму мышления, в звуках нашего языка содержится огромная информация. Поэтому, Лиля, я посоветовал бы Вам все-таки изучать казахский язык.

 Лиля Калаус: Возможно, надо подумать об электронной книге, о мультимедийном варианте, чтобы перевод сопровождался звучанием казахских слов.

 В заключение выступила старшая сестра С.Кондыбая Балсулу Кондыбай, которая поблагодарила всех присутствующих за интерес к творчеству ее брата, рассказала о его детстве, о трудной судьбе его книг и т.д. В беседе приняли также участие сотрудники Института философии НАН РК д.филос.н. Серик Нурмурат, к.филос.н. Акрамкам Капышев, поэтесса, член СП РК Назикен Алпамыскызы, к.филол.н., доц. Актауского университета Жанбиби Дуйсенбаева, ст.преподаватель Евразийского университета им. Л.Гумилева Онайгуль Туржанова и др.

Круглый стол в Национальной библиотеке РК (15 марта 2004)

 



1 Публикуется в сокращенном варианте, выступления на казахском  языке даются в переводе.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*