Таласбек

Концерт в Париже

Таласбека Асемкулова в исполнении автора  и его учеников — Таласбек Әсемқұловтың күйлері автордың және шәкірттерінің орындауында:

Кюй «Жеңеше» в исполнении автора Таласбека Асемкулова

 

Кюй «Кемеңгер» в исполнении автора Таласбека Асемкулова

 

Кюй «Тәттімбет-сері»  в исполнении автора Таласбека Асемкулова

Таласбек Әсемқұловтың Тәттімбетке арналған романың оқыңыз

 

«Азапкер» (1937 жыл)

Таласбек Әсемқұловтын «Азапкер» («1937 жыл») күйі Рүстем Нүркеновтың орындауында
Кюй Таласбека Асемкулова «Мученик» («1937 год») в исполнении Рустема Нуркенова

 

 

Кюй «Қара өткел» в исполнении автора Таласбека Асемкулова

«Қара өткел» — «Черная (траурная) переправа» — казахское историческое название местности, где находится новый центр Астаны. Народная память связывает это название с легендарным батыром Богенбаем. Рассказывают, что в годы очередного джунгарского нашествия тысячи казахов, убегавших от калмыцкого войска, достигли берегов Есиля. Река весной вздулась, шел лед. Старики, женщины и дети стояли, не решаясь броситься в бурные воды. Сзади приближались калмыки. Старик, случайно оказавшийся рядом с 13-летним будущим батыром, протянул ему надутый кожаный бурдюк. «Я прожил свою жизнь, а твоя — впереди. Отомсти за нас», — сказал он. Богенбай все не решался лишить старца его последнего средства спасения жизни, и тогда старик сунул ему бурдюк и толкнул подростка в воду, а сам повернулся к наступающим врагам, чтобы принять последний бой. Богенбай переплыл реку среди льдин. Он видел, как вражеские стрелы пронзают пытающихся спастись в воде людей. Выбравшись на берег, он видел жестокую расправу калмыков над беззащитными, обреченную попытку женщин и стариков защитить детей. С тех пор он шел в бой не с родовым аргынским ураном «Ақ жол», а с собственным кличем «Қара өткел!» Он объяснял это тем, что вспоминает избиение детей, стариков и женщин каждый раз, как идет в бой. Когда Богенбай умер, проведя в боевом седле восемьдесят лет, общенародным решением было похоронить его в знак признания его заслуг в казахском пантеоне в Туркестане. Траурная процессия, направляясь из Сары-Арки в Туркестан, опять же переправлялась через Есиль. Созерцая с гордостью столицу независимого Казахстана, кюйши обращается к памяти предков, чья кровь освятила эту землю.

Рүстем Нүркеновтың орындауында Таласбек Әсемқұловтың қызына арналған күйі «Ақ қозым (Хадиша)»

Кюй Таласбека Асемкулова «Ақ қозым» («Хадиша») посвящен его дочери.

Прослушайте кюй Т.Асемкулова «Хадиша» и исполнении Рустема Нуркенова

«Әбікенді жұбату»

Әбікен Хасенов (1897-1958) – актер и известнейший в Советском Казахстане исполнитель шертпе-кюя. Именно благодаря ему на Казахском радио и со сцены в Советское время  зазвучали кюи Таттимбета и др. представителей этой школы. Особой популярностью пользуется  кюй  «Қоңыр» из его репертуара.

Прослушайте кюй Әбикена Хасенова «Қоңыр» в исполнении Рустема Нуркенова

Слово «қоңыр» (означающий «темный, коричневый, бурый») имеет богатый символизм в казахской традиционной культуре. Традиционному казахскому звукоидеалу қоңыр – бархатный, мягкий, богатый обертонами, посвящена книга композитора и музыковеда Жумагельды Нажмеденова. У С. Кондыбая этимология слова связана с праформой *коң/кең со значением «пространство, просторный», семантика восходит к мифологическому представлению о первопространстве, пещере, в которой возникает жизнь.

Кюи Қоңыр, выдержанные в миноре, появились, вероятно, только в ХХ веке. Традиционно казахская музыка всегда выдержана в мажоре. Даже если она рассказывает о смерти, то эта смерть – апофеоз жизни, ее кульминация.

Как-то раз у нас дома за чаем Жангали Жузбаев начал исполнять Қоңыр, Таласбек под каким-то предлогом ушел из-за стола. Жангали рассмеялся: «Таке как старые мастера, они тоже не признают минор, но уж очень кюй красивый».

Все это закончилось тем, что Таласбек транспонировал кюй в мажор и назвал его «Утешение Абикена».

Рүстем Нүркеновтың орындауында Таласбек Әсемқұловтың «Әбікенді жұбату» күйі
Прослушайте кюй Таласбека Асемкулова «Әбікенді жұбату» в исполнении Рустема Нуркенова

Еңлік

Рүстем Нүркеновтың орындауында Таласбек Әсемқұловтың күйі «Еңлік»
Прослушать / скачать кюй Таласбека Асемкулова «Енлик» в исполнении Рустема Нуркенова

Енлик — это цветок, символ женского начала в тюркской культуре.

Кюй посвящен супруге кюйши Зире Наурзбаевой.

В древнекитайском труда сохранилось четверостишие из хуннского исторического эпоса. Оно приводится в книге «Материалы по истории сюнну по китайским источникам». Предисловие, перевод и примечания В.С. Таскина. М., 1968. С. 147-148.

Потеряли мы гору Яньчжишань,
Наши девушки и молодухи остались без цветов енлик,
Потеряли мы гору Цилянь,
Шесть видов нашего скота остались без приплода.

Четверостишие цитирует и анализирует Едиге Турсунов в статье «Происхождение и развитие исторических песен, эпосов» в коллективном труде в сборнике «Қазақ тарихи жырларының мәселелері» (Проблемы казахских исторических эпосов). Алматы. С. 52-53.

С.Кондыбай в Разделе третьем Книги третьей «Мифологии предказахов» пишет: «Как считается, эти строки были созданы хунну, которые в 121 г. до н.э., не выдержав напора китайской армии под руководством Хо Цюй-бина, оставили свою родину – окрестности гор Яньчжишань и Цилянь. Название упоминаемой в стихах горы Цилянь Ю.Зуев реконструирует как «Кеглен», топоним «Яньчжишань» Е.Турсунов реконструировал как «гора Еңлік»; по его мнению, китайское слово «яньчжи» является китайской транскрипцией хуннского слова, которая в зависимости от интонации произношения может дать два значения: а) «женщина, самка»; б) «краска для лица, используемая женщинами». Если говорить о втором значении слова, то в своем письме Янь Вану Си Цзочи писал: «Ближе к подножью горы растет растение… Жители севера (хунну. – Е.Т.) собирают его цветы, делают из него розовую краску; собирают верхушки цветов, чтобы сделать из них краску «яньчжи»» (Материалы по истории сюнну по китайским источникам. Предисловие, перевод и примечания В.С.Таскина. С. 130). Древние тюрки называли эту краску «еңлік» (ДТС. Л., 1969. С. 175). Древний вариант прочтения записанного иероглифами слова «яньчжи» близок к этому слову (Материалы по истории сюнну… С. 130-131). Свое основное значение это слово сохранило и в казахском языке: «Тонким слоем нанеся енлик на обе щеки…» (И.Жансугуров).

Однако понятно, что произношение зафиксированного в китаизированном варианте слова «еңлік» в языке хунну не было в точности таким; древнее слово было близко к современному «еңлік», но все-таки звучало несколько по-другому. В этой ситуации, исходя из того, что термин китайского языка «янь», передающий иноязычный оригинал, читается как «йан» или «йам» (например, «янь» в терминах «яньцай», «яньмо» читается именно так: янь – йам, яньцай – йамтсай, яньмо – иемек / йамак), а термин «чжи» – как «ти» (например, термин «юэчжи» читается как «йати» или «ути»), можно предположить, что подлинное слово хуннского языка, передаваемое термином яньчжи, звучало как «йамти» > «ямти / емти». Исходя из соответствия «Эмоди» – «Цилянь», мы можем выдвинуть соответствие «Емті» – «Цилянь», точнее, «Емті» – «Яньчжишань»; очевидно сходство птолемеевского «Эмоди» и реконструированного «Емті». Мы можем предположить, что гора Яньчжишань представляет один из отрогов горы Цилянь или одну из гор в тех местах; в этом плане обращает на себя внимание, пусть хотя бы и внешнее, сходство слова «Яньчжи» и названия озера Гашун-Нур, в которое впадает река Эдзин-Гол – «Яньчи» («соленое»). Приведенное четверостишие теперь можно перевести так:

Потеряли мы гору Емти,
Наши девушки и молодухи остались без цветов енлик,
Потеряли мы гору Кеглен,
Шесть видов нашего скота остались без приплода.

Концерт в ПарижеНа сцене Фестиваля мировых музыкальных культур в Париже (2003). Слева — Ардак Исатаева. справа — Нурлан Жанпеисов. Фото: Мари-Ноель Роберт

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*