Отпан-тау – Караульная гора эпохи глобализации?

Статья подготовлена в рамках грантового проекта МОН РК — «Места памяти» в современной культуре Казахстана: процессы коммеморации в публичных пространствах. ИРН проекта: AP05132813

Вид на вершину с Ту-төбе

Отпан-тау – это удивительный пример, когда в богатом общеизвестными сакральными объектами, отдаленном от центра страны регионе создается и в течение десяти лет обретает общенациональную значимость новый центр сакральности. Караульная гора, на которой прежде зажигался сигнальный огонь для сбора воинов в моменты нападения врага,  превращается в символ единства нации и страны перед вызовами глобализации.

Маурицио Тотаро постарался объяснить мотивацию создания этого комплекса: «The name Adai has a connotation of fierce, war-like attitude, given the clan’s centuries-long resistance to colonial encounters with the Tsarist Empire first, and then Soviet collectivisation and sedentarisation campaigns in the 1930s, when the local population was decimated by famine and out migration. The Adai’s reputation has endured through the 1989 nationalist unrest, which resulted in the mass deportation of North Caucasian nationals from the region, and the tragic shootings of striking oil workers by security services in Zhanaozen in 2011. Amal Kuni and the setting of its celebration aim to dispel the Adai’s negative depiction through performances and narratives»[1] («Название Адай имеет оттенок ожесточенного, воинственного отношения, учитывая многовековое сопротивление клана колониальным столкновениям с царской империей сначала, а затем советские кампании коллективизации и седентеризации в 1930-х годах, когда местное население было уничтожено голодом и покинуло полуостров. Репутация Адай пережила в 1989 году националистические беспорядки, в результате которых произошла массовая депортация северокавказских граждан из региона, и трагические расстрелы  бастующих нефтяников со стороны служб безопасности в Жанаозене в 2011 году. Учреждение празднования Амал (на горе Отпан – З.Н.) направлено на то, чтобы развеять негативное изображение Адай через исполнения и нарративы»).  Но дело в том, что комплекс был создан за несколько лет до событий в Жанаозене. К тому же несмотря на действительно бытующие стереотипы об адаях, о которых говорит М.Тотаро, перечисленные им исторические события не создают негативного образа адаев в общенациональном восприятии, по крайней мере, в восприятии тех, кому адресован этот праздник. Скорее, наоборот.

География и история

Отпан-тау −  вторая по высоте точка на Мангистау (532 метра над уровнем моря), входит в горный хребет Западный Каратау, находится на территории Каракиякского района, в 5-6 км от трассы Актау – Таушык – Шетпе, поворот на поселок и родник Тущыбек. Недалеко самая высокая вершина на Мангыстау Бесшоқы, но она не приобрела такого сакрального значения. Когда в палеогене Мангыстау был дном моря, только эти две вершины выступали из моря, представляя острова.

Что здесь было в исторической древности, сейчас трудно сказать. На вершине Отпан-тау, на том месте, где сейчас зажигается огонь Единства, ранее были видны развалины трехкомнатного строения. При строительстве комплекса они были снесены. Также на вершине находили фрагменты конских удил, а также сплавленные куски золы, которые по словам местного археолога Андрея Астафьева образуются только при очень высокой температуре. По его предположению, здесь в древности было святилище.

Интересно само название горы Отпан (Отман): «от» − «огонь», а морфема «ман» часто встречается в топонимах Мангыстау. Сам полуостров уже в письменных источниках 10 века упоминается как Бингишлак (Мангышлак, Мынкышлак). С.Кондыбай анализирует морфему «ман» как этноним или эпоним[2].

Имя Отман известно в Турции. В жизнеописании  суфия-каландара Отман-баба «Вилайет-наме-и Отман Баба» (1478 г.) отмечается обычай зажигать священный огонь на вершине горы, ходить вокруг него, выполняя обряд очищения. Также рассказывается, что когда Отману-баба настало время умереть, из моря верхом на лошади вышел святой Хызр (Қыдыр-ата) и унес тело Отман-баба на небо. Отман-баба – выходец из Средней Азии, попал в Малую Азию с войсками Тимура и жил во входившей в состав Османской Порты Болгарии. Очевидно, что его маршрут пролегал через Мангыстау. В его окружении упоминаются имена Темир-баба, Гиркан-баба и др., также связанные с Мангыстау. Об этом жизнеописании мангыстауцам стало известно со слов писателя Абиша Кекильбаева. Сведения также приводятся в книге российского исследователя  Ю.А.Аверьянова в книге «Хаджи Бекташ Вели и суфийское братсов бекташийа»[3].

Речь идет о малоазийском суфийском ордене, но история ордена тесно связана с прикаспийским регионом, казахские сал-серэ также поклонялись Бекташ-ата[4] Мифологический образ морских лошадей «суын жылқы» широко распространен на Мангыстау до нашего времени[5].

В связи с горой существовало также мифологическое представление о некоей птице Дегелек, повелевавшей змеиной ордой. В произведении адайского акына 19 века Кашагана говорится: «Отпан таудың басында, «Дегелек» деген бір құс бар, аспанда жүріп ысқырса, мың орда жылан басылған…» − «На вершине горы Отпан есть птица Дегелек, если она засвистит в полете, притихает тысячная орда змей». Что это за птица, сейчас никто уже не объяснит.

Есть поверье, что змеи собираются там, где есть медь. «С северо-восточной стороны горы обнаружены большие запасы медной руды. В 1950 году экспедиция под руководством академика И.И. Бока прорыла шурф у подножия и подтвердила предположение о меди. В составе той экспедиции был и ученик четвертого класса сельской школы, а ныне известный писатель, государственный деятель Абиш Кекильбаев»[6].

В казахской исторической памяти Отман (Отпан) – это караульная гора, на которой в случае нападения врага разжигался сигнальный огонь «Ұран от» (букв. Огонь боевого клича, призыва),  видный  со значительной части полуострова и призывавший воинов разных аулов и родов собраться для отпора врагу, а мирному населению укрыться. По адайским легендам, когда в 18 веке адайские батыры спустились с плато Устюрт на Мангыстаускую низменность, с горы Отпан их заметил туркменский караул. И точно так же казахские, адайские караульные подавали с Отпан сигнал всему полуострову в случае набега туркменов.

Отпан – енші (доля в общем наследстве) батыра Ер-Толепа

«По той информации, которой мы располагаем, последними караульными на горе Отпан были наследники батыра Толепа. Во время восстания под предводительством Иса, Досана ранней весной 1870 года, огонь на горе Отпан разжег один из сыновей батыра Толепа. В 1931 году во время восстания адайцев очередь разжечь костер дошла до правнука батыра»[7].

О том, что в период постоянных столкновений адаев с туркменами караул на Отпан-тау и соседней горе Бесшокы нес старший адайский батыр Әнетұлы Ер Төлеп (1752/54 – 1835) сообщается и в родословной книге «Ер Төлеп»[8]. Ер-Толеп пользовался беспрекословным авторитетом не только среди казахов, но и  среди туркменов, благодаря своей миролюбивой политикой. В частности, он никогда не ходил в набеги на собственно туркменскую территорию, всегда был добр с пленниками, даже с проявившими вероломство. За более чем восьмидесятилетнюю жизнь Ер-Толеп, постоянно отражая набеги туркменов, часто выходя один против отрядов аламанов, ни разу за всю жизнь не был ранен. Легенды о нем изображают его обладателем сверхъестественных способностей.

Например, есть легенда о том, что жена младшего современника Ер-Толепа батыра Сюйингары во время беременности захотела отведать мясо дракона[9]. Речь идет и пищевом пристрастии беременной женщины,  которое казахи  называют жерік болу. Считается, что  в этой пище нуждается будущий ребенок, а потому потребность жещины должна быть удовлетворена, даже если речь идет о табуированном продукте. В легенде, переданной автору-составителю мангыстауским историком-краеведом М. Акмырзаулы, подробно и очень реалистично  рассказывается о том, как по просьбе  беременной жены Сюйингары  старший адайский батыр Ер-Толеп отправляется искать логово дракона, как он страдает от вони в драконьем овраге, как убивает дракона и разделывает его тушу, попутно определяя пол добычи и т.д. Обычно в фольклоре и этнографической реальности жерік  беременной женщины  удовлетворяет ее муж, отец ребенка. В данной же легенде эта логика нарушена. Ер-Толеп не только добывает дракона, в прологе рассказывается о переживаниях Ер-Толепа по поводу бездетности Сюйингары, о получении им доброй вести, о его молитвах о благополучном разрешении от бремени и т.д. Одно из объяснений того, почему в легенде жерік жены Сюйингары выполняет Ер-Толеп,  − Толеп был не только батыром, но и шаманом, т.е.  дракон – его «законная добыча»[10].

Автору статьи ее отец Ж. Наурзбаев, потомок Ер-Толепа по линии правнучки, как-то сказал: «Толеп-ата перед смертью сказал, что защитил семь поколений своих потомков от сглаза». На вопрос о пострадавших «от сглаза» родственников он, подумав, ответил: «Да, наверное, по плохой казахской привычке он упустил из вида нас – жиенов» (жиен – потомок по линии дочери).

Текущие с гор родники в Тущыбеке известны тем, что Ер-Толеп отдыхал около них после караула, поил здесь коня, принимал дарет перед намазом. От родников по ущелью он поднимался вверх, на вершину горы. Здесь у подножия гор рядом с родниками находится кладбище, на котором похоронены многие потомки батыра. В окрестностях горы до сих пор проживают потомки батыра – адайский род толеп. Отпан-тау настолько ассоциируется для них со своим родом, что один из потомков Ер-Толепа, бывший начальник районного сельхозуправления Султан Жубаев (род. в 1943)  книги о своих  сородичах озаглавил «Отпанның ұлы» − «Сын Отпан» (Алматы, 2016) и «Отпанның Нұны» − «Нун горы Отпан» (Алматы, 2007; в соавторстве с О. Көшбайұлы).

Один из потомков Ер-Толепа еще в царское время вырастил в Тущыбеке сад, называемый его именем Аманбақ – сад Амана[11]. В честь Амана называют  до сих пор родники Амансу и Аманбұлақ. С.Кондыбай в исследовании по топонимике Мангыстау указывает, что сад, называемый в чест садовника Амана, был посажен в 1944 году[12]. Но это ошибка, т.к. Аман принадлежал более старшему поколению, достигшему зрелости еще до 1917 года. В саду росли яблоки, груши, жиде, тут, также выращивались бахчовые и в небольшом количестве помидоры и тыквы. В советское время этот сад был колхозным, потом здесь построили туберкулезный санаторий. За садом ухаживали потомки Амана – его сын Совет и внук Нурмерген. И по сей день Аманбақ и окрестности Тущыбека – зеленый оазис в степи. Проезжающие по областной трассе покупают здесь бахчовые, правда выращивают их теперь гастарбайтеры из Узбекистана и Кыргызстана. Шаупен (Загипа) Наурзбаева (1928−1990) рассказывала своим детям, что существовало поверие, что Аманбақ – волшебный сад, и если попросить плоды, то они будут очень вкусными, а если украсть, то фрукты превратятся в ядовитых змей[13].

Тема сада, земледелия  интересна потому, что в 19 веке у казахов-скотоводов земледелием занимались вынужденно беднейшие слои населения – жатаки, у которых не было верхового и вьючного скота для кочевья. Но, например, на Мангыстау в конце 19 века климат становится засушливее, многие водопои становятся скудными. За 30 лет на Мангыстау 8 раз случился джут, в 1910-11 году от бескормицы погибло 80-90 процентов скота. Гибнут и люди, многие бегут в прилегающие земли, спасаясь от голода.

Авторитетный волостной Тобаниз Алниязов (1875−1930, в будущем председатель Адайского уездревкома, названный Ф.Голощекиным «адайским князем» и расстрелянный вместе с сподвижниками) «в 1912 году пишет уездному начальнику прошение о том, чтобы государство прислало инженеров для поисков подземных вод, бурения скважин, чтобы развивать на полуострове поливное земледелие и сенокошение. Он просит после обнаружения воды обеспечить местное население семенным материалом, косилками и пр.сельхозтехниой… Тобанияз также предлагает помочь желающим временно переселиться и заниматься земледелием в Туркмению, ходатайствует о временном выделении для земледелия и сенокошения пустующих большую часть года земель в Уральской области. Рассказывают, что Тобанияз во время джута по делам приехал в один из оазисов Хорезма и был поражен, увидев как сытно живут дехкане.

Прошение, так продуманно составленное Тобаниязом, подписали еще несколько волостных. Но государство разумеется никаких мер не приняло. Тысячи людей, спасась от голода, откочевали в Туркмению. Тобанияз сам решил заняться земледелием. Не от крайней бедности, как это обычно случалось, а чтобы показать пример землякам. В 1912 году он с 10 домами ближайших родственников получил землю у источников Каратау для посевов, устроил несколько чигирей (каз. «шығыр») – традиционых для Центральной Азии водоподъемных устройств. Тобанияз выращивал привычное для казахов просо, а также разводил бахчевые. Многие адаи последовали примеру авторитетного бия Тобанияза, а он до и после революции продолжал работу по расселению, обустройству, обучению казахов земледелию»[14].

Вероятно, потомок Ер-Толепа Аман был одним из тех, кто последовал примеру Тобанияза.

В советское время Отпан-тау являлась рядовым географическим объектом. Но по словам краеведа, прямого потомка Ер-Толепа Мурата Акмырзаева в некоторых семьях, например, в их собственной, была традиция изредка посещать эту гору, совершать восхождение на нее, устраивать для родственников садақа – поминальный дастархан здесь.

Мемориальный комплекс

Идея создать на Отпан-тау мемориал появилась у авторитетных на Мангыстау поэтов Светқали Нуржана и Сабыра Адая  в 2002 году. Есть сведения, что подобную идею высказывал и Абиш Кекильбаев. Статья на эту тему была опубликована в местной газете «Үш қиян» 1 июля 2004 года.  Был создан благотворительный фонд «Адай ата» под председательством С.Адая. Пожертвования вносились местными бизнесменами, в т.ч. в значительной мере местными нефтяными компаниями. С рядовых жителей деньги не собирались. Директором ТОО  «Отпан тау» был назначен краевед, директор ТОО «Мұнай-проект» Алкажан Едилхан. В период проектирования были предложения создать мемориальный комплекс не на горе, а в городе Актау или на равнинной местности или на другой возвышенности с плоской вершиной. В издававшейся С.нуржаном и С.Адаем газете «Үш қиян» был проведен конкурс архитектурных проектов мемориального комплекса. Его выиграл один из проектов в духе традиционной для Мангыстау погребальной архитектуры. По воспоминаниям местного строителя и фб-блогера Куаныша Едильхана для всех полной неожиданностью оказался проект, который был в конце концов реализован.

Инициаторы создания комплекса в свое время выступали резко против  предложения археолога Андрея Астафьева провести раскопки. По словам краеведа С.Кудайбергена, археологи все еще  не оставляют мысли о разведочных археологических раскопках на горе.

В 2007 году на пожертвования  местных компаний и жителей на горе был возведен мемориальный комплекс «Адай-ата – Отпан-тау». На вершине  установлены 37- ми метровая башня предку рода адай Адай-ата и две башни поменьше в честь его сыновей Кудайке и Келимберды. Могила Адай-ата неизвестна, и памятник символизирует его мавзолей. Надпись гласит «Адай батыр». Внутри находится символическое надгробие. Рядом с мавзолеем установлена гигантская чаша, в которой на праздник Амал в ночь с 13 на 14 марта зажигают Огонь Единства. Чашу поддерживает своеобразный треножник, по словам С.Адая символизирующий три руки – три казахских жуза.

Здесь же, слева скульптура ощеренного волка Көкбөрі – символ свободы и  силы, готовности защищать свою землю.  Это также идея С.Адая, которую поддерживают не все участники проекта. Первоначально было установлено 2 волка, но потом решили, что это неправильно, и одного убрали. Волк смотрит на восток. Местный житель, случайно оказавшийся рядом, объяснил эту ориентацию тем, что сейчас потенциально опасный враг казахов находится на востоке. Нынешний волк – это уже третий по счету, сделан на заказ в России из сплава металлов, используемого для космических кораблей, т.к. первые две скульптуры не выдерживали погодных условий (Р.Каржаубаева).

Рядом с волком установлено сухое дерево по типу  Әулие ағаш, на которое паломники повязывают куски ткани. Внизу у дерева маленький плоский камень, видимо используемый для сжигания масла в качестве жертвоприношения, а также маленькая плоская «шкатулка» (условно называю так), в которую между двух крышечек можно положить купюры для пожертвований (в регионе хорошо сохраняется обычай оставлять на ограде надгробия деньги, прижав их поднятым с земли камнем с тем, чтобы любой посторонний человек, прочитав молитву в честь покойного, мог  взять себе деньги).

Фото Зиры Наурзбаевой. Каменная насыпь «оба» на Отпан-тау и телерадиовышка

Вторая вершина Отпан-тау − это Тұтөбе – Знаменный холм, на котором предполагается установить знамя, описанное в эпических произведениях адаев, и государственное знамя РК. Здесь сооружены два высоких металлических флагштока. Но один из них видимо сломался на высоте человеческого роста или специально сделан так, чтобы в вертикально установленную трубу можно было вставить древко? Никаких флагов во время поездки в июне 2018 года я не увидела. По словам А.Едилхана, пока эта идея не доведена до логического завершения. Рядом с флагштоками каменная насыпь по типу «оба».

На Ту-төбе около 2009 года установлена телерадиовышка. По объяснению местного жителя, это «көреалмаушылық» − зависть к растущей популярности комплекса, попытка снизить его значимость.

На середине склона (ориентировочно 1/3 высоты) установлен 15-ти метровый памятник матери – стелла с женской фигурой, напоминающей балбал, и с символами солнца-сына и луны-дочери в области груди. Как объясняют экскурсоводы, это самый высокий балбал в мире, и он позолочен. Насколько это точно, выяснить не удалось. Интересно, что в адайских эпических произведениях, в генеалогии адаев значимое место занимает праматерь Ханбиби, которая зачала сына Адая от Света и родила на берегу Родник Света – Нұрбұлақ. Это чудесное рождение описывается и в эпических произведениях начала 20 века. Но в комплексе, как видим, патриархальное начало доминирует над материнским абсолютно: расположение памятников на вершине и на середине склона, размеры памятников Адай-ата 37 метров, его двум сыновьям под 30 м, а матери – 15 м.  Впрочем, по А.Кажгалиулы, сама гора – тело Матери, а дерево, копье, другое вертикальное сооружение на вершине символизирует Сына, так что в этом смысле комплекс вполне архетипичен.

Ниже памятника Матери, на склоне находится Ақсарай – 2-х этажное восмигранное здание с куполом,  в котором находятся музей, библиотека, помещение для проведения обрядов, зал для Совета старейшин, а также в нижней части комната отдыха, где желающим предоставляется газ, вода, посуда, чтобы согреть привезенную пищу. Также есть возможность переночевать до ста человек.

Вид с Ту төбе на Аксарай и памятник Матери

У подножия горы на площадке, где паркуются машины, еще один комплекс зданий круглой формы, который называется Қарашаңырақ, т.е. Шанырак предков. Здесь находится Қараказан – уменьшенная копия тайқазана из Мавзолея Ходжа Ахмета Яссави в Туркестане, сцена и зал для проведения концертных мероприятий, конференций, а также есть возможность накрыть дастархан для угощения «садақа». Кафе и пр. заведений общественного питания, действующих на постоянной основе, на Отпан-тау нет. Во время праздника Амал и пр. дополнительно устанавливаются юрты.

 

Все строения и лестница возведены из местного ракушечника. Проведено благоустройство: к горе подведены дорога, вода и газопровод (для зажигания огня) и лестница из 362 ступеней (она символизирует 362 святых Мангыстау). Вдоль лестницы идет газопроводная труба для Огня единства. Туалет имеется в нижней части горы, около Аксарая (обычный сельский, неблагоустроенный).

Главный архитектор комплекса Турлан Ескуат.

В 2015 году из города Гиссар (Таджикистан) были привезены останки выдающегося жырау Калнияза (1816-1902), который был вынужден откочевать с родины после поражения восстания 1870 года под предводительством Исы-Досана. В мечети поселка Шетпе были проведены поминальные моления, а потом останки перезахоронены на Отпан-тау. Кстати, в одной из эпических поэм Калнияза «Ер Қармыс» описывается начало воинского пути батыра Ер-Толепа, его первые подвиги, когда он в 15 лет в одиночку атаковал вражеский отряд.

В 2017 году ниже памятника матери установлен памятник трем биям казахов, символизирующий единство трех жузов. Автор – местный скульптор Кошер Байгазиев. Памятник достаточно стандартный, и как видно на фото, почти сразу накренился. Идея, заказ и финансирование – областной акимат.

Миссия благоустройства горы, организации праздника, приема гостей и зажигания Огня  по эстафете переходит ежегодно от одного адайского рода к другому. В быту так и говорят: «В этом году гостей на Амал принимают такие-то (или «потомки Такого-то), посмотрим, как они справятся», «Такие-то молодцы, гостей достойно приняли, праздник провели хорошо». Родовая сплоченность на Мангыстау бросается в глаза по сравнению с другими регионами. Между родами существует своеобразное соперничество по поводу Амала,  появляющиеся почти каждый год новые строения и памятники  на горе (фонтан, мечеть и т.п.) – плоды такого соперничества. Надо признать, со всеми последующими дополнениями, комплекс смотрится довольно разностильно.

Сейчас историко-культурный комплекс оформлен как ГКП (государственное казенное предприятие) «Отпан тау» и находится на балансе Областного департамента культуры. Как пояснила Р.Каржаубаева, после того, как мемориал был достроен, местные спонсоры не видели смысла жертвовать на его поддержание, персонал и пр. Однако и теперь местные нефтяные компании, такие как «Қаражанбасмұнайгаз» и «Өзеңмұнайгаз» проводят здесь тимбилдинги – мероприятия, включающие субботник по благоустройству и уборке территории комплекса, поход по окрестностям, концертное мероприятие, общий дастархан «садақа».

Споры вокруг мемориала

Все-таки удивительно, как гора,  почти неизвестная за пределами области, за несколько лет стала узнаваемым в стране символом, сакральным объектом. Мангыстау по традиционной формулировке – земля 362 святых. Правда, значительная часть сакральных объектов и легенд о святых была забыта в период после 1930 года, когда большая часть адаев покинула родные места после подавления антисоветского восстания. О том, что гора Отпан как особо сакральный объект не рассматривалась, можно судить по наследию С.Кондыбая (1968−2004). Гора упоминается в его исследованиях по топонимике, по лингвистике,по  географии Мангыстау, а также в мифологических исследованиях в связи с птицей Дегелек и легендой о спуске адаев с Устюрта на равнину. Но в исследованиях по развитию туризма – а этой теме ученый посвятил уже свою дипломную работу 1991 года «Эстетика ландшафтов Мангыстау: перспективы развития туризма» −   в главе, намечающей перспективные туристические маршруты, в параграфе  «Тущыбекский участок» гора Отпан даже не упоминается[16].

Надо отметить, что мемориал в основном становится местом сбора людей только 13-14 марта. В некоторые годы здесь устанавливается до 2000 юрт. В остальное время комплекс посещают отдельные туристы, экскурсии, школьные экскурсии и т.д. По словам местных информаторов, ведется работа по привлечению людей в другое время: здесь проводится конкурсы жырау-сказителей, праздник буркутчи «Сонар» (слово «сонар» означает «первый снег, пороша», а также зимняя охота).

Постоянно предпринимаются усилия «повысить» сакральный статус мемориала. Именно с этой целью сюда был  перенесен прах Калнияза-жырау, одно время предполагалось сделать здесь своего рода пантеон. Также было объявлено о появлении на горе священного родника. Но  достаточно часто эти меры вызывают недовольство местного населения. Например, высказываются сомнения по поводу того, действительно ли перезахороненный прах принадлежит почитаемому жырау. Идея пантеона на караульной горе вызвала резкое неприятие (из беседы с одним из потомков Ер-Толепа, жителем Шетпе 85-летним С. Жубаевым, а также из бесед с другими информаторами). «Священный родник» был высмеян: это оказался не родник, а собирающаяся весной во впадине талая и дождевая вода, которая пересыхает летом. К тому же «родник» был «обнаружен» потомком некоего ходжи из Каракалпакии, что также вызвало отторжение у местных жителей.

Предпринималась и попытка повысить сакральный статус комплекса за счет «девальвации» прежних сакральных объектов, таких как подземная мечеть Бекета-ата в Огланды (18 век). Аргументация: святой Бекет-ата – один из потомков Адай-ата, следовательно, связанный с предком объект по статусу заведомо выше. Такая аргументация вызвала общее недовольство и сейчас не используется. Чтобы понять суть этого недовольства, следует иметь в виду: имя Бекета-ата  стало боевым кличем рода адай. По выражению С.Кондыбая, сакральные объекты, связанные с именем Бекета-ата, отмечают границы «адайского космоса». Его могила превратила Мангыстау из завоеванной территории в священную родину адаев. И, откочевав после репрессий 1920-30-х годов с полуострова, адаи затем вернулись в эту суровую пустыню потому, что дух Бекета-ата звал их к себе[17].

Наибольшее раздражение у части мангыстауцев вызывает то, что ГКП и  мемориал теперь официально называются «Отпан тау», в то время как первоначальная идея была в увековечивании памяти Адай-ата и комплекс, по их словам, назывался «Адай ата – Отпан тау», и  пожертвования местными  бизнесменами вносились именно на это. В связи с этим в области разгорелись споры. Например, директор ТОО  «Отпан тау» и исполнительный директор Общественный фонд  «Адай ата» Алкажан Едилхан на своей странице в ФБ опубликовал документы 2004 г., в которых везде говорится о комплексе «Отпан-тау». В частности, он опубликовал письмо от ОФ «Адай ата» к акиму Мангыстауского района К.Сейлхану от 20.08.2004, подписанное им как исполнительным директором фонда, с просьбой выделить 3 га земли для реализации проекта «Отпан-тау». Цель проекта в этом письме сформулирована как «защита и популяризация природы родной земли», а также развитие туризма.

Казалось бы, налицо спор разных идентичностей – новой и традиционной,  родовой и племенной, племенной и национальной. Однако все стороны как цель заявляют общенациональное единство. По мнению Алкажана Едильхана, существующие внутренние противоречия в интерпретациях не имеют существенного значения.

От региональной святыни к  празднику общенационального единства

По словам А.Едилхана, с самого начала в концеции комплекса было включено стремление сделать праздник Амал и комплекс «Отпан-тау» общенациональными. Вообще говоря, адаи позиционируют себя как кенже – младший род в иерархии казахских родов – и в соответствии с обычаем как наследников Қарашаңырақа казахского народа (у казахов младший сын остается с родителями в их доме, ухаживает за ними и наследует их имущество, а также передающийся из поколения в поколение қарашаңырақ – деревянный свод юрты, поэтому дом именно младшего сына является родительским домом, очагом предков, местом общеродовых собраний). Несмотря на стереотип об  амбициозности и высокомерии адаев, в традиционной среде они всегда относятся к казахам других родов как к потомкам старшего брата (ағаның баласы) и сажают на почетное место төр. В этом контексте расширение масштаба праздника до общенационального вполне закономерно.

На праздник Амал на Отпан-тау приглашают представителей местных этно-культурных центров разных диаспор, а также деятелей науки и культуры, общественных деятелей из других регионов страны, а также из казахских диаспор других стран. В 2018 году  церемония зажжения огня Единства  прошла с участием представителей (шырақшы) восьми священных мемориалов: Коркыт ата (Кызылординская область), Азирет Сұлтан (Туркестан), Хан ордалы Сарайшық (Атырауская область), Бекет ата (Мангистауская область), Ұлытау (Карагандинская область), Машхур Жусуп (Павлодарская область), Жидебай Борили – мемориал Абая и Шакарима (Восточно-Казахстанская область), Акмечеть (Южно-Казахстанская область).

На сайте комплекса Отпан-тау отмечается, что в 2018 году на празднике Амал кроме восьми адайских родов установили свои юрты и помогали провести праздник, принимать гостей представители  старшего в Младшем жузе племенного объединения алим, родов табын, кызылкурт и кожа[18].

В прессе было также объявлено решение аксакалов племени алим (старшего среди племен Младшего жуза)в будущем праздновать Амал на Отпан-тау вместе с адаями. В обращении от имени аксакалов племени алим  говорится: «Как все мы знаем, с получением независимости в каждом регионе Казахстана были построены большие и малые мазары, мемориалы, посвященные предкам. Но можно заметить, что после громкого торжественного открытия большинство из них потом оказались в забвении». Подчеркивается, что адаи самостоятельно, не получая поддержки, построили огромный мемориал в память о своем предке, продолжают развивать его собственными силами и средствами, каждый год проводят поминки по Адай-ата и праздник, на котором принимают гостей из всех родов и регионов страны. Поэтому адаи доказали, что являются достойными наследниками общеказахского  Қарашаңырақ, и представители старейшин племени алим приняли решение праздновать  Амал не отдельно, а на Мангыстау вместе с адаями[19].

Сигнальный огонь или Огонь единства

Я обсудила с краеведом Султанбеком Кудайбергеном идею зажигать  огонь на Амал, весьма напоминающую зороастрийский обычай на Наурыз тушить старые огни и зажигать новый, «чистый» огонь.  По его словам, обычая собираться на горе, зажигать специальный огонь на Амал раньше не было. Но в жизнеописании  малоазийского суфия-каландара Отман-баба «Вилайет-наме-и Отман Баба» (1478 г.) отмечается обычай зажигать священный огонь на вершине горы, ходить вокруг него, выполняя обряд очищения.

Кроме сигнального огня на Отпан, были и другие прецеденты зажигания огня на священной горе. Например, в 1870 году, когда первая волна восстания Исы-Досана пошла на убыль, бий Кафар Каражигитов в течение трех дней поддерживал «Ұран оты» на горе Шопан-ата (где находится одноименное святилище с очень древними захоронениями), призывая адаев на священную войну против кафиров, т.е. царской России. Сведения об этом содержатся и в российских источниках – книгах генерала Ломакина Н.П. «Десять лет в Закаспийском крае» и Гродекова Н. И. «Хивинский поход 1873 года».

Интересно, что Огонь, зажигаемый на Отпан-тау, принято называть «Бірлік оты» − «Огонь единства», но один из идеологов создания комплекса, поэт Сабыр Адай в брошюре «Қарапайым қағидалар», которая излагает концепцию комплекса, называет этот огонь «Ұран-От» − «Огонь-Призыв, Боевой клич». Согласно его концепции, опубликованной в 2007 году и включенной в брошюру, на горе также должен быть возведен памятник всем казахским батырам «Алаш батыры». И в интервью СМИ С.Адай также постоянно акцентирует, что единство нации необходимо в связи с угрозами глобализации, внешними вызовами.

Он например пишет: «Күллі қазақ даласы секілді, Маңғыстау өлкесі де шикізат қорына, әсіресе, мұнай кендеріне өте бай. Тарихи таным тұрғысынан өндірістік өлкені негіздей түсу үшін Отпан тауға Адай Ата кесенесі салынды. Сыртқы саяси күштердің алдында Тәуелсіздіктің тұғырын бекемдей түсу үшін қажет болған қадам… Ұлттың ішкі тұтастығы мен бірлігін кез-келген сыртқы саяси ойындардың қақпанына түспейтіндей дәрежеде қалыптастыру… Үкімет тарапынан Отпан таудағы мәдени шаралардың барынша сән-салтанатпен өтуіне мән бергені дұрыс… Еңсесін көтерген Халық – Ерлік пен Бірлікті ту қылып ұстайды»  − «Как и вся казахская земля, Мангыстауский регион очень богат природным сырьем, в особенности нефтяными залежами. Чтобы обосновать (национальную принадлежность (?) – З.Н.) промышленного края с исторической позиции на горе Отпан был построен мавзолей Адай-ата. Этот шаг был необходим, чтобы укрепить фундамент Независимости перед внешними политическими силами… Сформировать внутреннюю целостность и единство нации на таком уровне, чтобы она не попала в ловушку  любых внешних политических игр… Было бы правильно Правительству с вниманием отнестись к тому, чтобы культурные мероприятия на горе Отпан проходили со всей возможной торжественностью и пышностью… Народ, вернувший себя гордость, как знамя будет хранить Героизм и Единство».

Караульные горы существовали и известны во всех регионах Казахстана. Например, Караул в Абайском районе ВКО, сакральность которой сейчас связывается с именем Абая, в то время как новая сакральность Отпан-тау связана с ее прежней функцией. Гора Отпан, по мнению идеологов комплекса,  не теряет своего прежнего значения караульной горы, на которой зажигается Сигнальный огонь для объединения сил против внешнего врага. Но масштаб и характер угрозы изменились. Поэтому мнение Маурицио Тотаро, который пишет «Fierceness is turned into a positive expression of pride, while enmity is transformed into an effort to promote ethno-national unity in the face of perceived threats of cultural annihilation and social disintegration» («Жестокость превращается в позитивное выражение гордости, в то время как вражда превращается в попытку содействовать этнонациональному единству перед лицом воспринимаемых угроз культурного уничтожения и социальной дезинтеграции») кажется нам не совсем точным. Скорее, прежний имидж и трудная история адаев дают им в глазах казахов полномочия или (легитимность) призывать к единству перед лицом внешних угроз, реальных и виртуальных.

[1] MAURIZIO TOTARO. Fire and oil in western Kazakhstan’s “spiritual renovation”// https://www.opendemocracy.net/od-russia/maurizio-totaro/fire-and-oil-in-western-kazakhstan

[2] Серікбол Қондыбай. Маңғыстау-нама. Алматы, 2006. С.45-66.

[3] Ю.А. Аверьянов.  Хаджи Бекташ Вели и суфийское братсов бекташийа. М., Марджани. 2011.

[4] Зира Наурзбаева. Вечное небо казахов. Алматы, 2013.

[5] Кондыбай С. Маңғыстау-нама. Алматы, 2006

[6] Спан А. Насибкали Марабаев. Признание. Перевод Б. Жумалиевой. Алматы. 2008. С. 150.

[7] Там же.

[8] Ә.Спан, С.Жұбаев. Ер Төлеп. Алматы, 2003.

[9] Әбілқайыр Ыспан. Сүйінғара. Алматы, 2006. 140-147 б.

[10] Зира Наурзбаева. Мифологический образ морской лошади и имя батыра Сюйингара// Вечное небо казахов. Алматы, 2013.

[11] Рукопись воспоминаний Ж.Наурзбаева (1932-2017), двоюродного племянника Амана.

[12] Серікбол Қондыбай. Маңғыстаудың жер-су атаулары (публикации в газетах 1991-93 годов).

[13] Из беседы автора с двоюродной сестрой, дочерью Шаупен-апа Несибели.

[14] Зира Наурзбаева. Четыре облака. Алматы, 2017. С.451-476.

[15] Алибек Кажгалиулы. Органон орнамента. 2003. С. 271.

[16] С.Қондыбай. Эстетика ландшафтов Мангыстау: перспективы развития туризма. Алматы, 2005. С. 147.

[17] С.Қондыбай. Маңғыстау мен Үстірттің киелі орындары («Святые места Мангыстау и Устюрта»). Алматы, 2000.

[18] http://otpan.kz/kz/amal?title=amal_merekesyi_2018_316&page=

[19] https://elana.kz/%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D0%BB-%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%88%D2%9B%D0%B0-%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B0%D2%9B-%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%B5

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*