Қоңыр күйлері

Слово «қоңыр» ( означающий «темный, коричневый, бурый») имеет богатый символизм в казахской традиционной культуре. Традиционному казахскому звукоидеалу қоңыр – бархатный, мягкий, богатый обертонами, посвящена книга композитора и музыковеда Жумагельды Нажмеденова.

Пытаясь понять богатство смыслов такого казалось бы простого слова как «қоңыр», мы должны обратиться к мифологии. Серикбол Кондыбай в книге «Гиперборея: родословие времени сновидений» отмечает, что пещера с названием Қоңыр аулие – святой Коныр – есть в Баянауле и в Чингистау.  Вполне вероятно, что многие крупные, почитающиеся священными пещеры в Сары-арке (например, пещера Бектау-ата в Балхаш-Актогайском крае) имели второе название қоңыр.

По мнению С.Кондыбая название пещеры Қоңыр восходит к праформе қоңғ-кең, означающей «пространство, первопространство, протокосмос, место, где зарождается жизнь, лоно Великой матери». Вместе с тем, в прототюркской мифологии пещера считалась обиталищем Солнца, одноглазого циклопа Төбекөза. Праформа қоңғ-кең присутствует в названиях Ергенекон, Отукен. Эти две древние тюркские легенды объединяет один мотив: последние представители побежденного, почти уничтоженного народа укрываются от врагов в горной теснине. Там они приходят в себя, крепнут, растят потомство, чтобы через несколько поколений выйти из пещеры, явить себя миру. В изначальных вариантах легенд об Ергенеконе и Отукене место, откуда вышел народ предков,   изображалось не замкнутой горной долиной, ущельем, а пещерой в чреве горы.  Если священная гора – это Великая мать, то горная пещера – это материнское лоно, где тюркский народ возрождается к новой жизни.

Концепция Серикбола Кондыбая о «қоңыр» гораздо сложнее и масштабнее, она включает  ряд древних и современных этнонимов, а также топонимов Коңыр в горном поясе Южной Сары-арки от Алтая до Улытау, в том числе знаменитый на весь мир Байқоңыр.  Ученый показывает, что все эти топонимы находятся в Сары-арке на одной широте, окаймляя северную границу исторического Кангюя (Кангара).

Сегодня в передаче «Тылсым перне» на Радио Классика мы пытаемся понять, что объединяет казахские музыкальные произведения с названием «Қоңыр». В концепции Серикбола Кондыбая о қоңыр нас интересует лишь один аспект. Тот, что связан с символизмом пещеры как материнского лона, в котором вновь и вновь возрождается жизнь. В современном казахском языке «қоңыр» – это название коричневого цвета, а «қара» – черного цвета. Но изначально эти два полисемантичных понятия  находились в одном  смысловом поле. Это разные аспекты, грани одного смысла, связанного с материнским началом. Слово «қара» в казахском языке имеет значения «самый древний, старший, изначальный, большой», потому что оно связано с землей. «Қара жер» – это мать-земля. «Қоңыр» – это пещера, лоно Горы-матери. Остальные смыслы слова «қоңыр» возникают из этого первоначального значения.

Казахский звукоидеал – қоңыр – это изначально голос Великой матери-горы, мощный, спокойный. Это не мужская, маскулинная мощь, а спокойная мощь матери всего сущего. Это первозвук, который порождает мир. Но рожденные Великой матерью мир и человечество не остаются в неподвижном состоянии, они живут, развиваются. Так понятие «қоңыр» обретает исторический аспект. И в этом плане особенно интересен «Жолаушының қоңыр күйі» – «Қоңыр кюй путника». Этот кюй принадлежит великому кобызисту 19 века Ыхласу. Но если кюй  Ыхласа «Қоңыр» – это перепевы одноименного кюя Коркута с его неуловимыми переходами из минора в мажор, то кюй, который мы сейчас услышим, кажется гораздо более древним, чем кюй Коркута.

Аудиофайл «Жолаушының қоңыр күйі» 1 түрі (Ыхлас)» 2.33

Прозвучал кюй Ыхласа «Жолаушының қоңыр күйі» в исполнении Даулета Мыктыбаева. Этот непритязательный казалось бы кобызовый кюй парадоксальным образом вызывает ассоциации с  изданной в Америке в 1877 году книгой Льюиса Генри Моргана «Древнее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации». Того самого Моргана, который реконструировал развитие человечества от пещерного брака к современности, развивал наперекор европейской науке идею о матриархате. Казахский кюй повествует о становлении человечества через музыкальные архетипы, их борьбу, развитие, переходы из одного в другой.

«Жолаушының қоңыр күйі» говорит о дикости, дикости стадиальной как этапе развития человечества. В первые мгновенья – это музыка хаоса. Не в смысле исполнения, а  архетипически. Воистину это первые мгновенья творения. Дикие архетипы с каждым  движением смычка совершенствуются, развиваются, превращаются в более культурные.  Жолаушы-путник – это метафора всего человечества. Напомним, что одно из значений слова «қоңыр» – пещера, а «күй» – это не только музыкальная пьеса. Это словоозначает еще и «состояние, ситуация», «горение». Кюй «Жолаушының қоңыр күйі» быть может не просто повествует о пути человечества, но и предопределяет его. Ведь по древним представлениям, наш мир как вулканическая лава изливается из кобыза.

«Алыстан сермеп, Жүректен тербеп, Шымырлап бойға жайылған, Қиуадан шауып, Қисынын тауып,  Тағыны жетіп қайырған Толғауы тоқсан қызыл тіл»,

Так Абай в «Сегізаяқ» – «Восьмистопнике» рассказывает о том, как слово, речь, овладев сердцем, а затем и телом человека,  перевоспитало его, вывело из дикости, обуздало дикого человека,  укротило зверя в нем. А «Жолаушының қоңыр күйі» рассказывает о том же языком музыки.

Музыкальный пангерманизм, предтечей которого был Бетховен, рассказывает о истории германского духа. Недаром  великого композитора так любили слушать немецкие офицеры. Полное развитие этого направления немецкой музыки мы видим у Вагнера. В «Жолаушының қоңыр күйі» изображается не становление конкретного национального духа, а преодоление ветхого Адама. Представить даже трудно, что еще до Коркута существовал музыкант, который  в одном произведении рассказал о становлении современного – современного ему – человека.

Мы не оговорились. Этот кюй Ыхласа представляется более древним, чем кюй Коркута. «Қоңыр» Коркута – это философские размышления о жизни и смерти. Конечно красивая мелодия временами проваливается в бездну дикости, необузданных страстей, а может в бездну потустороннего мира. Но в целом это осмысление, рефлексия развитого человека. В то время как «Жолаушының қоңыр күйі» изображает путь человечества от дикости к культуре.

Сейчас кюй связывается с именем Ыхласа, но очевидно, что он один из многих десятков хранителей-интерпретаторов древнего текста, последний в тысячелетней цепи преемственности.  Ақбас Құлайыс, Қорқыт, Нұртөле, Саймақ – это самые древние имена в нашей музыке, которые мы знаем. Но надо четко понимать, были еще более древние музыканты, и кто-то из них создал первый, древний вариант кюя «Жолаушының қоңыр күйі».

Кюи Қоңыр, выдержанные в миноре, появились, вероятно, только в ХХ веке. Традиционно казахская музыка чаще всего  выдержана в мажоре. И до ХХ века кюи и песни «Қоңыр» также являлись мажорными. Даже если она рассказывает о смерти, то эта смерть – апофеоз жизни, ее кульминация.

Ақай-кажы — казахский религиозный мыслитель, духовный наставник Магжана Жумабаева. Машхур-Жусуп Копеев, которого многие считают Просветленным,  упоминает Ақая-кажы в цепи духовной преемственности тех, кто унаследовал от Аблай-хана  «дуа» (способность словом, молитвой или заговором излечивать, влиять на физическое и духовное состояние людей).

Кюй Ақая-қажы «Қоңыр» Т.Асемкулов перенял у своего деда и учителя Жунусбая Стамбаева.

Прослушайте/скачайте кюй Ақая-қажы «Қоңыр» в исполнении Рустема Нуркенова


Әбікен Хасенов (1897-1958) – актер и известнейший в Советском Казахстане исполнитель шертпе-кюя. Именно благодаря ему на Казахском радио и со сцены в Советское время  зазвучали кюи Таттимбета и др. представителей этой школы. Особой популярностью пользуется  кюй  «Қоңыр» из его репертуара.

Прослушать / скачать кюй Әбікена Хасенова «Қоңыр» в исполнении Рустема Нуркенова

Прослушать / скачать транспонированный в мажор «Қоңыр» — кюй Таласбека Асемкулова «Әбікенді жұбату» в исполнении Рустема Нуркенова

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*