Казахстанский книжный рынок: обворовывая собственное будущее

gjhnhtn Kbkb Rfkfec

О криминале, кумовстве, непрофессионализме в книгоиздании и книготорговле, о грантовой игле и литературных сектах, о равнодушии и гражданском чувстве рассуждает прозаик, поэт и художник, главный редактор журнала «Книголюб»  Лиля Калаус

А был ли мальчик…
gjhnhtn Kbkb Rfkfec

Лиля, первый вопрос к Вам – существует ли в реальности объект нашей беседы – казахстанский книжный рынок? Понятно, что у нас есть книжные магазины, издательства, типографии, есть авторы и читатели. Но есть ли у нас система, когда товар – книга – производится для потребителя, и потребитель – читатель этот товар выбирает и приобретает среди других подобных товаров?  

В какой-то степени – да. В сегменте образовательной, детской и краеведческой литературы. Производство учебников и словарей мы освоили довольно неплохо, этим занимаются не только гиганты, такие, как «Атамура», но и средние и мелкие издательства. О конкуренции говорить не приходится, потому что этот сегмент рынка очень мобильный – люди всегда учатся, поколения сменяют поколения, и, скорее, хороших учебников всегда не хватает. Детская литература и краеведение отстают в области полиграфического качества и текстов, но худо-бедно продаются. Первые – потому что немного дешевле, чем дико дорогая российская детская продукция (да и выпускаются на казахском, русском и даже английском языках), вторые – потому что особого выбора нет.
В области художественной литературы и non-fiction картина совсем другая. Здесь мы видим малые тиражи, отсутствие книг в книжных магазинах и библиотеках, плохое полиграфическое качество книг, невиданный расцвет графомании и литературного сектантства и – самое главное – отсутствие настоящих издательских проектов. Т.е., авторы вынуждены выпускать книги за свой счет или за счет спонсоров, а продвижением книг на рынок и рекламой их не занимается никто.

 Создается впечатление, что наши издательства даже и не пытаются работать на рынок. Часть из них пристроилась к государственному тендеру и выпускает книги по госзаказу, другая часть работает по частным заказам, т.е. издает книги на деньги автора, отдает ему тираж и, как говорится,  «до свиданья».

Да, так и происходит. Эта система работы приносит быстрые деньги без особых хлопот, а человек всегда ищет легкие пути. К сожалению, на сегодняшний день мы пожинаем плоды этой деятельности: профессионалов в области полиграфии и редактуры в городе почти не осталось. У нас есть огромное количество копирайтеров и дизайнеров (самопальных, конечно, но очень «крутых»). А обложки у книг страшные, напечатано плохо, верстка безграмотна и не соответствует ни одному ГОСТу, корректора и редактора днем с огнем не сыщешь. Впрочем, если книжка делается на средства автора, он всегда рад сэкономить на дизайнере, корректоре, редакторе, не понимая, что обрекает свою книгу на жалкое существование.
Почему наши  издательства осторожничают? Конечно, дело в деньгах. Издание книг – весьма дорогостоящий процесс, а если прибавить средства на рекламу и продвижение на рынок… В общем, издателей можно понять. По-человечески. Но! Хотя бы 2-3 книги в год за свой счет всегда можно сделать (наших авторов, я имею в виду). Хотя бы с 2-3 книжными магазинами договориться всегда можно. И журналистов привлечь. Объединиться, наконец, друг с другом. Продумать стратегию. Поболеть душой за наши книги и наших авторов. Вот этого – почти нет, пусть никто из издателей на меня не обижается. Наше издательство «Искандер» в уходящем году выпустило за свой счет десяток книг – малыми тиражами, конечно, но мне ни за одну из них не стыдно. Мы договорились с сетью магазинов «Меломан» — продаем через них книжки. Это, конечно, немного, но ведь сделано! Значит, возможно… Но один в поле – не воин. Так что картина в целом остается прежней.
Я несколько лет пыталась подтянуть издательства к своему «Книголюбу», позиционировавшемуся тогда как газета о книгах и книжном рынке, давала информацию о новинках, планах и специфике, даже координаты размещала – все бесплатно! Но не преуспела. То ли я плохая, то ли это и вправду никому не нужно. Год назад организаторы Московской международной книжной ярмарки предложили нам сотрудничество: попросили сформировать стенд с казахстанской литературой non-fiction, московское правительство в виде исключения оплачивало этот стенд.

И что?

Да ничего. Я обзвонила алматинские издательства с просьбой предоставить свои книги для участия в ярмарке, опять же совершенно бесплатно, более того, я обязывалась выплатить деньги, если книги купят в Москве. В издательствах к этому моему предложению отнеслись, мягко говоря, без интереса.

Эх, ярмарка…

Я не понимаю. Участие в ММКВЯ стоит немалых денег для издательств, а здесь возможность прорекламировать свою продукцию бесплатно. Как-то эту свою незаинтересованность Ваши коллеги объяснили?

Да, они считали, что в Москве их продукция не будет интересна, что перспектив на российском рынке для них нет.

Возможно, они правы?

Знаете, в конце концов я повезла на эту выставку свой журнал «Книголюб», номера издававшегося тогда культурологического альманаха «Рух-Мирас» и предоставленные редакцией альманаха книги их авторов – «Краткий словарь казахской мифологии» Серикбола Кондыбая и «Органон орнамента» Алибека Кажгалиулы. Так вот, все эти издания были раскуплены еще до официального открытия выставки. Был смешной эпизод, когда покупатель, которому не досталась книга «Органон орнамента», обвинил меня в том, что я продавала книгу по заниженной цене. И ведь в чем-то он был прав! Поневоле подобные издания – уникальны, и это может увеличить их стоимость в разы! Я тогда этого не учла…

Да, наши алматинские книготорговцы оказались смекалистее Вас. Я в свое время эту книгу купила у автора за тысячу тенге, а в магазинах она стоила от 1800 и до 6000. Кстати, Вашими покупателями были московские казахи или специалисты по Центральной Азии?

Ни то и ни другое. Раньше всех к нашему стенду добрались книголюбы, коллекционирующие страноведческую литературу.
Я понимаю, куда вы клоните: имеет ли смысл нашим издательствам тратить серьезные деньги на свое позиционирование в России, а вдруг их продукция заинтересует лишь отдельных коллекционеров и ностальгирующих представителей диаспор?
Я много думала над этой проблемой и пришла к таким выводам:
1. Отдельно взятому издательству ездить в Россию со своими книгами, — все равно, что в Тулу со своим самоваром, – действительно, накладно и  малоэффективно (учитывая и градус ксенофобии российского общества).
2. Наши издательства отказываются от участия в российском книжном рынке не только из соображений экономии, но и по причинам политическим (нежелание сотрудничать с «оккупантами»); профессиональным (отсутствие менеджмента и рекламы, а также должного качества выпускаемых книг); языковым (издание книг только на казахском языке).
3. Наши книги в русскоязычном мире нужны – в одной России сотни библиотек и вузов, которые с радостью приобрели бы книги о нашей стране, да и тех же коллекционеров не так уж и мало. Во всяком случае, их число никак не меньше средних тиражей казахстанских книг (от 500 до 5000 экз.)
4. Сотрудничать с Россией необходимо не только по причинам экономическим, но и гуманитарным: много лет наше общество связано с мировой культурой через посредничество России, русского языка. Сейчас эта связь практически оборвалась. Причин тому много, но не будем отрицать очевидное: как бы мало мы не интересовали (в культурном плане) Россию, другие страны мира мы не интересуем ВООБЩЕ. Разве что на уровне нацколорита для туристов.
Искать другого посредника можно, но дело это трудное и долгое, опять же любое культурное посредничество обязательно сопутствует экономическим и политическим процессам. Короче говоря, мы сейчас находимся  в положении перепачкавшегося человека, который пытается обменять мыло на шило в надежде сшить себе  когда-нибудь грязеотталкивающую одежду…
5. Сотрудничество предполагает обоюдную деятельность, нельзя же сотрудничать с кем-то в одиночестве? А политика наших издательств, книжных магазинов, да и государства как раз односторонняя. Мы строим громадные книжные магазины, которые забиты российским трэшем, гламуром, короче говоря, развлекательным мусором. Наша литература не только не продается в России, но и у нас-то почти не продается! Так что макулатурные издательства России и книжные базы типа Топ-книги – вот, кто нагревает руки на нашем рынке. Конечно, у нас выходят книги, и далеко не вся продукция наших издательств – коммерческий или государственный заказ. Но таких изданий очень и очень мало…
5. Что можно сделать в такой ситуации? Только объединяться и просить государственной поддержки. И сообща продвигать нашу продукцию на ярмарки, фестивали, мировой книжный рынок. Но – увы! Объединяться-то мы как раз и не любим. Ведь кто-то обязательно захочет стать первым среди равных?..

Таким образом, Казахстан не участвует в международных книжных ярмарках?

Нет, почему же, участвует. Всегда есть стенд издательства «Алматы кiтап», в прошлом году, кажется, ездило еще издательство «Дайк-пресс» — я имею в виду самую крупную московскую ярмарку – сентябрьскую. Во Франкфурт и другую дальнюю заграницу также ездит «Алматы кiтап», но насколько регулярно – неизвестно. Вообще, эта тема почти не освещается нашими СМИ, поэтому кто и куда ездит, а главное – с каким результатом – неизвестно.

А как Вы оцениваете книжные ярмарки в Алматы?

Знаете, мы все так воспитаны (к сожалению), что очень часто говорим не то, что думаем, а то, что положено из вежливости или чинопочитания. Увы, я тоже небезгрешна. Долгое время я высказывалась и в отношении наших ярмарок, и наших литжурналов для домов престарелых и литературных молодежных сект слишком политкорректно. Мол, на безрыбье и рак рыба, если никто, кроме – так пусть хоть эти, имитация деятельности – тоже деятельность и пр. Сейчас мне невыносимо стыдно за свою «толерантность», на поверку оказавшуюся обыкновенным словоблудием.
Сейчас я готова откровенно признать: наши книжные ярмарки просто одно большое раздутое очковтирательство. Во всем мире книжные ярмарки существуют для того, чтобы:
1.    Продвинуть отечественного производителя, т.е., это такая большая общая рекламная компания.
2.    Выдать литературные и книжные (полиграфические) премии, опять же чтобы стимулировать отечественных производителей;
3.    Привлечь отечественных читателей и пропагандировать чтение среди соотечественников;
4.    Крепить международные культурные связи, инициировать межнациональные гуманитарные проекты.
Чтобы достичь этих целей, на ярмарках организуются семинары, пресс-конференции, мастер-классы известных авторов, встречи со знаменитыми писателями, литературные чтения и книжные презентации. Ярмарки проходят в выходные дни, цены на книги всегда ниже на порядок, чем в книжных магазинах города. Дипломы и сертификаты выдаются по решению высококвалифицированной комиссии при большом стечении народа и прессы. По городу размещена тотальная реклама ярмарки.
Теперь посмотрим, как организовывались три прошедшие с 2001 г. наши ярмарки «По Великому Шелковому пути».
1.    Рекламы ярмарок не было вообще. Организаторы (Ассоциация книгоиздателей и книгораспространителей Казахстана) мотивировали это отсутствием средств. Зачем тогда вообще было связываться с таким проектом? Кстати, бессменный организатор выставок – Э.Н. Баталова, директор издательства «Алматы кiтап».
2.    Ярмарки всегда проходили в БУДНИЕ дни. Легко ли алматинцу выбраться в рабочее время по пробкам на книжную ярмарку?..
3.    Цены на книги были на порядок ВЫШЕ, чем в книжных магазинах. Или, по крайней мере, такие же.
4.    Из почетных гостей либо не было никого, либо – как в этом году – были приглашены двое, детективщица Татьяна Устинова и фантаст Василий Головачев. Причем, пригласила их не дирекция ярмарки, а отдельные владельцы стендов. В результате Устинова гуляла по ярмарке в одиночестве, удивляясь отсутствию поклонников и прессы, а к Головачеву на пресс-конференцию не пришел ни один (!!!) журналист. Уверена, сотни алматинцев прискакали бы на ярмарку, бросив работу, только за автографом любимых авторов… если бы знали об их приезде из рекламы (см.п.1). Я брала интервью у обоих этих известнейших писателей, оба, не сговариваясь, ярмарку похвалили… Знаете, что их приятно поразило? Что в Казахстане люди еще книги читать умеют. Прекрасное основание для патриотической гордости!
5.    Литературные встречи с НАШИМИ писателями отсутствовали.
6.    Я была в составе комиссии по распределению почетных сертификатов ярмарки. Их раздавали как серьги сестрицам – каждому участнику, чтобы никто не обиделся.
7.    Семинары и пресс-конференции, весьма немногочисленные и официозно нудные, происходили тоже по известному сценарию: в зале сидели только приверженцы той или иной литературной секты числом от 5 до 7 человек.
8.    Пресса ограничилась краткими информационными сообщениями об открытии ярмарок. Впрочем, отсутствие у нас литературной публицистики и литературной критики очевидно, это тема для отдельного разговора.

Вернемся к теме. В предыдущей беседе  Вы говорили, что сравнивая наш потенциальный рынок с российским (15 млн. человек против 150 млн. в России) и делая пессимистический вывод о невозможности полноценного книжного рынка в Казахстане, мы совершаем грубую ошибку?

Да, все познается в сравнении. Население Финляндии в три раза меньше казахстанского, финны поголовно владеют английским и другими европейскими языками, читают издающиеся в других странах книги, тем не менее, издается и покупается огромное количество книг по самым разным отраслям. Писатели вполне имеют возможность безбедно жить на гонорары.
Потому что общество уважает национальную литературу, покупает книжки своих издательств. Потому что обществу прививается не квасной патриотизм, замешанный на ксенофобии, а уважение к культуре народа и страны. Именно этим европейская демократия отличается от нашей. Для нас уважение культурных ценностей это всегда двусторонняя медаль: с одной стороны – впадание в тотальный традиционализм и выстраивание культурных и языковых барьеров, с другой – провинциальное пренебрежение «своими», мол, что наши могут понаписать?
И кого в обществе заботит судьба писателя? Может быть, благотворительные фонды? Или политиков? Или чиновников? Или владельцев книжных магазинов? Или… нас? Читателей? Вот и покупаем в наших книжных магазинах российский трэш. Попутно обливая грязью Россию… за распространение литературной макулатуры.
Возвращаясь к Вашему вопросу – выход из этой ситуации есть. Дело как раз не в количестве, а в качестве литературных произведений, а с этим у нас (пока еще) все в порядке. Но выход находится примерно там же, куда ведут поиски пробуждения гражданского сознания в каждом из нас… Это долгая и трудная дорога к чувству долга перед обществом, гражданской совести, политкорректности, собственного достоинства и уважения своих и чужих культурных ценностей.
Наверное, должны возникнуть общественные организации и объединения, озабоченные судьбой чтения и  литературы, а не политикой и коммерцией… Подождем?

Об авторе бедном…

Попробуем рассмотреть эту цепочку с самого начала. Итак, представим, что я – автор. Написала книгу, которая, как мне кажется, будет интересна определенному кругу читателей. Могу ли я зайти с улицы в любое издательство и предложить свою рукопись? Разумеется, у меня нет денег на издание моей книги. Более того, поскольку мы на рынке, я хотела бы получить гонорар за свой труд. Меня отправят куда подальше?

Не обязательно. Если эта книга покажется издательству прибыльной, вполне возможны заключение контракта, выплата гонорара и даже высокие тиражи. Другое дело, что таких многообещающих издательских направлений у нас очень мало. Это в какой-то степени краеведение, отечественные история и культурология, но самое главное – учебники, справочники и словари.
Если речь идет о художественной литературе, то… отправят J

А если я написала потенциальный бестселлер? И могу такие бестселлеры выпекать как пирожки, захочет ли какое-нибудь казахстанское  издательство вложить деньги в мою раскрутку?

Боюсь, что нет. Для того, чтобы оценить шансы проекта на рынке (напомню, заваленном российскими дешевыми и уже раскрученными российскими СМИ, ТВ и Интернетом бестселлерами), для того, чтобы грамотно выстроить концепцию рекламы и продаж, для того, чтобы реально сотрудничать с книжными магазинами, надо прежде всего быть… профессионалами. Ужас в том, что наши издатели просто не умеют всего этого делать. Они даже и книжки почти разучились делать хорошо, по всем правилам полиграфического искусства. Книжный же менеджмент у нас и вовсе не востребован. И специалистов таких НЕТ НИГДЕ.
Правда, иногда за раскрутку книг берутся рекламные агентства… Нет повести печальнее на свете, чем повесть о попытках всучить книгу потребителю на основе знаний о продажах пива и сигарет…
Но в первую очередь, издательства, денег, конечно, пожалеют, да и поленятся что-то делать. Зачем напрягаться, когда заказы и так неплохо кормят?

Могу я со своей рукописью участвовать в тендере Министерства культуры, получить государственную поддержку? Вообще, как проходят эти тендеры? Иногда диву даешься, какой-нибудь автор постоянно издает и стихи, и прозу, и научно-популярные компиляции за счет гостендера, причем ни о качестве, ни даже об именитости этого автора говорить не приходится. Как это получается?

Ума не приложу 🙂 Как-то так все совпадает… В общем, двигаться надо. Дружить с кем надо, к какому надо клану принадлежать, знать конъюнктуру. Наверное. Вообще, ситуация господдержки всегда немного… пахнет, что ли. Разумеется, я не имею в виду масштабные программы по пропаганде культурных ценностей и чтения, которые как раз без госпомощи просто не будут работать – тут без всякой иронии. Я об отдельных «свободных и гордых» литераторах говорю. Уж им-то есть «с рук государевых» никак не пристало… Рано или поздно обязательно начнут «петь по заказу».
Правда, неоднозначна ситуация с литературными журналами, им трудно выживать. И все же честнее, на мой взгляд, будет показатель реальных продаж в магазинах. А то знаете, как у нас с подпиской обстоят дела: если журнал угоден чиновникам – она практически навязывается. И как тут говорить о качестве продукта?
Как это не банально, это мои убеждения, которые складывались на протяжении многих лет. Я вам больше скажу, Зауреш. Господдержка, благотворительные фонды и стипендии, конечно, необходимы, но наши деятели культуры часто подсаживаются на гранты, как на наркотик. Конечно, можно долгие годы бравировать своей расовой, гендерной или физической неполноценностью или спекулировать чувством гражданского долга, но истина очень скоро становится очевидна: искусство не делается на подачки.
На гранты можно ездить. На гранты можно делать отдельные проекты (особенно транснациональные). Конкурсы и литературные премии – это тоже разовые мероприятия. Постоянное же существование культурного института (и издательства) на гранты – нонсенс.
Хорошие книги  (и прочие предметы искусства) должны, как говорит мой соавтор Дина Горохова, хорошо продаваться в магазине. Т.е., быть актуальными, востребованными, а значит – хорошо и профессионально сделанными.
Умение писать, профессионализм, обучение литературному мастерству – это в нашей ситуации просто набор слов, шевеление воздуха. У нас практически нет профессиональных литераторов, в лучшем случае – талантливые самоучки. Эта ужасная традиция идет от великой русской литературы, где кого только нет – и врачи, и военные, и помещики, и чиновники, и служители культа, и мастеровые…
Но в России все же есть Литературный институт им. Горького, каждый год организуется множество литературных семинаров и мастер-классов… У нас есть только синекуры, литературные секты, которые растлили уже несколько поколений авторов и читателей.

Кстати, о масштабных издательских проектах, поддержанных государством, предполагающих, что большая часть тиража будет бесплатно разослана по библиотекам республики. Чаще всего библиотекам, особенно провинциальным, ничего не приходит. Есть мнение, что частные издательства договариваются с чиновниками, ведающими тендерами, и фактически печатают малую часть тиража, а разницу делят.

Никого не ловила за руку, но слухи такие ходят. Не удивлюсь, если это окажется правдой. Только вот кто установит истину? Кто проведет расследование? См. ответ на предыдущий вопрос :). Получается, что это никому не нужно, всех в обществе устраивает такая ситуация.
На самом деле, это ужасно. Мы живем в эпоху тотального равнодушия. Библиотеки – это последние гуманитарные островки, там еще есть удивительные люди, которые тратят жизнь на приобщение детей и взрослых к миру Культуры. А общество как будто не замечает этого… Не говоря уже о нечистых на руку чиновниках и издателях. Плоды такого отношения к культуре, увы, очевидны. Это все равно, что воровать у собственных детей. Мы обкрадываем их будущее, мы превращаем их в тупых и неразвитых потребителей чужих культурных ценностей – потому что свои они уже не смогут ни создать, ни понять…

Есть какая-то система – государственная, частная или общественная – для изучения спроса на книги?

По идее, этим должны заниматься Книжная палата, Национальная библиотека, Министерство культуры, Ассоциация книгоиздателей… На деле – не занимается никто. Просто это никому не нужно, никого не интересует. Книжные магазины проводят, наверное, свои исследования (тут же деньги вложены просто сумасшедшие), а результаты этих исследований мы видим на их прилавках.

Лиля, как-то Вы упомянули, что книжная отрасль – одна из наиболее криминализированных. Тогда речь шла о России, о левых тиражах раскрученных авторов, с которых издательства не платят авторские. В Казахстане, наверное, о левых тиражах говорить не приходится? Значит ли это, что у нас все чисто? Есть ли в России другие распространенные формы преступлений в этой отрасли?

Да, это естественно, если речь идет о крупных дивидендах и, с другой стороны, правовом «беспределе». В России именно такая ситуация. Там реально можно очень много денег сделать на книгоиздании, а криминал и коррупция просто чудовищны.
Но в России тем не менее идет все же борьба с пиратством.
У нас ситуация, конечно, иная. Ведь у нас монополия практически на издание учебной литературы, так что тут все законно. Но есть отдельные истории про отдельных махинаторов, которые делают пиратские тиражи учебников, например. Конкретнее ничего сказать не могу, потому что – опять же – слухи. Наше общество очень закрыто, а издательская отрасль – вообще темный лес. Все не произносят имен и просят не разглашать J Не пойму – почему? Неужели из чувства цеховой солидарности?..
Основные формы «издательской преступности» — это «левые» или «черные» — неучтенные — тиражи, которые спускаются в обход налогов и контроля «мешочникам», т.е., спекулянтам. Это нарушение авторских прав, потому что авторам в таком случае, конечно, ничего не платят. Автор может подать в суд и даже выиграть, но такие случаи – редкость. Обычно «договариваются».

Бог с ними. Вернемся к моей гипотетической авторской судьбе. Наконец, тем или иным способом, я выпустила свою книгу. Что потом? Есть ли у нас единая система книгораспространения?

Нет. Нет даже Бибколлектора, т.е., организации, которая систематизировала бы все данные о вышедших книгах, об их стоимости и рассылала бы их по библиотекам. Наши библиотеки находятся в сложной ситуации: и деньги, вроде бы, есть, а информации нет. Конечно, есть летописи Книжной палаты, но даже если они вышли в срок (1 раз в квартал), там нет указаний на цены, нет координат издательств… К тому же библиотеки обязаны приобретать книги на условиях тендера (т.е., должны выбрать между несколькими книготорговыми организациями самый дешевый вариант). Это еще больше усложняет ситуацию – представьте, какая это все волокита! Вот и выходит, что комплектация библиотек идет черепашьими темпами.
Если говорить о книжной торговле, то здесь все зависит от политики отдельно взятого книжного магазина. Некоторые принципиально не берут «самотек», т.е., книги, за которыми не стоят дружбы, родство, связи, коммерция. Некоторые берут на реализацию максимум по 10 экземпляров. И то – только от организаций. Т.е., частному лицу нереально сдать тираж на реализацию. Накрутка – минимум 30% от стоимости книги (которая изначально очень высока – полиграфические услуги дороги, бумага привозная, да и тиражи маленькие, а при маленьких тиражах себестоимость экземпляра всегда высокая, есть такой полиграфический закон). Продавать казахстанские книги у нас не хотят и не умеют. Да и вообще – фильмы и музыку продавать у нас уже научились, а книги – вон на полках стоят, что надо, то и берите.

Я сдала книгу на распространение в одну из сетей. Теперь я смогу спокойно ждать, когда тираж раскупят и меня пригласят забрать  свои деньги?

В принципе, да. Только книги могут лежать в магазинах месяцами. Рекламы-то нет. А место занимают. Так что, скорее всего, в магазине от вас постараются отделаться и хорошо, если на тот момент все ваши 10 экземпляров чудом будут раскуплены.
В общем, реализация книг – это нудная работа для человека со стальными нервами. Постоянно звонить, ходить по магазинам, упрашивать, уговаривать, проверять, и все это растянется на месяцы… Какие уж тут заработки! Конечно, большинство авторов не выдерживают.
Есть два выхода из ситуации:
1.    Основать литературную секту, чтобы ее адепты раскупали книги своих товарищей, тогда их книги тоже купят коллеги. Договориться с каким-нибудь книжным магазином о регулярных творческих встречах в его стенах (на которые реально приходят от 3 до 5 самих сектантов). Подвести под это дело идеологическую базу – что-то вроде движения «Идущие с миром» или «Молодые волки независимой литературы» и рвать гранты всюду, параллельно выстраивая красивые резюме. И так через несколько лет, глядишь, адепты секты уже проникнут всюду – на телевидение, в газеты, в журналы, за границу, в эксперты, в литературную критику, а там и своих дружков протащат… Вот это я и называю культурным растлением.
2.    Ухитриться дать тотальную рекламу книги везде и всюду – в СМИ, по ТВ, в Интернете, на остановках, на пачках молока и детских игрушках. Но очевидная дороговизна этого хода нивелирует возможную выручку от продаж.

Поэтом можешь ты не быть…

Да, я расхотела быть автором. Положим, я читатель и из газеты узнала, что состоялась презентация или просто вышла в свет нужная мне книга. Где мне искать эту книгу?

Попробуйте созвониться с издательством (если его название есть в информационном сообщении, если нет – придется искать через Национальную библиотеку или Книжную палату), вдруг оно осуществляет самостоятельную продажу книг? Иногда так бывает, прямо в офисе издательства стоит столик с продукцией. Или вам скажут, с какими книжными магазинами издательство сотрудничает. На худой конец дадут телефон автора, вдруг он сам продает свои книги. Увы, эти пещерные методы только и работают… И то – только в том случае, если речь идет о свеженькой книге. А если вы хотите найти книгу, вышедшую несколько лет назад, ваши шансы стремятся к нулю.
Можно просто обзвонить книжные магазины, но не везде вам дадут такую информацию. Впрочем, в совсем новых «навороченных» книжных есть системы компьютерного поиска по базе данных…

Где вообще я могу ознакомиться с тематическими планами издательств?

В самих издательствах, если вам эту информацию дадут. И если они, эти планы, вообще есть

Где узнать о книжных новинках по моей специальности?

Только из летописей Книжной палаты и из базы данных Национальной библиотеки (все издательства обязаны сдавать туда первые экземпляры, на деле почти никто этого не делает). Или из данных библиотек профильных вузов. Или из баз книжных магазинов… Единой справочной службы (или хотя бы Интернет-магазинов) поиска книг нет. И это очень неудобно.

Если интеллектуальное и культурное развитие страны связано с движением информации, движением книги, то казахстанцам не позавидуешь. Так мы обречены на интеллектуальный провинциализм? Какие-то вселяющие оптимизм факты или тенденции существуют? Где выход из сложившейся ситуации?

Что ж, отвечу штампом: выход, как правило, находится там же, где и вход. Мы находимся в стандартном замкнутом круге. Пока наши книги (и авторы) не станут известны у нас и за рубежом, мы не сможем выпускать их большими тиражами. А если нет больших тиражей, и нарушена система книгораспространения, то как стать известным и продаваемым автором? Когда все воруют, откуда взяться честному человеку? И как стать честным, если воруют все?..
Выход из этих выморочных кругов один: упрямо выстраивать в обществе истинные культурные и нкнижная полкаравственные ценности. Ходить в театры, библиотеки, посещать концерты и литературные вечера. Писать об этих событиях в СМИ. Приобщать к культуре детей, отваживая их от компьютерных игр. Читать детям на ночь сказки. Да и себя не запускать: пусть работа, пусть семья, пусть книги дорогие, пусть лень, но хоть одну книжку в месяц – прочесть! И детям про нее рассказать, а также – друзьям и знакомым. А потом взять и организовать клуб любителей фантастики или наоборот – поклонников дамского романа, или на худой конец – обожателей классики. А там, глядишь, книжные магазины и издательства уже начнут под нас подстраиваться. А не мы – под них…

Лиля, спасибо за интересную беседу и успехов Вам.

Опубликовано в интернет-издании «Позиция»

1 Kомментарий

  1. Хочу выпустить свою книгу. Что с ней дальше делать, ума не приложу. Мои рассказы хорошо читают на прозе.ру, но хотелось бы чтобы они принадлежали моей стране.

Комментарии закрыты.