Отзыв на книгу Серикбола Кондыбая “Введение в казахскую мифологию”

Книга Кондыбая

ПИСЬМО СЕРИКБОЛУ КОНДЫБАЕВУ

Сәлем, Серiкбол!

Как у тебя дела, здоровье? Надеюсь, что  все у вас нормально. У нас все идет своим чередом. Талас работает над романом о судьбе традиционного музыканта в современном мире.  За последнее Книга Кондыбаявремя  я написала две объемные статьи и только после этого систематически засела за твою книгу ”Введение…”, которую нам передала твоя сестренка.  Как обнаружилось, очень многие вещи, о которых я писала в последних статьях, например об аруахах, ты уже осветил несколько лет назад. Я этого не знала, поэтому в статьях нет ссылок на тебя.  В дальнейшем, особенно в книге о тенгрианстве, которую я надеюсь все-таки допишу, ссылки будут обязательно. Точнее, в рукописи уже есть ссылки на твои статьи в “Алтын Орде”. Я так специально пишу об этом,  потому что прочитав твою книгу, я поняла источник внезапных “открытий” некоторых авторов. Ну да Бог им судья. Свой научный приоритет ты закрепил в книгах, а своровать они способны каплю из океана твоих открытий.

Думаю, ты сыт общими бессодержательными комплиментами в свой адрес. Поэтому буду кратка в своих похвалах. Хочется отметить аналитический склад мышления. Больше всего в твоей работе мне понравился систематический подход к решению проблем мифологии. Это для казахов совершенно ново. В частности, я и сама склонна “ходить конем” (выражаясь шахматным языком), писать только о том, что мне очень интересно. Местами ты напоминаешь мне О.Фрейденберг: любой, самый сложный мифлогический комплекс она раскладывает на атомы и сводит его к тотемизму, жертвоприношению тотема и пр. Ты же  например выявляешь в самых запутанных генеалогических мифах их космогоническое ядро. Если пунктик Фрейденберг – тотемизм, то твой – “огненное пространство”, “огненный космический зародыш”. Надеюсь, что эта шутка не задевает тебя, ведь как ты очень верно указываешь, твоя работа заключается в создании систематических основ исследования казахской мифологии. Кроме того, сравнение с О.Фрейденберг – великим русским исследователем ХХ века, чьи заслуги  часто замалчиваются, а открытия используются втихую, — это комплимент. Мне кажется, назрела необходимость переиздания  “Введения”, возможно в переработанном расширенном варианте.

Было бы полезно основать постоянную книжную серию по истории, мифологии, традиционной культуре, идеологии с высоким научным уровнем. Серию, в которой каждая книга будет открытием, наподобие серии “Главной редакции восточной литературы” в Москве.  Частично переиздания, но в основом новые вещи…

Возвращаясь к твоей книге, хороша идея мифологического словаря. Некоторые  лингвистические анализы отследить у меня не хватает знаний. Особенно понравились главы “Күн мифологиясы” и “Дуалистiк мифология”. Совершенно новое революционное толкование мифа об Алаше. Уже зная эту твою трактовку, в “Мифологическом словаре” начинаешь замечать солнечные героев, покрытых сыпью, таких как некий Тувале. То есть это закономерность.

Приведенные тобой факты о драконе-змее в принципе были нам известны и до этого, но выстроенные тобой в одну стройную концепцию о тотемной природе дракона у тюрков, они получают совершенно новое, неожиданное освещение, поднимаются на уровень  эвристического метода, который мы будем обязательно использовать в дальнейшем , в том числе и для историософских разработок. Тем более, что у “арийцев” змееборческая мифология занимает важное место. Ты пишешь, что когда в казахских сказках образ дракона заимствован, его имя имеет корень “Мар-Март”. В анализируемой  Таласом в “Жылан қайыс” сказке “Тысяча и одной ночи” “Малике-и-Маран”   змею действительно зовут “Царица Маран”, ее мудрость и знания иранский чернокнижник хочет получить через предательство и убийство (возможно, это имеет отношение к концепции М.Элиаде о “убиенном божестве”, полагающем начало процессу инициации) …

Хотела бы высказать критическое мнение о концепции зороастризма как основы кочевой традиции, будь-то тенгрианство, митраизм или суфизм. Безусловно, иранская мифология, в частности  зороастризм несли многие элементы общей для всех традиции. Кроме того, они не могли не иметь общих мест с тюркской традицией, хотя бы в связи  географическим фактором. Присутствовал взаимообмен. Тем более, что туманно само происхождение Заратустры. Но формулировать концепцию так, как это делает А.Акишев нельзя. Во-первых, по чисто идеологическим соображениям. Пойми меня правильно, Серiкбол. Я не пытаюсь науку подминать под идеологию. Но абсолютной истины в науке, тем более гуманитарной, не бывает. Материал всегда интерпретируется кем-то (я уже не говорю о том, что даже современная физика признает эффект наблюдателя). А рассматриваемый вопрос очень щепетилен, его можно толковать по-разному, и если учесть его огромную важность для национального самосознания, подобная формулировка просто неприемлима. Во-вторых, основная характеристика зороастризма – абсолютное противопоставление, абсолютный дуализм двух мировых начал, все в мире делится по принципу отношения к этим началам. У кочевников дуальное мышление, дуальная мифология, разумеется, существуют, но дуальные начала рассматриваются как взаимодействующие, взаимодополняющие, их противоположность не абсолютизируется, как у иранцев. Совершенно незороастрийское, диалектическое  восприятие мира. Потом мелкие детали: для зороастризма ночные птицы филин и сова – птицы Ахримана, которых надо уничтожать. У казахов ночные эти птицы всегда почитались. И такой список при желании можно продолжить.

Вообще, как кочевники могли принять веру, в которой они сами рассматриваются как представители абсолютного зла? Скорее, можно предположить, что Зороастр выстраивал свою систему, отталкиваясь от представлений кочевников как от негатива. Кстати, твое версия объяснения противоречивого образа Кангхи в зороастризме как наложения идеализации Зороастра и отношения иранцев к реальному вражескому городу великолепна. Солнечная природа Козы понятна, но твоя этимологизация его имени (“көз” – солнце) очень порадовала.

Возвращаясь к теме зороастризма, читая рукопись о Коркуте (отправляю ее  на дискете), ты увидишь, что Митра фактически соответствует первой ипостаси Коркута – Камню (информация Таласа). Интересно, что именно Зороастр ввел мотив, связывающий Митру с камнем, скалой, которого в авестизме не было, но он же “опустил” Митру, сделал его чем-то третьеразрядным, не включив в семерку ближайших помощников Ахура-Мазды Амеша-Спента. Это еще один тезис против отождествления зороастризма с кочевой традицией. Твой термин “алашизм” имеет смысл, тем более что и Коркут обладает солнечной огненной природой (Старики говорили “Все мы сделаны из огненного тела Тенгри, и все мы уйдем в огонь” – информация Таласа). Но для уха, возможно с непривычки, звучит диковато. Тем более “–изм” предполагает вербальное (бумажное) оформление, чего не было. Взаимоотношения Тенгри и Коркута (или Алаша) можно рассматривать под углом концепции М.Элиаде об отдыхающем и убиенном богах.

 В Москве планируется издать собр. сочинений этого великого историка религий, но к сожалению они не включили в план его работу по центральноазиатской мифологии “Орел и змея”. (Ее нет и в Интернете, даже на английском). Кстати, к раасматриваемому тобой мотиву младшей сестры: если Коркута можно связать с Орлом, то его младшая сестра (!) приносит ему вместе с едой в сумке змею (!) или каракурта, от которого он и погибает. Карындас Коркута в мифологии рассматривается как женщина с овечьей головой,покровительница домбрового искусства. Она дает душу домбре традиционного домбриста (мнформация Таласа), в кельтской мифологии есть параллельный образ девушки со свиной головой, живущей в ином мире – “стране под холмами”, “стране под волнами”, покровительницы музыки. Карындас явно сама обладает змеиной природой, и в легендах содержится намек на ее инцест с Коркутом (Коркут просит похоронить его с выглядывающим из могилы большим пальцем ноги в наказание за то, что во время бури он случайно задел им сестру). Талас считает, что вообше все эти легенды про антропоморфного Коркута придуманы мусульманами, но мне кажется, в них есть и истинная основа. В отдельной главе книги я собираюсь развить тему метафизики полов. В символизме карындас, которая всегда как тень сопутствует батыру, поцеловав которую, герой забывает о своей невесте\жене, скрыто представление о раздвоение единого начала на противоположности мужское\женское, старший\младший, поэтому казахский смысл “карындас” глубже и богаче, чем простое общетюркское “единоутробные”. Находя себе невесту в другом мире, батыр разрывает границу замкнутого мира (в Таласбековской статье “Казахский эпос: Человеческий дух в поисках изначального смысла” рассматривается мотив об инцестуальном подтексте взаимоотношений Козы со своей матерью. Существуют варианты эпоса, в которых мать прямо предлагает Козы инцест, чтобы он не отправлялся в далекий путь. Эта статья, реконструирующая традиционные казахские методы интепретации эпоса, была написана Таласбеком в конце 70-х в качестве дипломной работы на филфаке КазПИ, за нее он чуть не вылетел из института, а потом был подвергнут остракизму нашими “мифологами”. Как теперь можно судить, подобный подход к анализу мифологии в середине ХХ в. осуществил К.Г.Юнг, но у казахов-то он существовал с незапамятных времен. А похожая трактовка инцестуальных мотивов есть у Э.Фромма ).

Мое письмо затягивается, но “виной” этому твоя книга, богатая содержанием. Постараюсь быть короче, поэтому буду формулировать по пунктам замечания и информацию в связи с развиваемыми тобой гипотезами (то, что я называю в письме “твои гипотезами, концепциями, этимологизациями” и пр. более точно было бы назвать “твоими открытиями”. Вообще, хочется отметить некоторое “однообразие” книги в духе анекдота моего детства. Если помнишь, в хоккейной команде ЦСКА была знаменитая тройка нападающих Фетисов, Касатонов и (если не ошибаюсь) Макаров. Анекдот такой. Комментатор матча: “Фетисов-Касатонов-Макаров-гол! Макаров-Касатонов-Фетисов-гол!  Касатонов-Макаров-Иванов (?!)-Фетисов-гол! Однообразно играют сегодня армейцы”. Твои открытия подобны однообразным голам этих нападающих. Некоторые имеющиеся у меня  замечания можно сравнить с неожиданным появлением Иванова.)

1.Твой анализ индоевропейских мифологических понятий чрез тюркские очень плодотворен. До этого в тюркской лингвистике существовал колониальный постулат: исток тюркского понятия нужно хорошенько поискать у индоевропейцев, и только если ничего  похожего не найдется, с оговорками признать его тюркское происхождение; если тюркское происхождение “арийской” лексики говорит само за себя, признать это случайным фонетическим совпадением. Шаңырак происходит от  санск.”чакра” – колесо и т.д. Информация для тебя: начальное значение слова “карма” – действие. В тюркском “қар” имеет значение рука, предплечье, отсюда “кәрi жiлiк”, “қару”, “оңғар\ борунғар и жоңғар” – правое и левое крыло войск.  В дравидском “гар” – рука, в протошумерском “гар”- суффикс, имеющий то же значение, что у нас “гер\кер” – профессия и пр. В санскрите похоже этого нет… Талас передает сәлем:  ср. ваджра (молния, копье, скипетр) с турецким жерит (копье). Вообще корень жр – разрывать, а также создавать (в книге О.Фрейденберг “Миф и литература древности” разрабатывается логика мифологического мышления и образования лексических рядов от простого корня, показывается единство этого процесса на конкретных примерах латинского, греческого и пр. Даже с моими знаниями казахского заметила, что для нас она  подходит один к одному. В частности “разрывание тотема” – “эпос” – “доля тотема, раздаваемая потомкам”: жырту-жыр-жыртыс и т.д.

2. Весьма сомнительно, что индоевропейцы покорили тюрков, наверное, можно предположить и другие способы заимствования ими лексемы “ар”. То, что этот корень тюркский или, по крайней мере, существовал  у тюрков искони, а не был заимствован ими у индоевропейцев, я полностью согласна.

3. В связи с темой оружие-огонь-жизнь: у меня в диссертации анализируется оружие как ипостась эпического батыра. В “Махабхарате” есть эпизод, когда 5 братьев Пандавов возвращаются на родину скрытно, и чтобы их не узнали, влезают на дерево и прячут на нем свое оружие. После этого они совершенно меняются (бабник поступает на должность евнуха в гарем, обжора становится поваром, царственный брат становится покорным слугой). Оружие – их суть, их природа. Кстати, под деревом их кто-то замечает и спрашивает, что они делали на дереве. Они шутят:”Повесили на дереве свою 180-летнюю мать”. Алпамыс  вешает Мыстан на дерево в этом же возрасте. В диссертации я показала, что Мыстан – жрица древнего культа и теневой аспект матери батыра (Алпамыс, Бамсы, Мангус, Манас, Мыстан – корень мыс. Возможно, он связан с медью, но имеет еще значение какой-то внутренней силы “мыс басты”и пр.)

4. Представление о нескольких душах не обязательно связано с этногенезом, объединением разных племен. В “Традиционном мировоззрении тюрков Южной Сибири” эта тема очень хорошо разработана на сибирских материалах. В гностицизме например тоже было прдставление о трансцедентном духе, который опускаясь на землю, на каждом из семи небес получает от демиурга этого неба (этой планеты) новую оболочку, новую душу ( так что человеческая душа представляет как бы матрешку) или какой-то новый элемент своей души. Сегодня принято говорить о множественных телах человека: физическом, астральном, кармическом, ментальном и пр.

5. “Каракус – ворон” вообще удивил меня. Талас же категорически говорит, что каракус – это не то, и не другое, а темно-коричневая, почти черная птица с розовым подкрылком, которая ворует кур и цыплят и иногда дерется с петухом. В справочнике “Птицы Казахстана” указано, что каракус – это орел-могильник, вес 3-4 кг, окраска темно-бурая, у взрослой птицы светло-желтая, охристая голова, на плечах белые пятна. Гнездится на деревьях (!), если нет крупных, то хотя бы на вершинах мелких , охотится на мелкую дичь, птиц и змей (!)  Таласбековский “курий враг” и орел-могильник вроде бы похожи. Распространен по всей территории Казахстана, кроме высокогорья и безводных пустныь. На Мангышлаке наверное не водится, а потому там название каракус присвоено ворону? К могилам вроде бы никакого отношения не имеет. Т.е. это название на русском скорее всего связано с мифологией. Конечно, реальная птица мало имеет отношения к мифологической, но все-таки этот вопрос стоит уточнить. Алып Каракус имеет двойственный характер. Н.Шаханова (которя в своей книге “Мир традиционной культуры казахов” также придерживается версии о орле-могильнике) приводит поверье, что она сидит на шаныраке (!) во время родов и может украсть душу ребенка или женщины, поэтому чтобы отпугнуть ее, в юрте желательно во время родов иметь беркута. А.Диваев приводит легенду о происхождении крылатой Кумай от Ит-Ала-каз, птицы, которая гнездится на куполе мазара на вершине горы и улетает, из яиц вылупляются крылатые щенки , которые большей частью умирают от жажды, иногда выживает один щенок. Это и есть Кумай. Связь алып каракус и Италаказ с шаныраком очевидна, так что твоя этимологизация Симурга (Шаңырақ – Шаңұрұқ – Самрұқ) очень перспективна. Птицесобака Симург в иранском суфизме живет на вершине светящегося дерева Туба (символ Солнца) на вершине горы Меру.  Орел-могильник относится к семейству ястребиных. В алтайских сказках упоминаются ястребы (читала в русском переводе, так что уточнить не могу), которые служат злому герою (амбивалентность Каракус) и сидят у него на шаныраке юрты (!). Буду рада, если тебе пригодится эта информация.

6. Ты превращаешь с легкостью 6 сыновей в 4, почему же тебя смущает этимология “мушель” – “он жыл”. Кстати, насколько она верна? Мне кажется,  12 муше – мушель, так же как 12 жiлiк – жыл. Ерик Кокеев считает, что “улу” в мушеле – это не улитка, и даже не дракон, а мамонт. Мешин тоже скорее всего заменил другое название.

7. В связи с твоей концепцией о тотемной природе дракона у тюрков посмотри в “Мифологическом словаре” Тугарин – дракон и половец. Вообще, русский фольклор, его отрицательные персонажи надо разрабатывать. Серый волк, Сивка-Бурка, Баба-Яга, гуси-лебеди и Кощей Бессмертный. Он прячет душу, как многие герои казахских сказок. В русском и европейском фольклоре ничего такого больше встречать не приходилось. Он изображается как скелет (твоя этимология “аруах” –  “арық”- бесплотный. Можно сказать, что в этой этимологии присутствует зародыш аскетических духовных практик человечества). У сибирских шаманов на костюме часто рисовался скелет. Вообще, роль кости как сущности жизни характерна для охотничьих и скотоводческих народов (см.“Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири”). У эскимосских шаманов и на Тибете существует практика медитации на свой скелет. А.Снисаренко пишет, что образ Кощея (разумеется по его мнению этимология никакого отношения к  кочевникам не имеет) появился в Киевской Руси и представлялся как гигантская щука, уволакивающая славян в свою подводную нору в Днепре.

8. Привет от Таласа: жены батыров Баршын, Куртка – женская форма от “бөрi” и “қурт” (волк, но, кто его знает, может быть где-то еще и змей)

9. Гипотеза об одноглазых как солнечных героях очень интересна.  Информация от Таласа. Когда-то, чтобы помочь своему народу, абызы выкалывали себе два глаза, лишались физического зрения, взамен получая духовное, открывая третий глаз (на лбу). Они жили уединенно, вдали от людей. В сложных ситуациях ханы отправляли к ним гонцов за советом. Этот обычай сохранился у украинских кобзарей (жырау), которые при посвящении в кобзари лишали себя зрения. Отсюда в украинской литературе постоянный образ слепого кобзаря с мальчиком-поводырем (А.Мухамбетова). Сыр-Дарьинский жырау и исследователь Берик Жусупов говорит, что на старинных кладбищах на Сыре на могилах сал-сери , жырау  и т.п. на камнях высечены кресты (тоже солнечный символ). Он предполагает, что “касқыр” происходит от “қасқа ер”.Распространенное прозвище собак с метиной на лбу содержит корень “Қасқа”. При варке бараньей головы (солн. символ) на лбу  делают насечку в форме креста. Конечно, она имеет практический смысл, но возможно за ним кроется и символический…

Вот, кажется, наиболее важная информация , которая всплыла у меня при прочтении твоей книги в связи с развиваемыми тобой гипотезами. Надеюсь, ты сможешь использовать ее в дальнейшей работе Если у тебя есть возможность, вышли нам еще несколько экземпляров книги, мы бы их раздали понимающим людям. Еще раз, подумай о переиздании, тем более, что тираж разошелся у вас в ауле, но не попал в книжные магазины.

С пожеланиями всего самого наилучшего и с приветами от Таласа
Зира  Наурзбаева.

Алматы, 22 января 2002 г.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*