Реальные творцы остаются невостребованными казахстанским обществом и государством

Заметки с Парламентских слушаний по законодательному обеспечению сохранения и развития культуры в РК

20 мая 2005 г., Астана.

Зира Наурзбаева

Астана поражает командированного размахом и темпом строительства. Иногда даже трудно отрешиться от впечатления некоторой иллюзорности происходящего, как будто гигантское строительство нарушило хронотоп, взорвало некую пространственно-временную ткань,  здесь ты выпадаешь из обычно текущего времени. В этом – соблазн, энергия, но и опасность, которую особенно четко осознаешь в ходе работы. Опасность увлечения формой, за которой еще нет реального содержания.

Парламентские слушания «Законодательное обеспечение сохранения и развития культуры в РК» 20 мая не были исключением в этом плане. Новое здание Парламента на левобережье, созвездие громких имен, с которыми ассоциируется казахстанская культура, прекрасные эмоциональные выступления. Но…

 Суть большинства выступлений сводилась к радости: наконец, настал день, когда суверенный Казахстан окреп, встал на ноги и может обратиться лицом к культуре. Перефразируя известного поэта: «Хлеб есть, можно вспомнить и о песне». В остальном выступления можно было разбить на две группы. Часть ораторов прекрасно говорили о значении культуры, о культурно-историческом наследии страны, при этом  упор был сделан на охраняющие и сохраняющие аспекты культуры. Часть ораторов – деятелей культуры из Алматы и провинции возможность выступить с трибуны Парламента восприняла как шанс обратить внимание государства на проблемы своих творческих коллективов, получить льготы и т.д. К сожалению, по ходу слушаний становилось все более очевидно, что и у аппарата, и у деятелей культуры господствует представление о культурной политике, сформировавшееся в советский период. Упор делался на необходимость утверждения типовых штатных расписаний, сеток ставок, определение списка творческих коллективов, имеющих особый статус и т.д. Безусловно, все это необходимо для нормального функционирования культуры в стране, но…

Проблема развития культуры, стимулирования креативной функции культуры, точнее, креативных личностей, была поднята министром Е.Косубаевым в докладе. С одной стороны, он говорил о расширении адресного финансирования в сфере культуры (именные стипендии, поддержка конкретных проектов), но в то же время был вынужден отметить слабую активность среднего (и молодого – З.Н.) поколения деятелей культуры, отсутствие значительных произведений искусства на современную тему. Между тем это два четко взаимосвязанных аспекта одной проблемы. Ведь адресную помощь в основном имеют возможность получить известные деятели старшего поколения, прославленные коллективы, а также представители следующих поколений, имеющие некоторый доступ к административному ресурсу. Но те, кто находится в расцвете творческих сил или только вступает на этот путь, те, кто имеет множество планов и энергию осуществлять их, чаще всего не имеют возможности получить необходимую финансовую поддержку.

Более того, многие талантливые художники, убедившись, что поддержка культуры по-прежнему строится на чисто административных методах,  что практически невозможно занять достойное место в обществе через творчество, стремятся получить доступ к административному ресурсу, стремятся  проникнуть во власть, хотя бы в качестве чиновника нижней ступени. Таким образом, происходит постоянный отток творческих сил в административную сферу. Замечу, что подобной роскоши себе не позволяет ни одно развитое государство, более того, подобных масштабов это явление не имело и в советское время.

Если рассматривать эту проблему в более широком ключе, речь идет о востребованности (точнее, невостребованности) творца в казахстанском обществе. Высказанная министром мысль о бездеятельности среднего поколения, об отсутствии значительных произведений становится расхожим шаблоном: «Да, были люди в наше время…»

 Между тем в культурологии (беру в качестве примера хорошо известную мне область гуманитарной культуры) за последние несколько лет казахскими учеными Серикболом Кондыбаем и Алибеком Кажгалиулы (Малаевым) совершен прорыв глобального значения. Каждый из них разработал и предложил новые парадигмы для мировой гуманитарной науки не менее глубокие и масштабные, чем Олжас Сулейменов в «Языке письма». Эти исследования написаны доступным для образованного читателя языком, высочайший теоретический уровень сочетается с четко выраженной гражданской позицией. Причем в отличие от Олжаса, оба автора при сравнительном анализе делают акцент на наше культурное наследие. Таким образом, их труды ценны для национальной самоидентификации сразу в двух аспектах: гордость за соотечественников, создающих труды на подобном уровне, и включение нашего культурного наследие в общечеловеческий контекст, определение его места и роли в мировой культуре.

Исследования обоих авторов были в достаточной мере репрезентированы общественности усилиями частных лиц: С.Кондыбаем было выпущено шесть монографий за счет спонсоров (1998-2003 годы), четырехтомник «Мифология предказахов» (2004) благодаря личной поддержке И.Тасмагамбетова, затем посмертно «Казахская мифология. Краткий словарь» (2005) на русском языке благодаря поддержке акима Мангистауской области Б.Палымбетова с презентацией и прессой в НБ РК в Алматы, в свою очередь А.Кажгалиулы при поддержке частной галереи искусств «Шежире» (директор Р.Жусупова) выпустил два тома капитальных исследований и широко презентировал их в Астане в 2003 и 2004 годах. Работы обоих регулярно публикует альманах «Рух-Мирас».

 Несмотря на очевидно высочайший уровень и значимость исследований этих авторов, на общенациональном и государственном уровне эти исследования, их авторы никак не замечены, не говоря уже о систематической пропаганде, переводе на мировые языке, презентации мировому сообществу и т.д. (В скобках отметим, что именно подобные исследования могли бы стать основой продолжения Государственной программы «Культурное наследие» на принципиально новом уровне. Мысль о такой Государственной программе, которая бы логическим образом развивала и закрепляла достижения ГП “Культурное наследие” с акцентом на наследование и на развитие: на философско-теоретическое осмысление культурного наследия, на пропаганду лучших достижений культурного наследия среди граждан Казахстана, а также презентацию нашего культурного наследия мировому сообществу, что предполагает, в частности, перевод и издание на русском и мировых языках лучших образцов классической и современной казахской культуры, была обоснована в выступлении на слушаниях  М.Ауэзова).

Не имея информации, не могу сказать о том, как обстоят дела в других отраслях культуры. Но отсутствие внимания к грандиозному вкладу ученых среднего поколения в такой ключевой для современной науки и для самоидентификации Казахстана области весьма показательно.  Советская власть, разумеется, действовала чисто административными методами, разумеется, ставила художника на службу идеологии, но, тем не менее, она не позволяла себе не замечать явлений такого масштаба. Быть может, дело в том, что наша идеология еще не сформировалась? Или приоритеты и акценты в ней расставлены неправильно, так что поддержку получают лишь вторичные, поверхностно-компилятивные авторы? Или отсутствуют механизмы реализации этих приоритетов? Именно об этом – стратегических приоритетах государственной культурной политики, механизмах их реализации, механизмах объективной экспертизы предлагаемых проектов и оценки уже сделанного – должна была идти речь на Слушаниях.

На наш взгляд (здесь я выражаю не только собственное мнение, но и мнение моих коллег по Форуму культурологов Алматы), государственная политика в сфере развития (именно, развития!) культуры должна строиться по принципу фонда, объявляющего конкурсы социокультурных проектов в соответствии со стратегическими приоритетами и финансирующего проекты творческих НПО. На эту тему был опубликован ряд материалов в «Рух-Мирасе» (№ 1, 2, 5) и в «Айте» (пилотный номер). Должна быть создана прозрачная соревновательная среда для талантов, а не «теплица для элиты» (как было сформулировано в «Проекте рекомендаций слушаний»), потому что элита в теплице не растет.

Кстати, здесь, на слушаниях, прозвучали подобные идеи. Но в качестве НПО-грантополучателей предлагается рассматривать творческие союзы (которые будут перерегистрированы как НПО) и Конгресс деятелей искусства и литературы. Но создать, выдвинуть и, самое главное, реализовать тот или иной новаторский проект способна небольшая по численности группа единомышленников. Выдвигаемое сейчас Министерством культуры предложение о создании Конгресса деятелей искусства и литературы как НПО-грантополучателя неразумно с точки зрения действительных интересов казахстанской культуры. Такой орган – слишком громоздкая и неэффективная структура в качестве реального креативного начала. По существу, это будет лишь дополнительная инстанция на пути государственных инвестиций к реальным творцам со всеми вытекающими последствиями. Представляется, что такой Конгресс может быть совещательным органом, обсуждающим  наиболее общие вопросы, расширенной формой Совета. Творческий союз может быть профессиональным клубом, профсоюзом и т.д. Но, понятно, что в творческих союзах еще с советских времен объединены художники с разными, порой противоположными взглядами. Как они могут работать над совместными проектами?

Еще одна важная мысль для развития казахстанской культурной самодостаточности никак не прозвучала на слушаниях. Я говорю о необходимости Государственной программы поддержки производства продукции культурного назначения для детей (детская литература, мультфильмы, аудио- и видео-продукция, игрушки, игры для развития логических и творческих способностей, видеоигры, детские товары с национальной символикой), нацеленной на формирование патриотичного, творческого, оптимистичного, здорового подрастающего поколения казахстанских граждан.

Впрочем, наверное, у каждого из участников Парламентских слушаний, не получившего возможности выступить с трибуны, остались невысказанные идеи о путях развития казахстанской культуры. А, значит, разговор будет продолжен. Путь в тысячу ли начинается с первого шага. И этот шаг был сделан…

Журнал «Айт», 2005, № 2

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*