Стратегические приоритеты культурного развития Республики Казахстан (проект)

Зира Наурзбаева

Преамбула

Множество определений культуры можно достаточно условно поделить на две группы:  культура в узком смысле, как сфера реализации профессионалов, искусство и культура в широком смысле, как важная часть цивилизационной системы, исполняющая в этой системе такие функции, как обобщение исторического опыта, аккумулирование этого опыта в виде ценностных ориентаций, осуществление социально-коммуникативных связей, регулирование практической жизнедеятельности общества с помощью социокультурных норм коллективного и индивидуального бытия, выявление, осмысление и воспроизводство черт собственной специфики в виде образов идентичности. Короче говоря, культура в широком смысле – это и наш образ жизни, и наша оценка этого образа, а также наше представление о прошлом и будущем.

Культурная политика в устоявшемся обществе в стабильной фазе эволюционного развития может позволить себе сосредоточиться на культуре в узком смысле – стимулировании  развития профессионального творчества, пропаганде его плодов более или менее широким слоям населения. Мы в Казахстане имеем совершенно другую ситуацию — изменение форм собственности, переход к рыночной экономике, демократическим формам управления, урбанизация сельского населения, внешняя миграция, скачкообразный рост неконтролируемого информационного потока и др. процессы, ведущие к коренной ломке старого образа жизни и мысли. Учитывая также влияние глобализационных процессов на национальные культуры, становится ясно, что культурная политика в Казахстане не может ограничиться музеями, галереями и выставками.

Необходима целенаправленная деятельность по стимулированию социально-приемлемых и предпочитаемых духовно-ценностных и социально-нормативных проявлений членов общества. Культурная политика должна стать неотъемлемой частью всех без исключений направлений государственной политики в целом и в особенности социальной политики, которая в современных условиях может быть лишь комплексной социально-культурно-образовательной. Вызов времени – формирование культурно-идеологической парадигмы, нового национального идеала и его реализация в масштабах страны. Только такой подход в единстве с решением экологических, демографических и экономических проблем способен обеспечить будущее нации и страны.

Общеизвестно, культурная политика, как и любая другая, должна стремиться выявлять объективные закономерности, облегчать их реализацию и лишь немного корректировать. Мы же ставим целью культурной политики – сознательное влияние на систему ценностей и на образ жизни широких слоев населения. Конечно, постановка такой цели сильно отдает утопией. Но лишь такая постановка имеет смысл, ведь альтернативный вариант – растворение национальной идентичности, поглощение национальной культуры наиболее примитивными образцами массовой культуры – реализуется и без всякой культурной политики. Фактически мы стоим перед выбором – плыть по течению или попытаться противостоять энтропийным процессам, наполнив реальным содержанием нашу государственность.

И все-таки, ставя столь масштабную задачу, мы ориентируемся не только на мудрость предков «лучше падать с верблюда, чем с осла», но и на некоторые возможности, предоставляемые современной ситуацией.

Среди благоприятных факторов отметим следующие:

Некоторое улучшение экономической ситуации, в результате которого основная масса населения, в какой-то мере решившая проблемы элементарного физического выживания, все больше ощущает потребность в осмысленном существовании, в перспективах будущего.

Формирование новой интеллектуальной элиты, чья позиция определяется не близостью к административному ресурсу, а творческим и интеллектуальным потенциалом, а также волей к созиданию, волей к культуре, волей к самореализации.

Возникающее в некоторых  политических и деловых кругах понимание невозможности самостоятельного существования Казахстана как безликой массы населения на гигантской территории.

 Осознание и декларирование самоценности и права на существование национальных культур  на мировом уровне.

Негативные факторы перечислять не имеет смысла в виду их очевидности.

Анализ структуры современной казахстанской культуры

Уникальность задач, стоящих перед нами, становится очевидной уже из структурного анализа культуры в нашей стране, а также сравнения ее подсистем (субкультур) с структурой, например, российской культуры. Ряд российских исследователей указывает следующие субкультуры:

«высокая» интеллигентская, продолжающая историческую традицию национальной элитарной культуры, практически не адаптирующаяся к рыночным условиям, проявляющая тенденцию к сворачиванию, самозамыканию;

«советская» культура, носителями ее ценностей, таких как государственный патернализм, уравниловка, великодержавность, приоритет коллективного начала, являются, в основном, представители старшего поколения;

западная (по преимуществу – американская) культура либеральных ценностей, социокультурного индивидуализма и экономической независимости, носителями которой является образованная молодежь, предприниматели и часть интеллигенции;

комплекс маргинальных субкультур социальных низов в широком спектре от «блатного» до национал-шовинистического и мистико-оккультного;

народная культура, в смысле этнографическая культура того или иного народа, самодеятельное художественное творчество, а также художественно-стилевое направление в профессиональном искусстве.

«Высокая» культура, точно так же, как и «советская» культура, постепенно вымирает в силу объективных обстоятельств, «этнографическая» же в России давно  уже утратила самостоятельность и способность к развитию. Таким образом, фактически между «западной» и маргинальной субкультурами идет борьба за заполнение ниши, высвобождающейся в результате вымирания «советской» культуры. Государственной культурной политике остается лишь направлять основные усилия на поддержание, консервацию и простое (не расширенное) воспроизводство имеющегося культурного потенциала «высокой» культуры, спасение академической традиции и ее носителей – сеть научных, образовательных и культурных учреждений.

Данный анализ российской культуры во многом применим и в наших условиях. Но за рядом исключений и существенных поправок. Во-первых, религиозная культура в данных исследованиях не указывается как нечто самостоятельное и способное к развитию, фактически она включается в разряд маргинальных субкультур. Такое отношение нельзя поддержать, учитывая религиозные корни «высокой» культуры, а также возрастающее значение религиозного фактора как в России, так и в Казахстане. Во-вторых,  «высокая» национальная культура России, продолжающая национальные традиции, в Казахстане самостоятельного значения не имеет, кое-какие ее аспекты были «привиты» к «советской» культуре, так что сейчас она практически утратила актуальность. В-третьих, «западная» культура, не имеющая у нас оснований в протестантской этике или чем-то способном ее заместить, получает несколько однобокое распространение: индивидуализм, гедонизм, индифферентность к духовным ценностям и престиж материальных при отсутствии чувства ответственности, социальной активности.

Но наиболее важное наше отличие состоит в том, что в результате большевистской «культурной революции», с одной стороны, у нас отсутствует «высокая», «академическая» культура, продолжающая элитарные национальные традиции, а с другой стороны, то, что принято называть «народной» культурой, содержит два принципиально разных явления – этнографическую, фольклорную культуру и элитарное, профессиональное искусство казахов, точнее, то, что осталось от него в результате системных репрессий 20-50-х годов ХХ века, а затем все более сужающегося воспроизводства в крайне неблагоприятных условиях второй половины прошлого века.

Отсутствие «высокой» национальной культуры создает ситуацию отсутствия реальной национальной элиты, невозможности выработать истинную и эффективную систему национальных ценностей. С другой стороны, оно же мешает нам полноценно усвоить заимствованные системы ценностей. Наше общество страдает оттого, что наиболее деградировавшие элементы национального сознания вступают в синтез с поверхностными элементами экспортированных систем. Такое искаженное восприятие закономерно, поскольку в нормальных обществах именно на национальную элиту возлагается задача оценивать внешние влияния с позиций национальных интересов и перспектив, отсеивать, преломлять их в нужном ракурсе, служить своего рода фильтром, с тем чтобы заимствования шли на благо нации.

Еще одна важнейшая  и опасная для будущего страны особенность социокультурной ситуации в Казахстане состоит в том, что в обществе к критической отметке приблизился слой людей, выброшенных из привычных условий существования, плохо приспособленных к жизни в новой для них социальной среде, не имеющих знаний и навыков для получения сколько-нибудь престижной работы в условиях мегаполиса, обладающих иными социокультурными стереотипами поведения и иным языком, что делает их вдвойне социально неконкурентоспособными на рынке труда. Наша специфика и наша боль в том, что большую часть этих невольных социальных маргиналов, «внешнего пролетариата» (термин Ортега-и-Гассета) составляют представители государствообразующей нации – казахи, покинувшие сельскую местность, бесперспективные малые города, а также оралманы.

В принципе, в любом обществе на переломном этапе складывается такая ситуация, есть успешный мировой опыт социализации (включения человека в цепочку нормальных социальных взаимодействий, прежде всего трудовых, активизация его жизнедеятельности в приемлемых для общества формах, приучение к принятым нормам и стандартам) вытолкнутых изменениями на маргиналии слоев общества. Причем доказано, что успешная социализация личности без инкультуризации – введения человека в систему принятых в обществе культурных норм, иерархию ценностей и т.д. – невозможна.

Цели культурной политики в Казахстане

Из анализа следуют две специфические цели культурной политики в Казахстане (кроме тех целей, что обычно принято называть):

Способствовать формированию «высокой» субкультуры, продолжающей лучшие национальные традиции и с учетом мирового культурного богатства, и носителя этой субкультуры – новой национальной элиты.

Способствовать формированию и продвижению новой «базовой» субкультуры для широких слоев населения с учетом национального менталитета и современных требований.

Реализация этих двух взаимосвязанных целей по существу составит новый общенациональный проект для нашей страны. Рассмотрим более подробно эти цели и возможные методы их реализации.

Формирование и продвижение новой базовой субкультуры для Казахстана

Социализация и инкультуризация маргинализованных слоев населения, если будет на то благая воля власть предержащих, облегчается тем, что большинство этого населения оказалась в этих условиях не по своей воле, они изо всех сил стремятся к нормальной жизни для себя и своих детей, хотят обрести возможно престижный общественный статус законными способами. Со стороны государства, в первую очередь, необходимы усилия  в социально-экономической сфере – участки для индивидуального строительства, льготные кредиты для строительства, малого бизнеса, образования, рабочие места, создание социальной инфраструктуры – и просветительская работа в правовой и экономической сфере.

В то же время возникает вопрос: какие духовно-нравственные и социокультурные нормы должны  стать ориентиром в процессе инкультуризации? В советское время урбанизация казахов однозначно происходила в русле «советской» культуры, тем более что некоторые ее элементы в городе и ауле совпадали, коллективизм советской культуры отчасти перекликался с коллективизмом традиционного образа жизни казахов, к тому же урбанизация происходила очень медленно в результате политики центра по ограничению количества казахов в крупных городах. Сейчас советская городская культура вымирает под воздействием современных реалий. Усвоение западной культуры по полной программе, даже в индивидуальном порядке, как уже было сказано выше, сомнительно, тем более невозможна качественная «вестернизация» в массовых масштабах.

Перед казахстанским обществом стоит насущная задача создания некоей новой базовой культуры – новой системы ценностей, образа идентичности, образа жизни, поведения и коммуникаций для широких слоев населения. Эта новая базовая культура востребована не только вновь урбанизирующимся казахским населением. Но и городским и сельским, чья жизнь также подверглась в последнее десятилетие коренной ломке. Частично эта тема рассмотрена  в работе «Трайбализм, национальная идеология и будущее нации» в главе «Новый национальный идеал». Позволю себе привести отрывок из нее: “Национальный идеал – это образ человека, обладающего неким набором “национальных свойств” и способного использовать их как ресурс, с пользой для себя – “настоящего японца”, “настоящего израильтянина”, “настоящего американца” и т.п.

Общественное признание нового национального идеала проявляется в том, что окружающие (прежде всего свои) относятся к попыткам его реализации позитивно: поведение человека, ведущего себя “по-японски”, “по-израильски” и т.п., вызвает уважение, которым этот человек может пользоваться для достижения своих целей, т.е. расходовать его как особого рода ресурс” (К.Крылов). Национальный идеал в принципе поддается изменению, очень часто он не совпадает с наблюдаемыми в жизни свойствами национального характера. Более того, он часто нацелен на их преодоление. Классическим примером тому является история государства Израиль. Идеологами и практиками сионизма был выработан новый образ еврея, во многом противоречивший наблюдаемому. В реальной практике, разумеется, он опирался на некоторые уже существующие национальные особенности евреев – но в основном ради преодоления других особенностей, которые бы помешали осуществлению грандиозного национального проекта – государства Израиль. То же можно сказать о послевоенной Японии и ряде других стран, ставших на путь модернизации.

За 10 лет независимости казахское общество от первоначальной эйфории суверенитета через горькие разочарования пришло к осознанию того, что главная проблема казахов – это некоторые врожденные и приобретенные за триста лет колониального гнета свойства национального характера. Перечислять их можно достаточно долго: отсутствие единства и осознания общенациональных интересов, неуважение к собственной нации, ее культуре, языку, ее представителям, нежелание соблюдать данное слово, краснобайство, праздность, низкий статус профессионализма, неуважение и ненависть к талантам, к индивидуальному мнению, интриганство и пр. От самобичевания давно уже пора перейти к созидательному процессу разработки нового национального идеала. Показательно, что большинство отрицательных характеристик современного казахского общества прямо противоположны традиционному образу, сформировавшемуся в пассионарный период Казахской Орды.    Российский исследователь К.Крылов указывает условия, при которых новый национальный идеал будет работающим, мобилизующим общество, наиболее дееспособную, активную его часть на реализацию национального проекта. Национальный идеал обеспечивает ресурсную поддержку определенных типов поведения за счет уважения, которое общество оказывает людям, стремящимся соответствовать идеальному образу.Он не должен подрывать  условия взаимного доверия между людьми и тем более – взаимной предсказуемости их поведения. Мобилизующий эффект возникает, когда в общество вносится еще одно разделение – по соответствию индивида национальному идеалу. Т.е. идеал не должен быть простой констатацией реального национального характера, позволяющей индивиду самоуспокоенно ощутить свою “врожденную” национальную идентичность и единство с другими: “Я – казах, я такой-то и такой-то, как другие казахи. Все нормально”.

Национальный идеал должен опираться на некоторые сущностные черты национального характера и отвергать другие. В то же время новый идеал не должен представлять слишком сильного разрыва с глубинной природой нации, с привычными ее представлениями о себе.  Поначалу новому национальному идеалу могут соответствовать немногие. Но с другой стороны, он не должен быть элитарным, в принципе он должен быть массово реализуемым без слишком большой “ломки” старого.  Новый идеал должен вызывать интерес, а для этого иметь некоторую провокативную форму, представлять вызов существующему порядку. Удачный национальный идеал занимает собой все общество, как его сторонников, так и противников, так что происходящее в своей стране оказывается для ее граждан самым главным и интересным, а внешний мир имеет для них значение только как источник идей и ресурсов, а не сам по себе”.

    Таким образом, новый национальный идеал и соответствующая ему базовая культура (субкультура) предполагает синтез умеренной традиционности (без чего невозможна его применимость в широких масштабах и историческая устойчивость) и модернизма. Реальность осуществления такого общенационального проекта основывается не только на мировом опыте, опыте национальных государств, осуществивших модернизацию, но и на ощущаемой в обществе, в широких массах потребности в позитивном герое, в идеале, в духовно-нравственных ориентирах, а также на такой характерной черте казахской нации, как интерес, восприимчивость к новому.

Глубинный источник склонности казахов к переимчивости всего чужого в кочевом менталитете. Характерной особенностью кочевого менталитета является динамизм, открытость, восприимчивость ко всему новому. В традиционализме есть представление о том, что кочевье – это по преимуществу динамика, дух, а оседлость – статика, культурные формы. Кочевой дух создает лаконичные способы своего выражения, не придавая значения горизонтальному их  разворачиванию, застывшим культурным формам, представляющим вторичное, производное существование традиционного принципа. С другой стороны, дух использует такие формы, преображая их.

Но такое «свободное» отношение к конкретным культурным и религиозным формам возможно лишь до тех пор, пока силен дух, способный преобразить их, сильна духовная традиция. Сейчас, когда кочевой дух, духовная традиция кочевников стали чем-то абстрактным, казахи оказываются под угрозой ассимиляции из-за своей склонности к переимчивости, из-за своего интереса к чужому. К тому же утрата кочевого уклада автоматически сделала бессмысленными наработанные тысячелетиями формы организации общественной жизни. Наша проблема на данный момент – это размытость национальной идентичности, близкая к ее потере. Поэтому выработка базовой культуры для широких слоев населения представляет насущную необходимость. Более того, у оседлых народов мы должны перенять ситуацию, когда основная часть населения воспитывается в безусловной привязанности к «своему»,  уверенности в превосходстве «своего», а национальная элита выполняет роль медиатора между «своим» и «чужим», отбирая нужное и полезное во внешнем опыте (речь идет не о закрытости, невозможной в информационный век, а о базовых установках, ценностях, нормах).

Формирование «высокой» национальной субкультуры

    Формирование новой национальной элиты, «высокой» национальной культуры, осуществляющей историко-культурную преемственность, с одной стороны, и способной адекватно реагировать на вызовы времени, предполагает, на наш взгляд, решение ряда задач. Во-первых, это создание условий для воспроизводства и развития казахского традиционного искусства в адекватных формах. Во-вторых, стимулирование развития культурологических исследований традиционной культуры, религии, истории. В-третьих, необходимо кардинально изменить содержание гуманитарных дисциплин в вузе, в особенности культурологии и философии, так чтобы казахская культура перестала быть рудиментом общего курса. В-четвертых, культурная политики и финансирование социокультурных проектов должны осуществляться в соответствии с национальными традициями, совпадающими с современными требованиями демократичности, соревновательности, прозрачности.

Наши предки наряду с обычаями комплиментарности, метафоричности выражения, очень тонкой и деликатной формы подачи информации, умели ценить истину и говорить о ней прямо, без обиняков.

В статье «Национальный информационный проект» было предложено для обсуждения несколько интернет-проектов, реализация которых могла бы способствовать формированию общенационального сознания, а также структуризации национальной элиты. Предлагая эти проекты, мы исходим из необходимости на современном техническом уровне, в соответствии с потребностями сегодняшнего дня дать возможность выразиться некоторым основным ментальным характеристикам нашей нации с пользой для нее. Вообще, интернет, диалог в виртуальном пространстве  как нельзя более подходит для культуры с традициями кочевой военной демократии, культуры «узун-кулака», «айтыса», «дата», «бадика» и т.д. Как писал выдающийся психолог ХХ века К.Г.Юнг, для того, чтобы нация была здоровой и развивалась, духовность прошлого, архетипы, лежащие в основе национальной души, должны адаптироваться к современному уровню культурной дифференциации, должны быть выражены в понятиях, близких современному человеку. Простое возвращение к застывшим архаичным формам сознания так же опасно для нации и человека, как и существование в отрыве от своих корней, от прошлого.

Данные проекты предоставляют для желающих возможность быть услышанными, оказаться в центре внимания, возможно, услышать убийственную критику в свой адрес (такую же убийственную, как бронебойная стрела прославленного батыра или сарказм соперника в айтысе), возможно, найти поддержку и ресурсы для осуществления своего замысла.  Осуществление этих проектов позволит сформировать действительную элиту нации, элитарное интеллектуальное общество, которое бы определяло ценности нации, направления ее развития. Вместо отбора по принципу «свой человек», «услуга за услугу», как это сейчас происходит, должен быть отбор по вышеуказанным  принципам: самовыдвижение уверенного в себе профессионала, публичность, открытость любой критике, оценка как профессиональных достижений, так и общественной деятельности. Необходимо всю деятельность по поддержке культуры в узком смысле этого слова выстраивать на этих принципах. Тогда она будет работать на формирование нового национального идеала, а также создаст среду, поле, в котором вовремя будут получать оценку и поддержку перспективные для нации тенденции.

Средства реализации национального проекта    

Кто и как должен формировать и осуществлять этот проект? Новая национальная элита еще только формируется. Поэтому для осуществления этой миссии необходимо объединение патриотически настроенных представителей научной и творческой интеллигенции, власти и СМИ. В разных странах мира имеется опыт координации такой масштабной работы, как общенациональный проект. Так, например, в Великобритании существует Департамент искусства, культуры и гэльского возрождения при Ирландском совете по делам искусств. Этот департамент целенаправленно работает на возрождение гэльского языка и культуры, решение проблемы бедности и безработицы среди сельского населения  в тесной координации с Департаментами образования, окружающей среды, Службой общественных работ. Решение предлагаемых масштабных задач требует координации в социальной сфере, сфере образования, искусства, языковой политики, экологии, малого бизнеса, туризма, миграции и т.д.  Возможно необходимо новое структурное образование наподобие Общественного совета с большими полномочиями.

Необходимо не только выработать и пропагандировать новый национальный идеал, но и осуществить целый ряд мероприятий в образовательной, социально-экономической и др. сферах. Эти меры должны эффективно решать проблемы бедности, безработицы, экологии, образования. В частности, необходимо:

особое внимание уделять традиционным видам деятельности, в которых выразился национальный менталитет, придать им статус социально значимых, оказывать им государственную поддержку. Среди них назову лишь несколько: коневодство и производство кумыса, верблюдоводство и производство шубата, производство и реализация в современной гигиеничной упаковке национальных продуктов (курт, тары и т.п.), прикладные виды искусства, национальные виды спорта.

целенаправленно формировать субкультуру детства в национальном духе – производство мультфильмов на основе казахских мифов и музыки, игрушек, книг, аудио- и видеопродукции, детской одежды, канцтоваров и пр. с национальной символикой. Должна поощряться организация детского досуга (воскресные школы, кружки, игровые комнаты) с учетом национальных традиций. Возможно следует изучить опыт Японии по выезду городских школьников для временного проживания в сельскую местность, где они помогают взрослым в ведении традиционной деятельности, прикасаются к своим корням.

экологическая и социальная реабилитация традиционных духовных центров нации (Семей, Нарын, Арал и др.)

целенаправленно формировать моду на казахскую музыку. Один из способов – фестиваль песни, в котором участвуют первые лица государства.

Национальный менталитет и традиции должны учитываться в самых разных ситуациях. Одной из форм апробации и продвижения нового национального проекта мог бы стать телевизионный сериал на казахском языке, в котором была бы показана реальная жизнь, например, пригородного аула – самостроя типа «Шанырака». Значение таких аулов, происходящих в них процессов, не оценено до сих пор. Такие новые пригородные поселки выполняют не только роль моста между городом и аулом, в них по существу формируется новая казахская нация, это своего рода «плавильный котел». Взяв в качестве объекта такой поселок, можно было бы показать проблемы и аула, и города, критиковать неприемлемые черты национального характера, пропагандировать лучшие. Творческая группа по созданию сериала, сотрудничая с работающей над национальным проектом группой интеллектуалов, с одной стороны,  и, получая отклики от зрителей, с другой стороны, выполняла бы таким образом функцию обратной связи. Несомненно, работа над проектом послужила бы хорошим стимулом для казахских литераторов, в большинстве своем выходцев из аула, для отображения современной жизни, заставила бы их задуматься о позитивном герое, а также стимулировала бы, наконец, формирование казахской городской прозы.

2004

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*